Вы здесь

Потерянный

Потерянный.

Блондин, угрюмо шедший по тротуару, отбросил недокуренную сигарету в лужу. На улице шёл мелкий противный дождик, совершенно не располагающий к долгим вечерним прогулкам. Но ему было всё равно. Фрэнк Карстон только что вылетел из дома, где в очередной раз крупно поспорил со своим диктатором - отцом. И на самом деле совершенно не видел, какая на улице погода и куда, собственно, он идёт. Сейчас ему больше всего хотелось спрятаться. Спрятаться от себя, от отца, от всего мира.

- Чёрт задери всё на свете! И Слейтера, и папочку! - я почти рычал. Почему-то после встречи с тем странным парнем у Слейтера в квартире, мне всё труднее прятать свою сущность. Сам не пойму, но последние несколько дней вообще ловлю себя на том, что хочу укусить своего отца! Хочу вцепиться в его горло и долго рвать его на куски. Я остановился и покачал головой из стороны в сторону, не хватало ещё, чтобы я убил человека.
Вся моя история началась в последнем классе школы, в тот вечер я почему-то не хотел идти домой и остался у друга. Но уже поздно вечером мы поругались и я, хлопнув дверью, ушёл от него. Я всегда был вспыльчивый и сам иногда удивлялся себе, да и окружающим меня людям. Ну как они все терпят меня!? Итак, я брёл по улице и совершенно не замечал, что иду не туда. И когда я наткнулся на бар, название которого мне было незнакомо, я понял, что не знаю, где нахожусь. Обернулся на голос:
- Эй, малыш, а ты не потерялся? - хриплый, какой-то лающий голос. Я не мог его рассмотреть, он стоял в полумраке между домами, но точно видел, что на нём дорогие ботинки.
- Нет! - гордо ответил я. И, развернувшись, пошёл, почти побежал в совершенно другую сторону от этого странного типа.
- Я бы мог помочь тебе найти дорогу... - голос оказался совсем близко, я развернулся и уткнулся в его торс. От него так приятно пахло, дорогим одеколоном и сигарами, по-моему, такие курит мой отец.
- Ненужно, я сам справлюсь! Я уже Вам сказал, - попытался отойти от него я. Но его сильные руки вдруг схватили меня за запястья. И я впервые поднял на него глаза и столкнулся с голубыми горящими глазами...
Что было дальше, я не помню. Меня нашёл отец в местной больнице, через два дня. Вот тогда-то я и понял, что моему отцу наплевать на меня. Тот человек, или не человек вовсе, он укусил меня и вот после его укуса во мне начали происходить странные изменения. Я стал чувствовать острее, как будто интуиция кричала во время опасности. Запахи также ощущались очень остро. Я мог сказать, что в школьной столовой приготовили на завтрак. Зрение резко улучшилось, и я мог увидеть не только, что написано на доске с задней парты, но и крылышки мухи, которая сидела на потолке над доской. А однажды ночью я проснулся от боли во всём теле... И понял, что я волк. Точнее, это я понял спустя три часа после пробежки по улицам города, увидев себя в витрине. Увидел и обалдел. С тех пор я очень тщательно скрываю свою природу. Я знаю, что я оборотень, но я не хочу, что бы об этом кто-то узнал. А уж тем более мой дражайший папочка.
Я прикурил ещё одну сигарету. Было паршиво. Сейчас я вряд ли напоминал того сноба, которым обычно был. Ни очков, ни костюма, волосы в беспорядке. Мне пофиг. Я устал изображать из себя удачливого бизнесмена. Я так устал прятаться и всячески подавлять себя. Я просто устал.
Оглядевшись, я понял, что стою напротив того бара, того самого бара, около которого на дороге меня нашла какая-то сердобольная старушка всего в крови. Это ирония судьбы. Я выпрямился и зашагал к этому бару. Чем чёрт не шутит, может, сегодня я умру. И перестану, наконец, мучить своего отца и себя заодно.
Зайдя внутрь, я не был удивлён, жуткая обстановка, совершенно не фешенебельного заведения. Грязь, бутылки, сигаретный дым и безвкусная музыка, если вообще можно её так назвать.
За барной стойкой сидел бородатый то ли рокер, то ли поп, не поймёшь даже. Я приблизился к нему и на его вопросительный взгляд заказал виски. Хотя по запаху виски это было только приблизительно. Но мне было всё равно, я просто опрокинул в себя это пойло. В голове зазвенела пустота. Как хорошоооо...
