Вы здесь

Улыбка рептилии

Страницы

Все страницы:

Джеймс вышел из душа в одном полотенце вокруг бедер и замер посреди комнаты. На подоконнике, одетый лишь в джинсы, согнув одну ногу в колене и свесив вторую, сидел Димитрофф и мило улыбался, сверкая ямочками на щеках, будь они неладны.
- Какого бегемота ты здесь делаешь? – стараясь держаться как можно более хладнокровно, если это вообще было возможно в данной ситуации, осведомился Джеймс.
- Да вот, котлетку тебе принес, - улыбка Димитроффа стала настолько обезоруживающей, что Джеймс почувствовал, как у него слабеют колени. Потом до него дошло сказанное… котлетку?!
- А? – слегка прифигевший Джеймс перевел взгляд на журнальный столик. Там стояла тарелка, на ней лежал кусок хлеба и… да, котлетка. – Э-э… Э?
- Ну, я тут подумал… вдруг ты… голодный? – проникновенно произнес Димитрий, украдкой из-под ресниц окидывая снизу вверх каким-то жадным взглядом стройную, поджарую фигуру Джеймса, задержавшись на лишнюю непристойную секунду на четко очерченных чувственных губах агента и, наконец, встретившись с ним взглядом, с удивлением отмечая, что глаза у того не голубые, а пронзительно синие, и думая, что, по всей видимости, его на Аляске укусил какой-то очень нетрадиционный комар. Не оставшийся в долгу, Джеймс уже успел слегка выпасть из реальности, с нескрываемым вожделением оглядывая гладкую золотистую кожу рельефно очерченной груди белокурого бога, подтянутый живот с кубиками пресса и обалденно длинные ноги… Вскинув взгляд вверх, Джеймс утонул в изумрудном море глаз Димитрия … Очевидно, в джунглях его укусил какой-то очень хитрый москит, осоловело подумал Джеймс, в легком ступоре наблюдая, как Димитрий по-кошачьи мягко спрыгивает с подоконника и подкрадывается к нему… близко… очень близко…
- Может, не надо, а? – обреченно пискнул Джеймс, стаскивая с себя ненужное полотенце.
- Надо, Джимми, надо… - выдохнул Димитрий, сгребая того в медвежьи объятия и накрывая его рот своим в жарком поцелуе…
Неожиданно, запретно, восхитительно, сногсшибательно… Джеймсу казалось, что он падает, и сам не заметил, как оказался на полу, прижатый к нему упоительной тяжестью чужого тела. Поцелуй становился глубже, языки любовников сплетались в танце, как брачующиеся змеи, распаляя страсть и выжигая в легких воздух. Джеймс лихорадочно расстегивал на Димитрии джинсы, пытаясь добраться до сокровенного.
- М-м, осторожнее, сладкий, - простонал Димитрий отстраняясь, - иначе все закончится слишком быстро, - он стянул с себя злополучные штаны, представ перед Джеймсом во всем своем великолепии… Джеймса великолепие потрясло. Он с хриплым стоном рванул Димитрия на себя… Все вокруг слилось в ослепительный калейдоскоп ласкающих рук, горячих губ и гортанных стонов, два сильных и гибких тела прижимались друг к другу пылающей кожей, терлись вздыбленными и сочащимися желанием членами, заставляя обоих выгибаться навстречу друг другу и вскрикивать… Сознание Джеймса отказалось отмечать момент, когда пальцы Димитрия оказались в его попке, растягивая упругое колечко мышц и задевая внутри какое-то особо сладкое местечко, заставляя Бонда, вместо положенного возмущения, лишь шире разводить ноги и бесстыдно просить:
- Да! Да-а! О, боже…давай же… Сейчас! Ну же!
Димитрий подхватил ноги Джеймса под коленками, приподнимая его бедра, и стал входить в него осторожными толчками, изо всех сил стараясь не сорваться в бешеный ритм:
- Черт, какой же ты узкий… Джим! – Димитрий склонился над Джеймсом, впиваясь в его рот поцелуем, отвлекая от боли и входя в него до конца… Джеймс осторожно двинул бедрами навстречу Димитрию, привыкая к странному ощущению наполненности. Димитрий, словно получив разрешение, стал двигаться размеренными толчками, заставляя Джеймса стонать и вскрикивать от разливающейся по телу сладкой истомы. Движения становились резче и глубже…наконец Димитрий снова задел то заветное местечко где-то внутри, отчего Джеймс выгнулся с криком:
- Еще, пожалуйста, вот так, да-а-а-а! – Джеймс чувствовал, что еще немного, и он не выдержит этой упоительной муки.
- М-м-м, давай, сладкий мой, сейчас, - простонал Димитрий, входя в него особенно глубоко, и мир взорвался тысячей фейерверков, заставив обоих кричать от восторга…. За стеной, кажется, что-то разбилось…
Леона придирчиво оглядела себя в зеркале: найденный ею в шкафу черный пеньюар соблазнительно обволакивал фигуру. «Интересно, кто из них заявится первым сегодня? Джеймс? Или этот русский жеребчик? А может, сразу оба? М-м-м… менаж а труа…» - раскатала в своих мечтах губу баронесса, томно прикрывая в предвкушении глаза. Она вертелась перед зеркалом, принимая соблазнительные позы и репетируя «к поцелуям и больше зовущие» взгляды, оглаживая пышные бедра и выдающуюся грудь (Да вымя это, вымя! – не выдержал и влез в повествование Димитрофф). И тут из соседней спальни до Леоны донеслись весьма странные звуки… Она обеспокоено прислушалась… И не поверила своим ушам… «Да! Да-а! О, боже… давай же»? Я это действительно слышу? Дже-еймс?! А это… Димитрофф?! «Черт, какой же ты…» Что?! Узкий?! Что там происходит?! Мать их, что они делают?!» - Леона подскочила к стене и приложила к ней ухо… Нет… Она не ослышалась…Звуки в соседней спальне совершенно недвусмысленно сообщали ей, что у кого-кого, а у неё секса сегодня не будет…
- Скоты!! – завопила в ярости баронесса и топнула ножкой под аккомпанемент «еще, пожалуйста, вот так, да-а-а-а!» и «м-м-м, давай, сладкий мой, сейчас!».
- Козлы!!! – бушевала Леона, - я всегда знала, что все мужики сволочи, но чтоб настолько!!! – подхватив с туалетного столика какую-то вазочку, она со всей дури жахнула ею об стену. В ответ раздался вскрик… и тут же приглушенный рык… похоже, первый раунд за стеной был успешно кончен…