Вы здесь

Золото моих чувств. Примирение.

Страницы

Все страницы:

- Кай, я вполне могу сам поговорить с вашим отцом. – Снова начал я, когда он остановился на светофоре. Дрей уехал на своей малышке, которую мы с большим трудом переправили сюда. Я же попросил Кая подбросить меня на практику.
- Джон, ты не понимаешь, ему это нужно больше, чем нам с тобой.
- Что ты имеешь в виду? – Его слова немного удивили меня. Кай приподнял солнечные очки и улыбнулся.
- То и имею, малыш. Дрею необходимо почувствовать себя взрослым. Этот разговор с отцом очень важен для него. Но, конечно, он делает это скорее для тебя. Чтобы ты не нервничал в присутствии Поля. Это взрослый поступок.
- Он что, комплексует по поводу возраста? – Я улыбнулся в ответ.
- Нет, конечно. Просто считает, что должен сделать это сам. И даже просил меня не вмешиваться. – Мы снова двинулись по дороге. Я задумался.
- Кай, это будет для него большим стрессом, чем для нас. – Тихо сказал я.
- Да. Но наш Золотой мальчик так решил. Позволь уж ему один раз принимать решения самому.
- Как, ты думаешь, отреагирует твой отец на эту новость? – Я специально употребил именно это единственное число. Кай прикусил губу. Признак задумчивости.
- Джон, я скажу тебе по секрету. Отец давно уже знает, что я сплю с Дреем. – Я даже рот открыл.
- И ты молчал! – Я нахмурился. А потом вспомнил, что Кай очень уж похож на своего отца. – Он тоже дает ему шанс быть взрослым?
- Да. Мы поговорили о наших отношениях почти сразу. Сразу, как только что-то начало завязываться между мной и Дреем. Отец хочет, чтобы его младший сын пришел к нему сам.
- Как он отнесся к тому, что ты гей и спишь с братом, пусть и сводным? – Мне было это очень важно, ведь впереди меня ждала реакция моей матери.
- Знаешь, это покажется странным, но он только головой покачал, а потом сказал мне, что я его сын какой бы ориентации не был. А вот по поводу Дрея и нашей сексуальной жизни… - Кай ухмыльнулся. – Скандал был знатный.
- Ты серьезно?
- Да. – Он остановил машину у трехэтажного здания. Мое место работы на ближайшие два года. Повернулся ко мне и, приподняв очки на лоб, прикоснулся к губам. – Я прошу тебя не переживать.
- Я не могу. Вы оба мне небезразличны. И Поль мне заменил отца. Он хороший человек и мне бы не хотелось, чтобы из-за меня у вас были проблемы. – Я раскрыл губы и углубил поцелуй. Кай замурчал и запустил мне руку в волосы, чуть растрепал длинные пряди. Сегодня я надел ободок, чтобы они в глаза не лезли.
- Не будет проблем. – Тихо прошептал мне в губы Кай. – Не волнуйся и покажи этим маленьким чертяткам.
- Боже, Кай, они дети!
- У меня их и так двое. Так что я знаю, что такое дети. – Он улыбался и смотрел на меня довольным взглядом. – Я заеду за тобой вечером.
- Хорошо. – Я взял с заднего сиденья кейс и поправил ободок, смотря в зеркало заднего вида. – Я люблю тебя.
- Беги, а то в первый день опаздывать неприлично, училка. – Поддразнил меня мой любимый. – Люблю.
Я вышел из машины и направился в здание. На самом деле, я хотел бы практику в колледже или хотя бы группу постарше. Но на нет, как говорится. В кабинете директора меня уже ждали и, осмотрев скептическим взглядом, пожилая заместитель директора проговорила:
- Надеюсь, завтра вы придете в более подобающем виде, молодой человек. – Я в непонимании оглядел себя. На мне был темно синий дорогой костюм. Да, не совсем простого кроя, с коротким пиджаком, напоминающим скорее курточку. Но это был пиджак. Со стоечкой и рукавами три четверти. Я же гей. Пусть не манерный мальчик. Но, простите, я живу с Дреем Браун. А это то же самое, что модельер дома. Я улыбнулся, вспомнив, как Дрей вчера целый вечер подбирал мне костюм на первый рабочий день.
И у меня язык не повернулся сказать любимому мальчику, который маниакально сверкал глазами, что в таком виде на работу меня могут не пустить.
- Чем этот вид плох? – Вежливо, без надрыва спросил я.
- Это слишком вызывающе. – Также без надрыва ответила она. – И производит такое ощущение, что Вы, месье Вилсон, гей. А у нас порядочное учебное заведение.
- То есть, если бы я был гей, Вы бы, мадам Пьюси, не взяли меня на практику? – Мы продвигались по длинному и светлому коридору к классу.
- Ну что Вы, месье Вилсон, с Вашими рекомендациями я бы взяла Вас на работу, даже если бы Вы были инопланетянином. – Проговорила она задорно. – Но если вы гей, то я бы лучше определила вас в другой класс… - как-то загадочно закончила она. Я не успел спросить, меня просто пихнули в кабинет, и зашли следом. И уже таким холодным голосом объявили. – Прошу любить и жаловать, ваш, господа, новый учитель – месье Вилсон.
Я огляделся и замер. Это были не маленькие, хорошенькие ангелочки, это были достаточно взрослые школьники, лет так по пятнадцать. Переходный возраст, проблемы с родителями, отрицание взрослого влияния и полное игнорирование правил. Я мысленно чертыхнулся на трех языках!
- Доброе утро. – Тишина и только коварно горящие глаза, я сглотнул. Модам Пьюси похлопала меня по плечу и, пожелав удачи, удалилась. Я кашлянул. – Меня зовут Джон Вилсон, с этого дня я буду вашим классным руководителем и буду вести у вас английский язык. – Они молчали.
- А ты француз? – Раздался голос с середины класса.
- Я немного старше вас, молодой человек, и попрошу чуть уважения. Обращайтесь ко мне на Вы. Ответ на ваш вопрос – нет.
Я прошел и посмотрел на стол, там лежал журнал. Детей было немного, всего восемнадцать человек. Но, по-моему, это был проблемный класс. У всех учащихся было очень много пропусков и неудов. Они что, с ума сошли давать мне в первый же год такое…
- Месье Вилсон, а урок уже десять минут как начался… - пакостно так улыбаясь, сказала девочка с первой парты.
Я вскинул голову и застыл, они вообще не собирались мне помогать, на контакт идти тем более. Но они же еще не знают, кто я. Значит, нужно показать.
Я сел на стол и улыбнулся.