- Эй, блонда! Сколько за час? - я даже сначала не понял, что это мне, но повернулся и уставился на огромного мужика одетого в кожу, лет так сорока на вид. Ого!
- Денег не хватит, дядя! - похабно ответил я, и что, интересно, они добавляют в спиртное, что меня так сильно развезло.
- А ты наглый! Мне нравятся такие! Пошли, не пожалеешь, отдеру так, что придёшь ещё просить! - заржал он.
- Нет, спасибо, конечно, я сегодня что-то не очень расположен к траху... в вашей компании! - меня начало это злить, я им что, мальчик по вызову! Ррррр!!! Я почувствовал, как когти начинают удлиняться. Я сглотнул. И резко встав, двинул этому отродью по его красному лицу. Мужика сложило около стойки, и он затих. Ну да, силы во мне намного больше, чем в обычных людях. Я же оборотень!
Вылетев из бара на улицу, я остановился и отдышался, присев на бордюр. Чёрт! Напиться не дали. Домой не пойдёшь, там папочка с нотациями о том, что я совершенно не похож на его любимого сына! Как я всё это ненавижу. Я подтянул к себе колени и положил на них голову, уткнулся лицом и всхлипнул.
- Хм... Малыш снова потерялся? - я даже не поверил собственным ушам. Медленно поднял голову, на корточках около меня сидел тот мужчина, только сейчас на нём были джинсы и свитер, на ногах ковбойские сапоги. Но запах его я бы не спутал ни с кем. И глаза голубые с вертикальными зрачками.
- Нет, - заученно ответил я. И резко вытер слёзы, вскочил со своего насиженного места. - Кто Вы?!
Он тоже медленно и с грацией встал, улыбаясь, чуть ближе подошёл ко мне. И протянул руку для пожатия.
- Браин Дорквуд, очень приятно познакомиться, Фрэнк. Ты в прошлый раз так быстро сбежал от меня... - я стоял и не знал, что делать, заехать этой скотине по морде или заржать во весь голос.
- А мне неприятно! И я не сбегал! Я еле очухался в больнице, и не благодаря Вам, между прочим! - я отодвинулся от него и руки убрал в карманы. А что он думал, что появится через пять лет, и, бац, я упаду к его ногам. Но он продолжал улыбаться и вдруг сказал то, что я вообще не ожидал.
- Я хотел посмотреть, на что ты способен, Фрэнсис, и ты не разочаровал меня. - Что?
- Ты что, сумасшедший!!? Дебил, уйди! - я оттолкнул его и пошёл вверх по улице на более освещённую её часть. Псих!
- Фрэнк? Ты снова убежишь от себя? Будешь прятаться и страдать. Я могу помочь, - он остался стоять на том же месте, я обернулся.
- Помочь? Мне?! Да кто ты такой, чёрт побери, чтобы знать, как мне тяжело!? - он лишь покачал головой и, всё также улыбаясь, медленно перетёк в чёрного волка. Я опешил. И сделал пару шагов от него, остановился. Ну, конечно, как же я мог не понять, кому должен быть благодарен за своё обращение!
- Ррррррр... - я так давно не перекидывался, что даже не заметил, как сделал это. Просто кинулся на него и попытался вцепиться в его лощёную чёрную шерсть. Я ненавидел сильно, безудержно! Но в тоже время чувствовал, как что-то внутри меня тянется к этому оборотню. Он тем временем очень легко повалил меня на землю и без особых усилий поднял меня, уже перекинувшегося назад, на руки. Я опешил и только заворожено смотрел в его глаза.
- Красивый получился из тебя волчонок, Фрэнк, - я взбрыкнул ногами, но он продолжал прижимать меня к себе. - Сильный. Упрямый. Задиристый и в тоже время очень милый.
- Ты псих, - обречённо высказался я.
- Нет, конечно, я давно жду, когда ты созреешь и перестанешь скрывать свою сущность. И, похоже, мне нужно сказать спасибо коту Кире, кто бы мог подумать. Напишу ему письмо на мейл, а то встречаться с ним полное безумие.
- Отпусти меня, - спокойно сказал я. С психами нужно говорить спокойно, иначе они реагируют не так как надо. Но он наклонился и поцеловал меня. Я раскрыл глаза и возмущённо фыркал. С ума сойти!
