Вы здесь

Улыбка рептилии

Страницы

Все страницы:

Выждав некоторое время, агенты незамеченными пробрались на судно, снять немногочисленную охрану не представляло труда, видимо напыщенный герцог был слишком уверен в своей неуязвимости. Димитрофф метнулся в трюм, Бонд стал прочесывать каюты на палубе…
«В предисловии к своим мемуарам я непременно посоветую всем болванам, которым, как мне когда-то, захочется стать агентами короны, застрелиться, - мысленно ругаясь и держа оружие наготове, Джеймс рывком открыл дверь очередной каюты – снова пусто. - Определенно, этот совет будет актом милосердия… Интересно, это правда, что в России на вредных для здоровья работах молоко выдают? Надо будет спросить у Димитроффа, сколько мне уже причитается по итогам с ним общения, - Джеймс крался к следующей двери. - Думаю, накопилось уже на цистерну, этот охуительный красавчик определенно плохо влияет на мое здоровье… я назвал его красавчиком?! Спокойно, Джим… не думай об этом… не думай… Джим?!», - Джеймс с силой хлопнул себя по лбу, забыв, что у него в руке пистолет, взвыл от боли, потряс головой, прогоняя прыгающих перед глазами мушек и, ввернув непереводимое трехэтажное ругательство индейцев кетчупиа, пнул дверь каюты… чтобы через секунду застыть с труднопередаваемым выражением лица. Ибо зрелище ему открылось специфическое: герцог Z с расстегнутой ширинкой, жирной тушкой растекшись по креслу и пуская слюни, упоенно смотрел порнушку и занимался… э-э-э… дрочил, в общем…
- Иезус Мария... меня сейчас стошнит, - пробормотал Джеймс.
- Что вы здесь делаете?! Кто вы?! - истерично взвизгнул герцог.
- Я?! Хм.. Бонд, Джеймс Бонд, – Джеймс брезгливо поморщился, приходя в себя, и аккуратно прикрыл дверь…
«И вот чего все так носятся с этими недоумками?» - флегматично думал Димитрий, наблюдая за парой закутанных в черное парней, выделывающих руками некие пассы и сопровождающих это воплями: «Йо-о-о-у!! Й-я-у-у-у! Й-е-о-у!».
«Ну чисто коты рязанские, знатно орут, однако», - продолжил свою мысль Димитрий, двумя точными ударами вырубая свет здешнего ниндзюцу. В трюме было чисто. Леону, скорее всего, держали где-то наверху. Он развернулся было, чтобы вернуться к трапу, когда перед ним вдруг оказалась затянутая в черную кожу крутобедрая шатенка:
- Куда-то торопишься, красавчик? – недобро усмехнулась девица. - Может, развлечемся?
- Пуркуа па? – хмыкнул Димитрофф, уклоняясь от пятки, метившей ему в лицо. Девица попалась боевая и зело злая – она сноровисто махала руками и ногами, яростно выкрикивая: «Ха!», «Йа!», ну и собственно: «Йо!». Решивший поразмяться для формы Димитрий аж залюбовался живописным оскалом на девичьей мордашке, ловко уворачиваясь от мускулистых лодыжек и крепких кулачков. Наконец, сжалившись над уже успевшей вспотеть девушкой, он изящно вывернул ей ручку и впечатал личиком в стену, завершив приемчик контрольным ударом по затылку. Скептически оглядев распластанное у его ног тело, заметил:
- Ну и бабы пошли! И после этого я удивляюсь, что у меня встает на Джима, мать его, Бонда! Он хотя бы хорошенький… когда злится…
Джим, мать его, Бонд, поджидал Димитрия наверху:
- Остался последний коридор, Леона должна быть там. Герцога, - тут Джеймс скривился, - я того, завалил, а вот Виго где-то здесь бродит.
- Напарник, ты зело крут! – похлопал его по плечу Димитрий.
- Не матерись, - огрызнулся Джеймс и двинулся вглубь коридора.
- Э? – Димитрий вытаращил глаза, озадаченно пожал плечами и последовал за Бондом.
- Не двигайтесь! – раздался зловещий голос материализовавшегося откуда-то из-за угла Виго с пистолетом в руках.
- О-па, - сказал Димитрий.
- Ты одну букву пропустил, - добавил Джеймс.
- Джи-и-м, ты растешь в моих глазах! – восхищенно пробормотал Димитрофф. - Если так пойдет и дальше, я в тебя влюблюсь!
- Придурок! – зарделся отчего-то польщенный Джеймс. – Слушай, хватит паясничать, нас, между прочим, убивают!
- Да ладно! В первый раз, что ли! – отмахнулся Димитрий.
- Вот я всегда знал, что все русские чокнутые, но чтоб настолько!..
- Но, но, но, ты мою национальную гордость не трожь, это обычно не очень хорошо заканчивается!
- Для кого? Для твоей национальной гордости?
- Эй, ребята! Вы про меня не забыли? – некстати встрял в диалог забытый Виго.
- Отвали! – хором рявкнули агенты.
- Че-е-ег…- закончить слово Виго не успел: хук левой у Джеймса был ничуть не хуже, чем хук правой у Димитрия.
Связав незадачливого барона раздобытой Бондом веревкой, напарники приготовились взламывать дверь последней каюты, где, по всей видимости, держали Леону, однако та, оказалась не заперта. Связанная и напичканная дурью Леона лежала посреди небольшого помещения. Вокруг неё стояли клетки с белыми крысами.
- Бог ты мой! – сказал Джеймс.
- Ой, мышки! – фыркнул Димитрий.
- Это крысы.
- Да какая разница! Все равно симпатичные!
- Извращенец, - подвел итог Джеймс.
- От извращенца слышу, - не согласился Димитрий. – И на фига здесь столько мышей?
- Крыс. Леона боится их до икоты просто…
- А-а, наши гениальные злодеи решили, что это сойдет для психической атаки, опупеть можно, - Димитрий выразительно поскреб затылок.
- Что значит «опупеть»? – рассеянно поинтересовался Джеймс, поднимая с пола Леону.
- Опупеть? М-м-м…обалдеть, ошалеть, оторопеть, опухнуть, опешить, одуреть, очуметь, остолбенеть, офонареть, офигеть, очешуеть, охренеть, охуеть… ну-у, вот что-то в этом роде.
Джеймс только обреченно покачал головой.
- Ну чего?! – развел руками Димитрий. – Сам напросился…
Выбравшись, наконец, с «добычей» на пристань, агенты добрались до припаркованного автомобиля.
- В мою машину это не поместится! – ткнув пальцем в три бесчувственных тела, заявил Димитрофф.
- И что ты предлагаешь? – раздраженно поинтересовался Джеймс.