Вы здесь

Танец

Страницы

Все страницы:

Мы закончили ужин и стали обладателями специального блюда и букета цветов. Мой мальчик был так смущен, что ехал в такси, молча, сжимая букет.
А я как всегда думал, смотря на пролетающие за окном проспекты. Думал я о том, что происходит с ним.
Почему он так себя ведет?
Любит.
Да, он меня любит, но это же не причина так зажиматься и бояться слово лишнее сказать в моем присутствии. Почему?
- Мишель, почему ты боишься меня? – я повернулся к нему и был удивлен, мой мальчик спал. Прислонившись к стеклу машины и устроив букет на коленях. На губах была нежная улыбка. Я засмотрелся на это ночное чудо.
И все мысли улетучились из головы, когда такси остановилось у дома, и я подхватил легкое тело на руки и понес к подъезду.
Он продолжал спать, когда я раздевал его и укладывал в кровать. И только заворочался и сжал в руке угол одеяла, когда я разделся и лег рядом.
Я не мог уснуть, меня душили противоречия. С одной стороны - его страх, с другой - влюбленность. А если бы я не знал о его любви? Что тогда?
Что я бы думал о его страхе…
- Мммм Микки… - вдруг тихо простонал он. Я повернул голову и столкнулся с туманным взглядом светлых глаз. – Я уснул?
- Да. Спи.
Он подполз ко мне и устроился рядом, положил голову на мое предплечье и затих. Когда я думал, что он уснул, Мишель тихо прошептал.
- Я все думал и думал,… почему ты приходишь? И на работе тоже не переставал задавать себе этот вопрос.… А вот в ресторане получил на него ответ. Ты как огонь, такой же яркий и всепоглощающе страстный. Твоя стихия. И чувства твои такие же. Ты жжешь и ранишь. Но в тоже время от тебя идет тепло, оно такое редкое, но когда ты хочешь - я тону в своих чувствах… ты спрашивал, почему я другой на работе? Я не мог ответить, и даже сейчас, ночью, мне не так страшно увидеть призрение в твоих глазах. – Он перевел дыхание, а я затаил свое, ожидая. – Микки, займись со мной сексом. – Почти плача.
Я привстал и повернул его голову за подбородок.
- Ты уверен?
- Я умру, если ты не сделаешь этого, я просто уже не знаю, куда мне деться, меня переполняют чувства…
- Мишель.
И я больше не сказал ни слова, я просто накрыл его дрожащие губы.
Бояться быть отвергнутым и молчать по этой причине, бояться остаться в одиночестве и сжиматься от любого прикосновения – это страшно.
Мы были голые, и я был благодарен своей предусмотрительности. Я накрыл его собой, и он раздвинул с готовностью ножки, нетерпеливо потерся об меня. Я даже застыл. Он действительно весь горел. Его возбуждение было такое искрящееся. Я терялся, но точно знал, что спешить не стоит, поэтому медленно провел рукой по его боку, мягко по округлому бедру. Чуть сжал.
- Микки, знаешь, я ведь люблю твои ласки.
- Я знаю. – Также тихо ответил я.
Знаю, что любишь, знаю, где тебе приятно. Все это я знал и раньше, просто не придавал значения.
Не спеша я спустился поцелуями по его тонкой шейке к ключицам. Мягко обвел соски, прикусил один и поласкал другой. Без рывков и горящей страсти. Медленно и плавно.
Опустился ниже и раздвинул сильней эти точеные ножки. Прошелся языком по головке его члена.
Мишель мяукнул и прикрыл лицо руками. Стесняется, потому что ему приятно? Удивительно.
Я дотянулся до прикроватного столика и открыл ящик, нашарил там банку смазки.
Не спешить, главное не напугать его еще больше.
- Ты веришь, что я не сделаю тебе больно? – в звенящей тишине, после моего вопроса, раздалось нервное «да». И я открутил крышку у банки и окунул туда пальцы, погрел немного прохладную субстанцию в ладонях. И поднес ее к его дырочке. Размазал. Мишель снова напрягся.
Я наклонился и поцеловал его в искусанные губы.
- Посмотри на меня, я хочу, чтобы ты видел Меня, а не то, что было семь лет назад.
Он раскрыл глаза, и как только в них улеглась паника, я медленно ввел в него два пальца. Со смазкой они проскользнули легко. Я высунул язык и прошелся по его нижней губе, мягко прикусил ее.
Медленно я растягивал и готовил его для себя. Мое собственное возбуждение было невыносимо, но где-то в подсознании я понимал – рано. Нужно чтобы он не только попросил заняться с ним сексом, но и был готов к этому.
- Хочу, чтобы тебе было хорошо, слышишь? – оторвался я от его мягких губ.
Он не ответил. И я приподнялся и отстранился от него совсем.
- Я слышу. – Невнятно. – Я почти сгорел, Майкл.
Я понял.
- Как ты хочешь? – никогда особо не интересовался этим, но сейчас мне было необходимо знать.
- Так. – Он просто шире развел ноги и я сглотнул.
В свете ночника его кожа была розоватой и казалась бархатной, лихорадочно светящиеся глаза и красные зацелованные губы, и довершала всю это эротическую картину эрекция. Сочащаяся и жаленная.
Я снова зачерпнул смазку и смазал свой член, немного помедлил и поудобней расположился между разведенных ножек. Наклонился и тихо проговорил.
- Это новое начало, Мишель, и я хочу, чтобы если тебе будет больно, ты мне сказал. – Он смотрел на меня внимательным взглядом и только кивнул.
Я подставил головку к его входу и мягко толкнулся вовнутрь. Жарко. Даже горячо, я бы сказал, и узко. Я был поражен этим.
Когда растягивал - не заметил, но, похоже, имея двух дружков геев, у моего мальчика не было секса. Я рыкнул. Он сжался.
А я вовремя вспомнил, что обещал быть другим и нежно накрыл его плечико губами.
Еще раз толкнулся, и перед глазами заплясали разноцветные искры. Счастье. Я никогда в жизни не был так счастлив, как в этот момент.
- Ах… - тихий стон.
- Покричи, ладно, я обожаю, когда ты стонешь для меня, Мишель.
И я задвигался, обхватил его бедра руками и задвигался в странном рыжем мареве. Он обхватил меня ногами и руками за шею, двигался со мной в такт, срывался на гортанные крики и сжимал мышцы.