- Ну что ты, я ведь только обрёл тебя.
- И чего тебе надо? - я понял, что совершенно не могу сопротивляться ему.
- Тебя, конечно, Фрэнсис.
- Не надо меня так называть, так меня мама звала, - он нежно, как мне показалось, улыбнулся и поцеловал меня в висок.
- Хорошо, не буду. Ты не замёрз? А то одежда влажная у тебя, если позволишь, то у меня тут машина недалеко, отвезу тебя домой, - я отчаянно покачал головой.
- Нет, домой не надо.
- Ладно, тогда, может, ко мне? - я сомневался, но он снова очень нежно поцеловал меня в губы, и сомнения пропали.
- Хорошо, можно и к тебе, только без рук, и отпусти меня уже на землю, - он не послушал и просто понёс меня к недалеко припаркованной машине. Посадил на заднее сидение и сам сел рядом, стукнул по перегородке, она опустилась.
- Домой, - приказ, и машина тронулась. Я гордо сидел и смотрел на проплывающий за окном пейзаж. Боялся ли я? Нет. Хотя, если хорошо подумать, то немножко, потому что я помнил этого мужчину. И сейчас, сидя рядом с ним, я сдерживал себя от порыва задавать вопросы. И мне хотелось поцеловать его ещё раз, но так, чтобы уже он потерял голову. Я задумался и не заметил, что пейзаж сменился на ровно постриженный кустарник и выложенную булыжником подъездную дорогу.
- Где мы? - чуть нервно спросил я.
- Не нервничай, Фрэнк, это мой дом.
- Дом? Больше похоже на замок! - и, правда, это было не просто здание, а замок в стиле барокко. Я такое раньше видел только на картинках, он был величественный и просто потрясал. Башни и стрельчатые окна, большая парадная лестница с коваными перилами. Невероятно, я даже не думал, что такое может быть в этом городе.
- Мы за городом? - потрясённо спросил я.
- Да, ты не заметил, как мы выехали за город? - Браин улыбался, и его голубые глаза сверкали весельем.
- Нет, я задумался. Тогда, что ты делал там, в этом грязном трущобном районе?
- У меня там есть недвижимость, я решил её продать, как раз закончил подписывать бумаги, когда учуял тебя, - я, не веря, смотрел на него. - Может, мы продолжим разговор за чашкой чая?
- Кхм... да, - мы вышли из машины, около входа в замок нас поджидал старичок в ливрее дворецкого. Я просто чувствовал себя золушкой. Бля, а Браин, значит, принц у нас?! Не думай об этом, прошу. Я знаю, что в моей жизни очень мало хороших моментов, так пусть это будет один из них. Я встряхнул влажными волосами и подумал, что я совсем не подхожу к этому месту. Сейчас я выгляжу как обычный оборванец.
Мы прошли в светлую, дорого обставленную гостиную, мой отец бы, увидев эту роскошь, удавился. Браин предложил мне сесть, и я воспользовался этим, скромно присев на атласную обивку кресла. Принесли чай и закуску, но я не думал, что смогу хоть что-то проглотить, взял в руки чашку из тонкого китайского фарфора, ну чтобы руки занять.
- Может, что-то покрепче? - вкрадчиво спросил хозяин дома.
- Нет. Спасибо, - на самом деле меня раздражало всё, но я пока сдерживал своего волка. Он присел напротив и в отличие от меня развалился в кресле, закинул ногу на ногу и взял чашку с чаем, отпил.
- Фрэнк, я знаю, у тебя много вопросов, можешь задать их. - Что? Это он мне разрешил что ли?! Я пытался не зарычать и не броситься на него, очень аккуратно поставил чашку на столик из стекла. Встал.
- Вообще-то, мистер-как-Вас-там-не-важно, у меня есть несколько вопросов!! - он не шелохнулся, когда я навис над ним. - Во-первых, кто Вы?
- Я уже называл тебе своё имя, - спокойно сказал он.
- Нет, не имя меня интересует, а Кто Вы? - он чуть приподнял голову и тихо проговорил, смотря мне прямо в глаза.
- Меня зовут Браин Мартин Джеймс Карл Стивенс-Дорквуд, я пятый герцог Рочерстер, оборотень-волк, - и так он это сказал, спокойно и тихо, без надрыва и, смотря мне в глаза, что я отступил от кресла, в котором он сидел и выпалил:
- Какого чёрта? Что Вам от меня нужно? Какой герцог? Что вы несёте!!!? - я развернулся и пошёл к двери, которая, к слову, была закрыта. Дёрнул ручку и опешил - она действительно закрыта. Но ещё больше меня ввели в ступор руки, опоясавшие меня за талию.
