Вы здесь

Золото моих чувств. Примирение.

Страницы

Все страницы:


- Люсиль, это неправильная постановка вопроса. Задай лучше другой и себе. Как ты, будучи доктором, отказала в лечении мальчику? Как ты, будучи матерью, все время калечишь жизнь своему ребенку? Как ты, будучи женщиной, не понимаешь, что ему нужна, прежде всего, любовь и забота, а не издевательство и побои? И кстати, я еще не затронул тему того, что ты настраиваешь его против других… Точнее даже не так…. Промываешь ему мозги, и он загоняет себя в угол в угоду тебе, своей матери, у которой очень тяжелая рука.
Она молчала. Кэлиб был потрясен и тоже молчал. Я встал со стула и подошел к нему.
- Зачем? – Одними губами спросил он.
- Потому что я хочу, чтобы у Себастьяна в глазах была радость и чтобы он улыбался. – Тихо ответил я. Кэлиб был в таком состоянии, что оставлять его здесь одного было нельзя.
- Я это все так не оставлю. Ты же угрожаешь мне, так? Ведь так, Кэлиб, месье мне угрожал? – Он молчал. Я взял его за руку и потянул к выходу. Остановился около приоткрытой двери. Звонок на урок давно прозвенел. Что-то у меня входит в привычку опаздывать на собственные уроки, нехорошо.
- Не впутывай больше парня в эти дела, Люсиль. Мы будем разбираться сами, ты и весь педсовет. И боюсь, тебя ждет увольнение. Это самое мягкое, что я тебе обещаю. И еще одно, Кэлиб поживет пока со мной. – Он вдруг расслабился, и глаза наполнились слезами. – И кстати, возможно, ты потеряешь не только работу, но и лицензию. Так на что жалуетесь, доктор? – Я не стал больше слушать ее, а перехватил покрепче руку Кэлиба и мы вышли в коридор.

Я завел его в туалет для учителей и заставил умыться. Но, видимо, слишком сильное напряжение нескольких дней дало о себе знать, и парень разрыдался.
- Она меня убьет! Разорвет на куски, она же… она! – Я схватил его и прижал к себе. Он просто повис на моих руках, всхлипывая и все время повторяя одно и тоже. Я гладил его по чуть жестким блондинистым волосам. – Джон, что мне теперь делать? Куда пойти? – Он немного успокоился. – Нужно уехать далеко, чтобы она не смогла меня найти и выбить дурь…
- Тшшш успокойся. Ты никуда не должен ехать и никто тебя не тронет. Тем более она.
- Почему? – Шмыгая носом и утирая слезы, спросил он. Сейчас от того гордого парня не осталось и следа. Он обнажился весь. В моих руках сейчас был именно тот мальчишка, который всегда прятался за бравадой Кэлиба Рошетта. Сейчас он был, как потерянный котёнок.
- Почему что? – Спокойно спросил я, вытаскивая платок и утирая слезы ребенку.
Он уткнулся мне в плечо и совсем тихо проговорил:
- Почему ты помогаешь мне? Я ведь обидел Себа? – Я вздохнул.
- Разве это не очевидно? – Он качнул головой. – Помнишь, я говорил, что быть взрослым - это значит уметь поступать правильно, уметь выбирать путь и принимать помощь? – Он кивнул. – Так вот, сейчас я предлагаю помощь. Реальную и настоящую. И я не из тех людей, которые отступают в трудную минуту. Я понимаю, ты боишься матери. Понимаю, что у тебя очень сложные обстоятельства, но, возможно, если ты уступишь сейчас себе, то будет легче. Кэлиб, тебе нравится Себастьян? – Вдруг спросил я.
- Нравится. Я только… - Он сглотнул. – Я…
- Ты боишься?
- Нет! – Попытался он выбраться из моих объятий. Я прижал его сильнее.
- Боишься.
- Да, боюсь. Сильно боюсь сделать ему еще больнее. Больнее, чем делал до сих пор…. Так боюсь повторить путь своей матери. – Он сморщил нос. – Легче оттолкнуть и не думать о нем.
- Легче кому? Ему? Тебе? – Тихо спросил я. Он поднял на меня глаза полные мольбы.
- Я не знаю. – Прошептал губами.
- Я могу ответить тебе, но мне кажется, что будет лучше, если ты сам поймешь. Кэлиб, ты обязательно поймешь, ты очень умный мальчик. – Он покачал головой. – Не сомневайся.
Он вздохнул, и я отпустил его. Кэлиб еще раз умылся, и вдруг округлил глаза, посмотрев на часы.
- Джон! Мы опоздали на урок уже на тридцать минут и семь секунд! – Я засмеялся.
- Я ужасный учитель, семь секунд рекорда! – Он посмотрел на меня и, схватив за руки, потянул к выходу.
- Так нельзя. Они не будут уважать тебя, если ты будешь опаздывать все время!
Мы вошли в класс. Оказалось, у меня урок как раз у класса Кэлиба. Надо бы уже выучить расписание, а то для меня каждый раз сюрприз.
- О! Надеюсь, что я не зря сегодня встал, и вы все выполнили домашнее задание…. Хотя не отвечайте, сегодня у нас свободный урок «ничегонеделания»… Но! Вам придется написать мне маленькую сказку. Своего сочинения. Вперед! – Класс застонал, а я улыбнулся. Обожаю свою работу.

Когда прозвенел звонок, Кэлиб нерешительно топтался около меня, пока я принимал работы.
- Можно я останусь? – Тихо спросил он. – У меня последний урок сегодня.
- Конечно, оставайся. Кстати, ты есть не хочешь? – Я достал из стола контейнер с оладьями. Он улыбнулся.
- Они и, правда, тебя любят?
- Да, обожают. И все время подкармливают. – В дверь постучали, и вошел Себастьян. Затормозил и уже развернулся. – Себ, иди сюда. Будешь оладьи? – Он повернулся обратно и подошел, немного смущенный.
- А у меня с собой апельсины. – Робко сказал он. Я улыбнулся.
- Делись. – Предложил. – И почему не съел сам?
- Я подумал, что если мы будем обедать вместе, то будет вкуснее. – Он улыбнулся и слегка покраснел.
- Это правильно. Кстати, вы любите оперу? – Они оба на меня посмотрели, как на больного.
- Эмм… я не был ни разу. – Ответил Кэлиб и посмотрел на Себастьяна.
- И я не был. – Отвел тот.
- Тогда у меня предложение….