Вы здесь

Танец

Страницы

Все страницы:

Я принял душ, переоделся и вышел в прохладный вечер. Квартира Мишель находится недалеко, я решил зайти в магазин и купить что-нибудь на ужин, а то у него вечно одна порция. Я даже остановился. Чертов мальчишка, последнюю неделю вообще хоть что-нибудь кроме яблок ел? Он всегда брал на работу яблоко и скромно тупил глазки, когда я спрашивал, поедая ужин, почему он не есть! Мать меня убила бы давно, если б знала, что ее сын совершенный чурбан!
Я влетел в магазин и смел с полок продукты первой необходимости. Конечно, сейчас конец месяца, зарплата наверняка была в начале и он просто как обычно стесняется что-либо сказать, идиот!
Я добежал до дома и влетел в подъезд, поднялся на шестой этаж и позвонил.
Открыл он как всегда быстро. Взгляд все также затравлен и губы никак не могут сложиться в улыбку.
- Привет. – Тихо. – Как тренировка? – я рыкнул и вошел в коридорчик. Мишель смотрел на меня испуганно.
- Привет. Сумки возьми. – Спокойно ответил я. – Тренировка нормально, но Эд отпустил меня на два дня, так что я поживу у тебя. – Я пристально смотрел в его глаза. Светлую радужку тут же закрыл зрачок, и он непроизвольно сделал шаг назад, сглотнул. – Страшно? – вдруг спросил я. Он покачал головой, на кухне что-то зашуршало, и он повернулся, но с места не сходил. – Иди. – Он тут же рванул на кухню, ойкнул, что-то упало. Я разделся и повесил свою кожаную куртку рядом с его потрепанным пальто. Черт, а ведь у него, действительно, никого нет.
Я взял пакеты с едой и прошел в маленькую кухоньку.
Мишель сидел на коленях около плиты, и я испугался. Сел рядом с ним.
- Дай посмотрю.
- Все в порядке, не волнуйся. – И так он это сказал, как будто я, действительно, зверь. Я опять вздохнул и несильно сжал его запястье, потянул на себя. Видимо, он схватился за крышку кастрюли голыми руками. На пальцах был красный ожог, несильный, но болезненный.
- Мишель… - в наступившей тишине проговорил я. Он вскинулся, глаза огромные, смотрит на меня испуганно и в неверии. Да, это впервые, когда я называю его по имени сам. – У тебя есть аптечка?
- Нет. – Тихо проговорил он.
- А деньги, а еда, а вещи, которые положено носить осенью? – он нахмурился и медленно покачал головой.
- Не волнуйся, я привык. – Он попытался отнять у меня свою руку, но я сжал запястье чуть сильнее. Я не животное, я исправлю, хочу увидеть улыбку на его лице. Красивом лице, если подумать, милом. С родинкой на щечке, ровными бровями и пухлыми, чувствительными губами, которые я никогда не целовал. Глаза такие тусклые и цвет не понятный. Как же так? Сломать и не заметить, а потом еще и добивать каждый раз…
- Мишель. – Я притянул его к себе и обнял. Он вздрогнул, когда мои пальцы зарылись в чуть жестковатые волосы, и я погладил кожу головы на затылке. – Я поесть принес. Не знаю, что ты любишь, взял все и сразу. Даже мороженое.
Он задрожал в моих руках, я знаю, он не плачет, не умеет плакать, разучился уже давно.
- Спасибо.
- Не за что, а теперь выльем эту бурду, которую ты там варишь себе и поедим нормально. Вдвоем. – Он кивнул. Я аккуратно встал и поднял его. Боже, маленький какой!
Мы разобрали сумку, но перед этим я аккуратно замотал его пальцы своим платком. То, что явно сгорело по моей вине, я сам выбросил и помыл кастрюлю. Мишель при этом очень тихо резал овощи на салат.
- Приятного аппетита. – Вежливо проговорил он и опустил голову. Я вздохнул.
- Приятного. – Но есть я не стал, а наблюдал за ним. Он ел аккуратно, локти навису, нож, вилка. Манеры? Откуда? – Мишель, а откуда ты родом? – вилка вылетела из непослушных пальцев, и парень поднял на меня удивленные глаза.
- Что?
- Где ты родился? – повторил я спокойно вопрос.
- Сен-Дени. Франция. – Очень тихо ответил он на мой вопрос.
- А почему живешь здесь? И какого ты тогда был в том интернате? Он никак не связан с Сен-Дени и, вообще, находиться в другой стороне… - Мишель медленно поднял вилку и закусил губу.
- В интернат я попал по желанию моей мачехи. - Он опустил голову, скрывая болезненно сведенные брови. – А потом она просто не разрешила вернуться мне домой, вот и все.
- Что значит, не разрешила вернуться домой? – я протянул руку и приподнял его лицо, он не смотрел на меня и был зажат так сильно, что мне в отчаянье захотелось встряхнуть его.
- Ма… - он снова задрожал. – Я не хочу об этом говорить. Я просто живу здесь. И мне некуда возвращаться, совсем.
Я отложил вилку и встал, подошел к нему и обнял.
- Мишель, я сегодня весь день думаю о тебе. Не могу выкинуть из головы твои порезы.… Мне хочется попросить прощение, но я не знаю с чего начать. Я никогда ни в чем не нуждался и мне трудно понять твое положение, но я точно знаю, что поступил с тобой неправильно и продолжаю поступать.… И… ты можешь называть меня по имени. Давай начнем хотя бы с этого… Я знаю, что сделал тебе больно и унизил тебя, но, возможно, я вырос… Черт!
Я прижал его за плечи к себе поближе и зашептал в волосы.
- Я ездил на свадьбу сестры, и ты не представляешь, кого я там видел.
- Кого? – спросил он.
- Дрея Браун. Помнишь? – и парень в моих руках дернулся, поднял на меня глаза. В них было понимание и боль.
- Ты поэтому вдруг пришел ко мне? – я сначала не понял его, но через секунду прижал сильней и часто зашептал.
- Нет, не поэтому, это была только причина. Которая заставила меня найти тебя, но увидев тебя, я снова поступил по инерции – неправильно, грубо, по скотски.
- Не надо! – он вдруг попытался вырваться.
- Тихо. Я не хочу делать тебе больно, ты понимаешь? Не хочу возвращаться к тому, что было…
- Первым делом, войдя в мой дом, ты толкнул меня на кровать…
- Прости. – А он вдруг обмяк в моих руках и тихо спросил.
- За что?