- Тихо, волчонок. Не злись. Я сейчас всё тебе объясню, - он прижал меня чуть сильнее к себе. А я смотрел на идеальную поверхность двери из тёмного дерева и пытался не дать себе заорать на герцога. Мать моя, куда я попал?
- Отпустите, - уже спокойно сказал я. Но он, естественно, не послушался, а, подняв меня на руки, сел в кресло. А я впервые рассмотрел его. На вид ему было около сорока, может, чуть меньше. Аристократические черты лица: прямой нос, чуть пухлые губы, немного неидеальный разрез глаз, но очень длинные ресницы, тонкие брови, правильный овал лица. Длинные чёрные волосы спускались до поясницы, сейчас этот каскад перекинут на одно плечо. И даже одежда, не совсем подходящая к его титулу, была дорогая и качественная. Он был идеален. А что я? Обычный менеджер из средней фирмы. А сейчас вообще похожий на незнамо что. Я вздохнул.
- Удобно?
- Нет. Вы обещали объяснить, что я тут делаю.
- Хорошо. Давай тогда начнём с того, что ты примешь душ и не сбежишь.
- И куда мне бежать! - вспылил я.
- А от душа, значит, не откажешься? И давай уже на "Ты", - странный, сначала говорит, что он герцог, потом сажает на колени и только после этого отправляет в душ и предлагает перейти на "Ты".
- Я замёрз и от душа не откажусь.
- Отлично, значит, сейчас я провожу тебя в твою комнату, ты принимаешь душ, потом мы ужинаем и после поговорим. Согласен? - его рука поглаживала меня по спине, и этот жест почему-то успокаивал сильнее, чем слова.
- Согласен, - он улыбнулся и встал с кресла, поставил меня на пол и, взяв за руку, повёл наверх.
Весь дом сверкал чистотой и уютом, первое впечатление сгладилось, и, если не обращать внимания, что это замок, можно подумать, что находишься в дорогой мансарде. Мебель была местами современная, местами барокко и ампир, но сочеталась идеально. В комнате, которую мне предоставили, было всё современное, большая кровать и шкаф, и даже столик с зеркалом. Всё было из дерева светлых тонов. Ванная, с душевой кабинкой и утопленной в пол джакузи, были из чёрного мрамора с тонкими серебристыми прожилками. Вся противоположная стена зеркальная. Я медленно разделся и обернулся к зеркалу, оттуда на меня взирал задохлик с бледно-голубыми глазами и спутанными блондинистыми волосами. Боже! Я ничтожество!
С этими мыслями я встал под струю тёплой воды. Стараясь ни о чём не думать, я взял губку и налил на неё кокосовый гель для душа, намылился. Чёрт! Да что со мной? Я вообще спокоен, хотя ситуация странная, ну, где он был всё это время, этот Браин!? Все пять лет, пока я сходил с ума! Пока загонял свою сущность! Я остервенело натирал кожу, потом помыл волосы шампунем с кокосом, и только после этого меня накрыло, и я сполз на дно кабины и расплакался. Я не знал, что происходит с моей жизнью, отцу я не нужен и никогда, по сути, не был нужен. Он никогда не говорил со мной как с человеком, хотя и как на подчинённого он тоже редко обращал на меня внимание. Я всегда завидовал Кристиану, потому, что отец замечал его заслуги и всячески приветствовал его начинания. А я всегда был не у дел, но если бы это было только на работе, а ведь это продолжалось и дома. После смерти мамы папа как-то весь ушёл в работу и перестал меня замечать. А я учился и хотел когда-нибудь показать отцу, на что я способен, но пять лет назад всё изменилось. Я стал скрывать от него многое и прятать себя. Если раньше я ещё мог прийти к нему и поговорить, то пять лет назад это прекратилось, и мы стали отдаляться ещё быстрее, а он ничего не заметил. Совсем. Я скрывал свою волчью суть, я старался быть незаметным, но в тоже время хотел, чтобы он заметил меня. Я так устал.
