Вы здесь

Танец

Страницы

Все страницы:

Я тоже жил в съемной квартире, но моя, в отличие от квартиры Мишель, была огромной. Как только мы зашли в коридор, вальяжной походкой от бедра, если у кошек есть такое понятие, вышла моя Морис. Эта кошка появилась у меня случайно, я ее подобрал, однажды, идя с тренировки. Котенок был грязный, избитый и весь в крови. И во мне тогда что-то щелкнуло.
Когда я ее отмыл и свозил к ветеринару, оно оказалась белой. Чисто белой без единого черного пятнышка, а когда промыли глазки, то они оказались красные. Кошку альбиноса я назвал Морис. У нас с ней взаимная любовь, но моя Морис совершенно не любит рук, так что только мимолетная ласка по лобастой морде.
- Привет, девочка. У нас гости. – Я наклонился и прошелся пальцами по пушистой шерсти. Получил в ответ утробное урчание. Повернулся к молчаливому Мишель.
Он стоял, прижимал к себе сумку, на его лице было удивление.
- У тебя есть кот? – тихо спросил он.
- Ну, это кошка, ее зовут Морис. Теперь вы соседи и надеюсь, поладите. – Сказал и тут же пожалел об этом. Мишель закусил губу. – Что? Ты не любишь кошек?
- Мне нравятся кошки, просто… - я подошел к нему и приподнял лицо за подбородок, - … мне спать на коврике? – я не понял. А потом прокрутил в голове свою фразу про Морис, улыбнулся.
Отобрал у него пакет с вещами и обнял хрупкое тело. Уткнулся в его волосы и тихо прошептал.
- Ты будешь спать со мной, и это не обсуждается, хотя, если тебе больше нравится спать с кошками…
- Микки. – Он сам повернул голову и проскользнул губами по моей щеке. А я не удержался и накрыл его губы. Мишель замер, но буквально через секунду его губы приоткрылись.
Было так важно не напугать его, было важно, чтобы он не боялся отвечать мне на ласку.
Я не хотел, чтобы он помнил то время, когда я был с ним непростительно груб. Когда истязал не только его тело, но и душу. Наслаждался его болью.
Я аккуратно проскользнул языком в его рот, а он вдруг отвернулся.
- Что-то не так? – Мишель покачал головой. – Хорошо, а теперь раздевайся и я покажу тебе квартиру… и, кстати, по понедельникам приходит домработница, так что ты можешь ничего не убирать и не стирать.
- Хорошо.
Он разделся и аккуратно повесил свое пальто на вешалку. Я подхватил сумку и взял его за руку, повел в гостиную.
Мы прошли в комнату. Она было большой и светлой, с кремовыми обоями и мебелью на тон темнее. В принципе, здесь были только необходимые вещи: диван, журнальный столик и плазма. Все остальное пространство я использовал для самостоятельных тренировок. Так как тут был отличный паркет, собственно, и квартиру я выбрал именно из-за этого паркета и пространства. В углу стоял музыкальный центр.
- Ты здесь танцуешь? – тихо спросил Мишель.
- Да, когда Эд особо зверствует и требует отработанных движений, приходится самостоятельно совершенствоваться. – Я улыбнулся и отпустил его руку, схватил пульт и включил последний трек, под который я тут танцевал.
Я и забыл, что это была романтическая партия… ммм неплохо.
Я прикрыл глаза.
Музыка лилась так плавно и неспешно, создавая сладкий вакуум и перенося в мир грез. Я повернулся к застывшему парню.
- Что? – тихо спросил он.
- Потанцуешь со мной? – Мишель приоткрыл губки.
- Я не умею. – И отвернулся, а я медленно подошел к нему и приобнял за талию.
- Так я могу немного показать. Просто доверься мне и я поведу.
- Микки, я совсем не умею. – Я взял его тонкие пальцы, чуть сжал и положил его руку себе на плечо. Вторую сжал в другой руке, а свою положил на талию. Медленно, в такт музыке повел его по паркету. Он не сопротивлялся.
Как и в постели.
- Немного расслабь руку. – Он расслабил. – Молодец, хороший мальчик. – Мишель поднял на меня глаза. – Вот так, смотри на меня. – Медленно поворот. Было так приятно чувствовать его вот так. Танец – это как секс. Только намного чувственней и ближе чем в сексе. Ведь сексом можно заниматься и без чувств, а танцевать без чувств нельзя. – Отдайся мне. – Прошептал я. Мишель открыл ротик и хотел что-то сказать, но я не дал. Накрыл его губы, продолжая медленно вести его в танце. Танец – это страсть.
Медленно и томно. Лаская его язык своим языком, проскальзывая в его горячий рот, лаская нёбо. Даря ему ласку, за подчинение. Я почувствовал, что это именно то, что нужно. Прижал его чуть сильней. – Обними меня.
- Что? – хрипло спросил он.
- Обними меня ногами. – И я приподнял его, и его ноги опоясали мою талию. – Держись. – Я впился в его губы и плавно опустил легкое тело на диван. Упираясь своим возбуждением в его пах, я вдруг осознал, что безумно его хочу. – Мишель, хочу тебя… - переходя на шею, целуя его кожу, прошептал я.
Он напрягся, сразу, я ощутил его реакцию на мои слова всем телом.
Но он не упирался, а просто прикрыл глаза.
Все его тело было напряжено, каждая мышца. Я медленно расстегнул его олимпийку и проскользнул рукой под футболку. Меня вело, но я остановился.
Внимательно смотря в его лицо, я коснулся подушечками пальцев соска. Погладил. Светлые глаза распахнулись. И он уставился на меня изумленным взглядом.
- Микки? – одними губами прошептал он.
- Я хочу тебя, а не твое тело.
- А в чем разница? – также тихо спросил он.
- В том, что я очень хочу, чтобы ты чувствовал меня… мою нежность. – Сглотнув, ответил я. В светлых глазах я не увидел понимания. Он действительно не понимал в чем разница. И это полностью моя вина. – Мишель, маленький, расслабься. Все будет по-другому. Я обещаю.
Я приподнял футболку и наклонился, поцеловал его чуть выше пупка. Прошелся языком по мягкой и нежной коже вверх, поднимаясь к соскам. Захватил один из них в плен и прикусил, немного оттянул губами. Парень подо мной сжимал свою олимпийку и даже прикусил кубу, зажмурился.
- Микки.