Вы здесь

Танец

Страницы

Все страницы:


- Расслабься и просто плыви за мной, высуни язычок. – Я старался избежать приказного тона, и по его лицу видел, что у меня почти получилось. Он очень чувствительный, просто поразительно чувствительный. Я помню, однажды он довел себя просто пальцами. Конечно, я тогда издевался и оставил его, не доведя до оргазма, и заставил трахать самого себя, но еще, в тот момент я уже был уверен в том, что парень абсолютно не отдает себе отчет в своих действиях. Он просто наслаждался тем, что ему давали.
Мишель высунул язычок, и я обхватил его губами, нежно пососал. Лаская внутри своим языком. Он прикрыл глаза. Вдруг отстранился и спрятал своё лицо у меня на плече.
- Больно. – Я сначала не понял, о чем он говорил. Больно?
- Что? – и прислушавшись, я понял, что больно ему от того, что он возбужден. Его член упирался мне в бедро, я улыбнулся.
- Майкл, одними поцелуями не ограничиться. – Со страхом прошептал он. Но сегодня я решил его немного удивить.
- Тебе понравилось?
- Целоваться? – Я кивнул. – Да. Только мне странно, зачем тебе целовать меня, зачем переезжать к тебе, зачем ты вернулся, зачем…? – а я обнимал его и гладил по спине. Зашептал.
- Знаю, что я причина твоей боли, знаю, что ты боишься, близости со мной, знаю, что ненавидишь меня…
- Нет. – Вскинул он голову, челка упала на глаза, и в этих непонятных глазах вдруг появилось совершенно другое выражение. – Я не,… не могу тебя ненавидеть… ты... – и он закусил губу, чтобы не сказать то, что хотел. А я улыбнулся.
- Не ненавидишь? – он лишь качнул головой.
Я притянул его голову к своему плечу и погладил по волосам.
- Вот сейчас я мог бы встать и уйти, потому что своими словами ты очистил мою совесть. – Тело в моих объятиях напряглось. Я перебирал его волосы. – Но я все равно хочу остаться. – Он, не поднимая головы, тихо спросил.
- Почему?
- Сам бы очень хотел знать ответ на этот вопрос. Но я всегда возвращался. Как шаг назад в танце с самим собой. Я всегда думал о тебе, но не придавал этому значения, не воспринимал тебя иначе как в роли мальчика для секса. Но оказалось, что мой танец с самим собой - в паре. Понимаешь, Мишель, я эгоист, и моя эгоистичность полностью закрыла мне глаза на то, что я ломаю тебя постоянно, калечу и тело, и душу. Ты хрупкий, такой нежный, а я заставляю тебя страдать и унижаю, это неправильно. Я ничего не знаю о тебе, но я так хочу узнать того парня, который прячется за маской послушного Мишель. Я хочу понять тебя. Давай станцуем наш танец в паре? – и он всхлипнул.
Я никогда, за почти семь лет знакомства, не слышал и не видел, что он плачет, только единожды, в тот первый раз нашей близости. Моего надругательства над его телом. А потом - никогда!
А сейчас он плакал, цеплялся за меня и тихо всхлипывал. Я перевернулся и он, оказавшись на спине, послушно раздвинул ноги, я ужаснулся. И проигнорировал этот жест, лучше не заострять на этом внимание. Мишель отвернулся, стесняясь своих слез, но я наклонился и аккуратно поцеловал нежную щеку. Он резко повернул голову.
- Прости, я сейчас успокоюсь, не злись. – Он стал вытирать бегущие слезы, но они все равно капали с ресниц, текли солеными дорожками по щекам и вискам, скрываясь в волосах, а парень подо мной только размазывал их и сильнее всхлипывал.
- Я не злюсь, Мишель, это я заставил тебя плакать.
- Нет, я просто не ожидал таких слов. Ты же не разговариваешь со мной обычно. Я ведь просто постельный мальчик… - он прикусил губу и закрыл лицо руками, разрыдался. О Боже! Вот я идиот!
Я вскочил на постели и сел на колени перед лежащим парнем, потом обхватил его поперек талии и прижал к себе.
- Мишель, я не умею успокаивать… - я запнулся, почему не умею? Умею! Ведь у меня есть младшая сестра! – Тише, маленький, все, а то икать начнешь… Тише, все хорошо. – Я покачивал его в своих руках как младшую сестру, если бы Реана меня увидела, гордилась бы мной, я всегда удивлялся ее терпению с Пенс. Ведь наша младшая сестричка - это капризная принцесса. А Мишель на принцессу не похож, так что с ним должно сработать. – Мой сладкий мальчик, тише, все, забудь о том, что было, меня украли инопланетяне и вернули совершенно другим человеком.
- Надеюсь, ты так только меня успокаиваешь, и никто этого бреда больше не услышит. – Хрипло проговорил он, все также утыкаясь в мое плечо.
- Пробовал на сестре. Выходило плохо, но ты мне только что рассказал по какой причине. – Я улыбнулся, а Мишель поднял свое заплаканное лицо и на гране слышимости прошептал.
- Ты всегда был таким.
- Каким?
- Мог сделать очень больно, но всегда жалел. – Я удивленно смотрел на то, как он приподнялся и робко прикоснулся к моим губам.