Вода вдруг прекратила литься сверху и меня накрыли полотенцем, снова подняли на руки и как ребёнка понесли на кровать. И чем, интересно, я заслужил такую честь, что бы сам герцог таскал меня на руках. Он усадил меня на край и начал вытирать волосы, предварительно накинув халат на плечи. Я укутался в тёплую махровую ткань и всхлипнул, Браин прижал меня к себе и, накрыв мою голову рукой, начал мягко поглаживать волосы.
- Волчонок, всё наладиться. Вот увидишь, в твоей жизни будут перемены. И твой отец увидит в тебе личность. И ты будешь счастлив, - спокойным и почти нежным голосом проговорил он.
- Нет. Не буду, не увидит.
- Почему ты так уверен в этом, Фрэнк?
- Он никогда не замечал... меня, - я отодвинулся от мужчины и вытер глаза влажным полотенцем. Браин присел на корточки и, положив руки мне на колени, тихо проговорил:
- Я обещаю тебе, что он увидит. И пожалеет о том, что не замечал тебя. Голоден? - вдруг сменил тему Браин.
- Немного, - честно ответил я.
- Прикажу принести сюда ужин, чего бы ты хотел?
- Любое желание? - с любопытством спросил.
- Конечно, - с улыбкой проговорил он, вставая и направляясь к двери.
- Мммм, хочу пиццу с грибами и баварскими колбасками, с двойным сыром и кофе - латте с блинчиками с ягодным джемом... и ещё вишню и мороженное шоколадное... и... - меня остановил смех от двери.
- Что ждёт моего повара, когда ты голоден, малыш? - весело проговорил он.
- Пока не знаю... но, думаю, работы у него прибавиться!
- Ладно, я на кухню, ты одевайся, вещи в шкафу, я скоро вернусь, - и, всё ещё посмеиваясь, прикрыл дверь.
Я подошёл к шкафу и открыл его, он был под потолок заполнен вещами, разных марок, расцветок и фасонов. Я достал нижнее бельё в упаковке и надел, удобно! Потом джинсы, светлые, почти белые, и с верхней полки достал футболку сиреневого цвета с белым рисунком волка. Подошёл к зеркалу и расчесал свои патлы. Нет, я не стал принцем, просто немного взбодрился и, наверное, впервые за много лет расслабился и улыбнулся.
- Ну, совсем другое дело, малыш! - воскликнул Браин, занося в комнату поднос с кофе, мороженым и ягодами. - Блинчики и пицца будут чуть попозже, Микаэль в восторге от заказов. Говорит, чтобы я никуда тебя не выпускал. И я с ним полностью согласен.
Я обернулся.
- А чья это одежда?
- Твоя, - он поставил поднос на прикроватный столик и подошёл ко мне, протянул руку и оторвал этикетку от футболки, которую я даже не заметил. - Все вещи новые. Тебе идёт.
- Спасибо, - впервые сказал я и подумал, что это так приятно, когда совершенно незнакомый человек заботиться о тебе.
- Не за что. Так, давай попьём кофе и поговорим.
Мы разместились прямо на кровати, и я накинулся на вишню, всегда любил эти ягоды, терпкие и сладкие, чуть кисловатые, такие ароматные. Я положил в рот уже пятую и вдруг понял, что в комнате стоит тишина. Поднял глаза на Браина, он сидел и улыбался, смотря на меня.
- Сколько тебе лет, волчонок?
- Двадцать два... а тебе? - я проглотил ягоду и взял ещё одну.
- Тридцать семь.
- Как получилось, что я впервые слышу о том, что в этой глуши есть герцог?
- Это потому, что я никогда не афишировал свой статус и в мире меня скорее знают как Браина Дорквуда, чем как герцога Рочерстера. Моя семья давно уже ушла в подполье, можно так сказать. Но титул есть титул. Это произошло из-за одного случая, в горах моего деда укусил волк, - он замолчал, а я прекратил есть вишню, и уставился на него. - Тот волк, как ты понимаешь, был оборотень, мой дед выжил, хотя ему обещали смерть, и каким-то образом геном оборотня адоптировался в геноме человека. Мой отец уже был волком с рождения, как и я. И мой сын. Ему сейчас семнадцать лет и он отлично справляется с задачей Альфы, конечно, ни о какой стае речи не идёт, просто он сейчас занимается семейным бизнесом в Штатах.
- Зачем Вы укусили меня? - тихо спросил я. Мне было так больно. Сам не пойму из-за чего, просто услышав о сыне, я подумал, что... Он женат. Ведь герцогу не нужны бастарды? Или...
