Вы здесь

Золото моих чувств. Примирение.

Страницы

Все страницы:


- Золотце, уже все? Поздравляю нас с тем, что мы высидели это! - Дрей стукнул брату шуточный подзатыльник.
- В следующий раз пойдем на концерт. - Мы тихо рассмеялись и, разбудив Кэлиба, пошли к машине. Дрей был на своей малышке. Я аккуратно положил Себастьяна на заднее сиденье, Кэлиб устроил его голову у себя на коленях. Улыбнулся, перебирая его волосы.
Мы заехали к Себастьяну, и мне пришлось извиняться перед его родителями и долго объяснять, что их сын в полном порядке и просто спит. Также мне удалось немного поговорить с ними и пригласить на беседу в школу. Они удивились, узнав, что я его классный руководитель, но обещали прийти. Я заметил, что его мать все время так странно на меня смотрела, а отец хмурился и смотрел на машину Дрея. Хорошо, что они не догадались пойти со мной, а то было бы еще больше вопросов.

- Ужас… - Проплакал Кай. Он лежал на животе на кровати в полном изнеможении. Кэлибу я постелил в комнате для гостей, предварительно накормив и выдав пижаму. Дрей был в душе.
- Устал?
- Не пойму, вроде спал столько времени, а все равно не выспался. - Он повернул голову ко мне и улыбнулся. - Иди сюда.
Я лег рядом и нежно поцеловал его в лопатку.
- Что ты думаешь о родителях Себастьяна? - Спросил я жмурившегося от восторга Кая. Мои пальчики нежно массировали его спину, не переходя на сексуальную ласку, просто даря ощущение комфорта.
- Ну, внешне люди как люди, но у его матери был такой взгляд на тебя… своеобразный.
- Да, я тоже заметил. Оценивающий? - Предположил я.
- Нет, скорее такой правильный. То есть, она как бы проверяла тебя своим радаром на правильность. - Я прикусил ему шею под волосами и промурлыкал:
- И как думаешь, по шкале десять из десяти, сколько я набрал очков? - Из ванной вышел Дрей и тоже лег на кровать с другой стороны от Кая. По комнате распространился запах миндаля.
- Думаю не много. Но она ведь согласилась с тобой поговорить, так что, вероятно, у нее пять из пяти. - Мы засмеялись, но не громко, чтобы не разбудить ребенка за стенкой.
- Ваш отец абсолютно прав. Нам нельзя давать опеку над парнем. Мы ему будем только мешать, и сбивать с пути истинного… - Прошептал я, лаская Кая рукой по пояснице, немного по ложбинке пальчиками, он задышал чаще.
- Джон, малыш, ложись спать. - Нехотя проговорил он и перевернулся. - Тебе нужно отдохнуть.
- У меня сегодня что, не будет секса? - Наиграно печально. Дрей фыркнул.
- Боюсь, что еще пара минут, и мы не устоим. Но мы хотели сегодня дать тебе отдохнуть, малыш. - С заботой в глазах напомнил он. Я улыбнулся и нырнул под одеяло. Расслабился в объятиях Кая. Дрей обнял брата и выключил свет.
- Но вы оба мне должны за то, что ничего не понимаете в искусстве… - Прошептал он в ночной тишине.
- Конечно, любимый. - Ответили мы в один голос.
Я лежал в темноте, мне, в отличие от моих любимых, не спалось. Лежал и слушал сердцебиение Кая. Сильное и ровное. Мое. От мыслей ни о чем меня отвлек шум. Потом все стихло. Я снова прислушался и улыбнулся. Обожаю их.
Снова что-то как будто стукнуло, я аккуратно выбрался из постели и вышел в коридор. На кухне горел свет. Кэлиб.
Он сидел на стуле, точнее почти лежал на столе, рядом стоял стакан с водой.
- Кэлиб, что случилось? - Он дернулся и уставился на меня.
- Я разбудил? Прошу прощения, не знал где стаканы. - Протараторил он.
- Тихо-тихо… Ты чего? - Я подошел ближе и обнял его за плечи, а он вдруг весь сжался и вцепился в меня. - Эй, ну же, давай, расскажи мне…
- Мне сон приснился. - Простонал он, и я понял, парень просто еле сдерживается от слез.
- Кошмар?
- Да. - Тихо.
Я присел на стол около него и прижал его к себе, погладил по голове.
- Ты же понимаешь, что это всего лишь сон? - Он кивнул. - Если даже это плохой сон, это все равно нереально.
- Да. Только это все время один и тот же сон и я устаю не спать. - Я сейчас был в шоке.
- Что? - Он поднял на меня совершенно уставшие глаза.
- Он снится мне давно, просто какие-то обрывки воспоминаний о моем детстве или мать. Он снится не каждую ночь, но когда снится, я почти не сплю. - Он вздрогнул, и я подал ему стакан. Кэлиб сделал глоток и снова положил голову мне на бедро. - Ты невероятный. Сильный и стойкий, я не такой. Мне страшно.
- Кэлиб, я тоже боюсь. И знаешь, наш с тобой страх очень похож. Я тоже боюсь реакции своей матери. - Он снова поднял голову.
- Матери? - Я кивнул. Конечно, сейчас рассказывать свою историю было глупо, он и так весь на нервах. Но с другой стороны, можно было бы отвлечь его от собственного страха.
- Да. У меня у брата свадьба в субботу и нам предстоит побывать на ней. Но моя мать вряд ли будет рада видеть меня. Пять лет назад я сбежал из дома ради своей любви. И моя мать не приняла моих отношений. И по сей день, я ни разу с ней не разговаривал. Так что, видишь, я тоже боюсь. Боюсь, что она больше никогда со мной не заговорит, боюсь ее реакции на мою любовь, ведь в тот день, когда сбежал, я так и не услышал ее, а она меня. Это так сжимает сердце. Ее молчание. Эта тишина давит. И иногда мне кажется, что я никогда не смогу просто обнять ее.
- Ты любишь ее? - Тихо спросил он меня.
- Очень. - Просто ответил я.
- А я ненавижу. Сильно. До боли в груди и крови на руках от врезавшихся ногтей. Я ненавижу ее, потому что я ей не нужен.
- Кэлиб, я не буду говорить, что это не так. Я не буду успокаивать тебя ложной надеждой на материнскую любовь. Я просто предлагаю помощь. - Он смотрел внимательно и вдруг по его щекам потекли слезы.
- Я принимаю. Я хочу, чтобы ты мне помог.
- Вот и прекрасно. Хочешь молока или лучше какао?
Он улыбнулся и стер слезы тыльной стороной руки. А я смотрел и не мог понять… Ненависть? Что рождает ненависть в детях…? Пренебрежение? Нелюбовь? Ненужность? А самое главное, зачем?

Урок одиннадцать.
Возрожденная надежда.