Вы здесь

Танец

Страницы

Все страницы:


- Мммм Микки! – тихо-тихо. – Так хорошо… так замечательно.
Не ожидал я, что он будет таким. Сексуальным и хрупким, манящим и напуганным. Но что он будет трахать меня в рот и при этом извиняться… - … Прости, я совсем не умею,… прости ааах да!
Я обхватил его за талию и придержал, сам до конца захватил его член и потом отстранился, хрипло проговорил.
- Будем учиться, Мишель. – Он кивнул и из глаз по розовым щекам снова палились слезы. – Не плачь. – И понял, что мой голос звучит слишком грубо. - Пожалуйста. – Исправился я.
Он закусил пальцы и взвыл. И я понял, что этого всего слишком много для него, слишком остро.
Я резко перевернул его и обнял за вздрагивающие плечи. Укрыл одеялом.
- Можно? – вдруг прохныкал мне он.
- Что?
- Кончить. – И зажмурился. А я дал себе уже привычный мысленный пинок. И обхватил его член рукой. А потом снова скинул одеяло и сполз ниже, успел обхватить головку губами, и мне в рот потекла, почему-то, сладкая сперма. Я пил ее и не мог понять, почему же я раньше никогда не делал этого?
Последний раз очень медленно обвел головку языком, поцеловал и отстранился.
Мишель лежал, уткнувшись в подушку лицом, не шевелясь. Судорожно вцепившись в одеяло. Я лег рядом.
В полной тишине прошло почти двадцать минут. Я не знал что сказать, а Мишель не подавал признаков жизни. Когда я уже решил, что он спит, и хотел перевернуться на бок, почувствовал, как тонкие пальчики легли мне на живот, и он придвинулся ближе.
Я не шевелился и старался не дышать. Он знает, что я всегда отрубаюсь после секса очень быстро. Поэтому выжидал? Я дышал ровно, и глаза были прикрыты, но сердце билось как сумасшедшее. А когда я услышал тихий шепот, то думал что умру от разрыва сердца.
- Микки, знаешь, я всегда только мечтал. Вот так. Всегда хотел, чтобы ты ласкал меня тоже. И сегодня я чуть не умер от исполнения моего желания. – Он прервался и устроил свою голову у меня на груди, поправил одеяло. – Ты для меня очень много значишь. Я не смогу сказать тебе это в глаза, просто никогда не смогу. – Еще пауза, длинней чем первая и шепот на гране слышимости. – Люблю.

Он давно уснул, а я лежал без сна. Кто я? Я просто чудовище. Зачем я? Затем, чтобы научить этого парня получать ласку. Почему? Потому что я столько лет делал ему больно и издевался над ним. Зачем? Затем, что он достоин быть свободным. И теперь самый главный вопрос, на который у меня не было ответа до сих пор. Почему он открывает дверь всякий раз, когда я в нее стучусь? Ответ оказался так прост и так болезненно невинен. Любовь. Он меня любит! Осталось только ответить самому себе: зачем я прихожу?

Утро было немного странным, я проснулся один, и тут же понял, что мой мальчик на кухне, готовит завтрак. Сходил в душ и когда вернулся, постель уже была заправлена и одежда разложена на ней. Я сложил все из ванной, включая губку, на стол и оделся. Вышел на кухню.
Мишель ставил на стол кофе и традиционный французский омлет. Несколько замешкался с тарелками и омлет с одной из них съехал боком на стол. Я стоял тихо, наблюдая. Он сокрушенно вздохнул, посмотрел на часы, опять вздохнул и открыл мусорное ведро.
- И что ты делаешь? – Мишель обернулся и я видел, не знал что делать, толи улыбаться, толи сжаться и опустить глаза.
- Уронил. – И все же опустил глаза. – Прости.
- Боже, можно подумать на пол. – Я сел за стол, вилкой подцепил омлет обратно в тарелку и подвинул ее к себе. Парень пораженно ахнул.
- Майкл!
- Садись и ешь. – Он послушно сел на стул и преступил к завтраку. – Как спал? – это у меня от мамы, ей всегда нужно вести светскую беседу за столом.
- Приятно. – Односложно ответил Мишель. – А как спалось тебе?
- Знаешь, странно, но тоже приятно. – Я увидел, как уголочки его губ приподнялись, и он схватил чашку, закрываясь ею. – И я даже видел сон.
- А мне не снятся сны.
- Совсем? – я начал замечать, что меня не нервирует его голос, как раньше, что мне приятно, что он разговаривает со мной, и я до сих пор слышу его шепот «Люблю». Восхитительно.
- Да. Черная пустота, но иногда я вижу всполохи огня…
- Мой танец для конкурса называется «Огонь в темноте». – Прошептал я, смотря в его глаза и впервые смог различить их цвет. Они были серо-голубые, без темной каймы, просто светлый взгляд и мне так хочется, чтобы эти глаза сверкали от счастья…