- На самом деле в тот момент я был зол и голоден. - Что? Я тут млею от его поцелуев, навоображал себе столько всего, а он! - Но позже, когда тебя увезли на скорой, я решил узнать, кто ты.
Я представляю, что он узнал обо мне! Ох, что ж, значит судьба такая у меня, хотя я не верю в судьбу.
- Честно сказать, мне показалось странным, что ты выжил. Ведь адаптация должна была быть страшной. Да и мальчишке вроде тебя смириться с такой ношей было бы очень сложно. Я боялся, что ты сломаешься раньше. Но ты выдержал, и меня это очень радует.
- Радует? Выдержал? Ты смеёшься сейчас!?
- Нет. Малыш, ты можешь не понять меня в данной ситуации, но я счастлив, что ты здесь. Твоя кровь роднит тебя с моим родом. Но я бы хотел, что бы это было официально. - Что? Что он только что сказал?
- Что? - севшим голосом спросил я.
- Я делаю тебе официальное предложение, - я, молча, глотал воздух, пытаясь хоть немного прийти в себя. Предложение?
- Ты хочешь, что бы я... что? - после долгого молчания смог произнести я.
- Стал моим мужем, - спокойно и ровно произнёс он.
- Браин... Ты думаешь, я глупый ребёнок? И не понимаю, что ты сейчас говоришь...
- Это не так. И ты, и я поняли друг друга. Просто тебе ещё нужно время, чтобы обдумать моё предложение. Оно у тебя есть.
- Мне ненужно ничего обдумывать. Кто ты и кто я?!
- Ты мой. Я обратил тебя, я сделал эту... - он не договорил, а я уже понял. Понял всё.
- Ошибку? - как-то тихо спросил я, хотя внутри всё колыхалось от гнева и отчаянного желания убежать, скрыться.
- Да, но я хочу её исправить. Ты позволишь мне дать тебе то, что принадлежит по праву крови. Мой сын наследник и ему достанется титул, но и ты получишь немало. Фрэнк? - он, видимо, только сейчас заметил, что я совершенно его не слушаю. Мне было так плохо, я никогда не был доверчивым дураком, я понимал, что в этой жизни за всё нужно платить. Но за что же плачу я? Он говорит о том, что совершил ошибку и хочет её исправить, но кем я буду, если приму его предложение, пытаясь уйти от непонимания отца, я попадаю в ещё большую зависимость, и мир, в котором я никогда не приживусь. Я даже не знаю, кто он, я ничего не чувствую к нему, только где-то глубоко в душе что-то колышется от его близости, но это скорее всего кровь оборотня.
- Нет.
- Что "нет", малыш? - спокойно спросил он.
- Я отказываюсь от твоего предложения, - сказал я натянуто.
- Фрэнк, и что ты собираешься делать? Вернёшься к отцу? Снова будешь прятаться от себя? Забиваться в угол? Я могу дать тебе больше, чем просто место в фирме, я могу купить фирму твоего отца и подарить тебе. Ты сядешь в его кресло, хочешь?
- Нет.
- Почему? - вдруг тихо проговорил он и, убрав поднос, придвинулся ко мне. - Почему, малыш?
- Потому что я ничего не чувствую по отношению к тебе.
- Совсем? - его глаза вдруг стали чуть темнее, и он наклонился и накрыл мои губы. Да, я чувствовал. Но не то. Ни страсти, ни притяжения, ни каких-то других чувств в душе не появилось. И даже тело реагировало спокойно. Он оторвался от моих губ с влажным чмоком и посмотрел в глаза. - Фрэнк, что же мне с тобой делать, мой волчонок?
- Ничего, я лучше поеду домой, - я встал и хотел уже идти переодеваться в свои вещи, но он остановил меня, сжав моё запястье.
- Маленький, ты никуда не пойдёшь, уже поздно. Да и Микаэль будет обижен. Он же готовит для тебя, или ты уже не голоден, после десятка вишенок? - я не пытался отдёрнуть руку, вот этот жест мне нравился, забота.
- Я останусь на ужин.
