Вы здесь

Танец

Страницы

Все страницы:

Я лежал уже где-то с полчаса, не двигаясь и стараясь дышать ровно. Он не спал. Я чувствовал кожей, как трепещут его ресницы и как он нежно касается меня кончиками пальцев. Я лежал и думал: почему притворяюсь спящим? Почему не могу просто открыть глаза и обнять его? Сказать, что прошлая ночь была волшебной…
Он вздохнул. И тихонько сполз с кровати, пошел в душ. И я, наконец, открыл глаза. Я понимал, почему обманул его, ведь Мишель наверняка стесняется. Его стеснение делает его замкнутым и пугливым, робким настолько, что он сжимается от моего взгляда.
Я точно знаю, он помнит свои вчерашние слова, поэтому выбрать тактику поведения сложно.
Я встал и пошел в ванную комнату внизу.
Вода взбодрила, но не прояснила мысли. Морис, когда я вышел из ванной, утробно заурчала, а я фыркнул.
- Есть хочешь, кашалота? – придерживая полотенце на бедрах, я пошел на кухню. – Пойдем, покормлю.
Она спрыгнула с кресла и, важно виляя попой, пошла за мной.
Я насыпал корма в миску и задумался. Что если просто сказать ему, что я на самом деле чувствую? Будет ли это выглядеть как признание в любви, или же просто как подачка?
От моих мыслей меня отвлек вздох за спиной. Я обернулся.
Мишель стоял в дверном проеме, уже одетый во вчерашние джинсы и футболку. Я нахмурился.
- Доброе утро, Микки. – Отводя взгляд, невнятно проговорил он.
- Доброе утро… солнышко. – Он резко поднял голову, в глазах непонимание. Я сделал шаг к нему и обнял за шею, ладонью зарываясь в волосы. – Что такое, Мишель?
- Ничего. Просто удивился.
- Завтракать будешь? – он не смотрел мне в глаза, его взгляд блуждал по кухне, иногда цепляясь за предметы.
- Да. Мне сегодня опять к обеду на работу. У тебя сегодня есть какие-нибудь дела?
- Посмотри на меня. – Наклоняясь ближе, попросил я.
Он медленно выполнил просьбу-приказ, поднял на меня свои глаза. В них, как я и думал, был испуг. Точнее даже не испуг, а паника, он нервно облизал губы. – Мишель, что случилось?
- Ничего. – От этого тихого ответа меня всего охватила ярость.
- С тобой очень трудно, ты знаешь? – также тихо проговорил я почти в его губы. Он выдохнул, а я не удержался - поцеловал. Сжимая его в объятиях, не давая шанса на инициативу, сминая мягкие безвольные губы. И только после тихого стона я понял, что сорвал на нем свою злость. Как обычно делал в прошлом.
Я отстранился, а он стоял, опустив голову, сжимая в руках край футболки. Челка закрыла глаза, но, даже не видя их, я знал, он на грани слез. – Черт!
Он дернулся, но с места не сдвинулся.
- Микки… - и обнял себя руками, я не выдержал его покорности, его страха передо мной. Мне хотелось выбить из него то глупое признание, но я сдержался и подошел к хрупкой фигурке, обнял.
- Мне с каждой минутой все хуже, Мишель. Я прекрасно понимаю, что ты живой человек, что я грубое животное, которое обижало тебя, но ты выводишь меня из себя своим поведением. Если раньше я мог сказать, что ты просто такой человек, любящий подчиняться сильному, то теперь, зная, что ты совершенно обычный парень в той среде, в которой и должен быть обычным, я схожу с ума. Мне хочется подмять тебя, сделать больно, надеть на тебя ошейник и пристегнуть его к своему запястью. – Он судорожно задышал мне в ключицу. – Я жестокий и ты прекрасно это знаешь, но я стараюсь быть для тебя другим и я не шутил вчера, говоря тебе: что это новое начало. Но ты тоже должен отпустить многое, маленький, и реагировать соответственно. - Я подцепил его подбородок пальцами и прошептал, смотря в глаза полные непролитых слез. – Я слышал твои слова несколько дней назад.
Он дернулся. Так ощутимо, не так как обычно, а почти истерично вырвался из моих рук.
- Микки, это… - он пятился от меня, пока не уткнулся ногами в диван в гостиной. Сел. Я подошел ближе и сел перед ним на корточки.
- Почему ты никогда даже не намекал на это? – и только сказав, я понял, что спросил. Как он мог намекать? Ведь он при виде меня и два слова связать не мог. Самый длинный диалог между нами был вчера за ужином и то, я вынудил его рассказать те вещи, которые приятными для него не являются. Мишель сидел, молча, все также опустив голову.
- Это было бы глупо. – Я нахмурился, положил ладони на его бедра. Хотелось и орать, и треснуть ему, но я выбрал совершенно другой вариант. Я обнял его, поднимая руки выше, и притянул к себе на колени.
- Почему ты считаешь, что сейчас это глупо?
- Ты не изменился. Тебе только кажется, но я же вижу, ты еле сдерживаешься от грубой силы… - печально ответил он.
- Возможно, но я не хочу делать тебе больно, как делал в прошлом. И быть может, если бы я знал раньше о твоих чувствах, было бы по-другому.
Он медленно поднял голову, в светлых глазах была тоска. Настоящая тоска по ласке и… любви.
- Нет. Ты был лидером, и ты доказывал это каждому, кто окружал тебя. И это держало тебя наплаву. Тебе нужно было кого-то унижать, если бы не было меня, был бы кто-то другой. Обязательно. И, наверное, я благодарен стечению обстоятельств, что этим мальчиком для битья оказался я.
- Тогда ответь мне на другой вопрос, Мишель. Почему ты не давал мне отпор? – я смотрел на него и видел, как тоска и паника сменяются другим, более глубоким чувством. Он сам не отдавал себе отчет в том, что показывает мне всего себя.
- Я не мог.
- Ложь. Ты прекрасно справлялся с другими нападками, давал сдачи, когда парни слишком наглели. Почему не мне? – и он снова уткнулся мне в ключицу и тихо: