Вы здесь

Золото моих чувств. Примирение.

Страницы

Все страницы:


- Поговорим чуть позже, а сейчас приглашаю вас к столу. И здесь есть два правила. – Они застыли, я улыбнулся. – Хвалить Дрея Брауна, не переставая. И ничему не удивляться. Мы привыкли к совместной жизни и совершенно не умеем скрывать свои чувства.
Я замолчал, потому что, войдя на кухню, мы увидели картину маслом. Дрей сидел на кухонном столе и, обхватив ногами талию Кая, упоенно целовал брата. Кай был уже наполовину раздет.
- И кто тут пиявки? – С улыбкой спросил я. Они оторвались друг от друга, улыбнулись. А я пытался тщетно взять себя в руки. Возбуждение было просто нереальное.
- Мы немного увлеклись. – Хрипло ответил Кай. – За стол. – Сделал он приглашающий жест рукой и одновременно с этим поправил рубашку и до конца развязал галстук, отбросив его на спинку стула.
Мы расселись.
- Это потрясающе. – Себастьян ел неторопливо, но с таким аппетитом, что мы, глядя на него, все вчетвером улыбались.
- Спасибо, Себ. – Обрадовано ответил Дрей.
- Откуда след на щеке, Кэлиб? – Через несколько минут тишины спросил Кай. Кэлиб немного смутился и даже попытался отложить вилку. Я перехватил его руку и сжал. – Я не хотел смущать, просто вопрос, на который ты можешь не отвечать. Но мне казалось, что мы тут как раз для того, чтобы решить некоторые проблемы.
- Для чего Вам это? Я понимаю для чего это Джону, он наш учитель, но Вам зачем? – С вызовом. Кай улыбнулся.
- Возможно, по той причине, что Джон мне дорог. Очень дорог и я не хочу, чтобы он нервничал и решал проблемы один. – Кэлиб приподнял бровь в вопросительно-скептическом жесте.
- Я не хотел, чтобы у месье были проблемы. – Тихо проговорил Себастьян. Я вздохнул.
- Кай не имеет в виду, что у меня появились проблемы, маленький. Он имеет в виду, что не позволит решать их в одиночку. Это называется забота. Поверь, я это понял тоже не сразу.
- Забота? – Ухмыльнулся Кэлиб. – То есть лезть в личное пространство - это забота.
- Мы долго к этому шли. – Начал Дрей, откладывая вилку. – Целых пять лет. Почти пять. Но вопрос Кая остался без ответа. Мы хотим помочь вам обоим.
- Почему? – Опять с вызовом.
- Кэлиб, оставь свой гонор при себе. Мы прекрасно знаем, что такое семнадцать лет. – Серьезно ответил Кай. – Поверь, мы сами прошли через это. Непонимание, отрицание, самовлюбленность. Но часто так бывает, что все это лишь маска, а за ней слабость. Которую так и хочется спрятать, но порой она все равно выходит наружу. По глазам можно понять очень многое…
- По глазам твоей матери я понял, что она за леди. Всегда пренебрегающая желаниями собственного сына, но на людях любящая и заботливая. Всегда отталкивающая тебя от себя дома, но на людях делающая вид, что ты для нее центр вселенной. – Продолжил я за Кая. Кэлиб опустил голову. Я вздохнул и протянул руку, запустил в его волосы и притянул к себе. Он сначала напрягся, а потом уткнулся мне в плечо. Я заметил, как Себастьян прикусил губу и нерешительно протянул руку к нему. Но не смог дотронуться.
Это ничего, все впереди.
- Я не знаю, что мне делать. – Сглотнув, начал Кэлиб. Видимо, ему действительно не с кем поговорить. - Она никогда не интересуется мной, но в тоже время всегда следит. Я не могу сделать ни шагу без ее ведома. И уверен, что сегодня после этого ужина меня ждет… - Он не договорил. Дрей нахмурился.
- Это, наверное, не самое лучшее место для такого разговора. – Серьезно, без улыбки начал он. – Давайте поужинаем и перейдем в гостиную. - Мы доели в тишине. – Кай, сделай кофе, я чай ребятам заварю.
Я повел немного грустных ребят в гостиную. Посадил их на диванчик и увидел, как Себастьян аккуратно кладет руку на пальцы Кэлиба. В знак поддержки и участия.
- Если ты не хочешь говорить, мы не настаиваем.
- Мне нужно… выговориться. Просто при Себастьяне, я бы не хотел. – Тот сразу убрал руку и встал, пересел ко мне на подлокотник кресла. – Я имел в виду, глупое ты создание, что это личное, никто обо мне такого не знает. Даже мать.
- И почему ты все время меня обзываешь? Я ничего не делал. Только сказал, что ты мне нравишься и все.
- А что я должен был делать? – Чуть повысил голос Кэлиб. – Улыбнуться и сказать, что ты мне тоже?! Меня бы сожрали, и мать бы убила к черту! – Закричал он.
- Ты бы мог промолчать и улыбнуться. – Тихо со слезами на глазах прошептал мальчик. Я обнял его, и он оказался у меня на коленях. – Просто промолчать…
- Я не мог промолчать. – Немного спокойней. – Я просто не мог!
- Защищая свой статус и свою репутацию, ты разрушил чужую жизнь, Кэлиб. – Тихо от двери проговорил Кай. Дрей внес поднос с чашками, поставил на столик. Я взял одну с чаем и протянул Себастьяну. Он обхватил ее тонкими пальчиками и сделал глоток. Олененок.
- Почти разрушил. – Поправил я Кая. – На самом деле, я тебя очень хорошо понимаю, Кэлиб. Да, трудно противостоять своей матери. Особенно, когда она совершенно не понимает и не хочет выслушать. Но нападать на человека, влюбленного в тебя, это глупо. Что в итоге?
- Чего мы хотели добиться? – Немного растерянно спросил он.
- Да. Что в итоге, чего вы хотели добиться, нападая каждый день на него? – Он облизнул губы. Кай сел в соседнее кресло, Дрей устроился у него на коленях. Мы ждали.
- Я думал, что если его переведут, у меня будет меньше проблем. – Я хмыкнул.
- Почему за год нападок тебя не перевели, Себастьян? – Он поднял на меня глаза.