- Фрэнк, я, наверное, слишком резко насел на тебя, прости. Давай просто поговорим. Ведь я тебя совсем не знаю, но хочу узнать, - он потянул меня обратно на кровать. Мягко убрал мне прядь за ухо и поцеловал в шею. - Всего... - тихо зашептал мне на ухо герцог. Странно, но в душе всё улеглось, и я даже расслабился немного от его тихого голоса и нежных ласк. Опрокинув меня на кровать, он положил голову мне на живот и тихо заговорил. Он рассказывал об истории своей семьи, об отце, о сыне. Но нигде не упоминалась жена, и я решил уточнить:
- Вероника умерла, когда Хью было четыре года, несчастный случай на конной прогулке, часто бывает, она просто не уследила за лошадью, - он так это говорил, что мне стало странно.
- Ты любил её?
- Нет. Это был брак по расчёту. Мне вообще было сложно с женщиной в постели, но мой отец хотел внука... он его получил, теперь нянчится с ним в Штатах. Нет, я люблю Хью, он прелестный мальчик, но он, как и его мать, никогда не понимает слово "Нет". Так что моему отцу сложно с ним, но мне иногда кажется, по поступкам сына, что там у них взаимная тихая война. И им это доставляет удовольствие, причём огромное. Не тяжело? - он приподнял голову и улыбнулся. Я слушал его с закрытыми глазами, после его вопроса приоткрыл и покачал головой. Он чуть переместился и, нависая надо мной, тихо прошептал. - Хорошо.
А потом накрыл мои губы, странно, но после его рассказа о себе и семье, в которую он хочет меня принять, исправляя ошибку прошлого, мне стало легче. Я раскрыл губы и впустил его язык, поласкал своим. Он погладил меня по шее и углубил поцелуй. И я вдруг осознал, что отвечаю ему и возбуждаюсь!
- Браин... - он оторвался от меня, его дыхание чуть сбилось, глаза потемнели.
- Прости, опять спешу... причём даже не узнал, нравятся ли тебе парни или ты просто боишься меня оттолкнуть?
- Нет, я не боюсь, просто это так странно всё. Ты вдруг возникаешь из ниоткуда и пытаешься разыграть сказку под названием "Золушка - Фрэнк", а я даже не знаю, как реагировать, да и слова свои в этой сказке забыл.
- Это не игра. Если только чуть-чуть... - лукаво улыбнулся он.
- И насколько это игра в процентном соотношении? - также лукаво.
- Ммм, дай подумать... Возможно, пять к одному... - я засмеялся.
- Считаешь, что это скачки?
- Могут быть и скачки, если ты будешь сидеть сверху, волчонок... - очень бархатно прошептал Браин. Я в изумлении уставился на него.
- Что? - я дёрнулся.
- Ну, что ты, я ещё ничего не делал... пока.
- Мне такие сказки не очень нравятся, герцог...
- Мммм, а если со счастливым концом... - и опять эта лукавая улыбка и бархатный голос.
- Ага, во мне, - прищурил я глаза.
- Умный волчонок! - воскликнул Дорквуд. Кошмар, и куда я попал?

В дверь постучали, герцог нехотя встал и открыл тяжёлую дверь, за которой стоял немолодой мужчина в фартуке. На лице белозубая улыбка, он что-то быстро проговорил и, отсалютовав рукой, ушёл. Браин вкатил столик, на котором стояла моя пицца и несколько тарелок наполненных блинчиками. Я проглотил слюну, оказывается, я действительно голоден. Я знаю, что оборотни очень редко едят обычную пищу, но так как мне всегда приходилось скрываться, я научился чувствовать вкус обычной пищи. И даже приобрёл свой некий список любимых блюд. Но всё равно многие продукты я не могу употреблять в пищу, даже запах не переношу. Отец всегда удивлялся этому, говоря, что у него нет аллергии, так откуда она у меня. Хотя, он мало интересовался моим здоровьем, а после обращения я почти не болел, только после полнолуния случался небольшой спад активности. Но это было мало заметно, да и его интерес скорее был, ни как отца к сыну, а как работодателя. Я иногда чувствовал себя в собственном доме, как в офисе. Странно. Видимо, я слишком задумался, потому что не заметил, как Браин снова сел рядом и дотронулся до моей щеки. У него были прохладные, холёные руки. С гладкой, нежной кожей. Вероятно, он никогда ничего не делал руками, ну, кроме того, чтобы подписывать бумаги и счета. А ещё, наверное, всегда в перчатках. Небеса, о чём я думаю!
- Фрэнк, ты передумал есть? Микаэль так старался... - прошептал он.
- Нет, я голоден. Просто задумался, - как-то вяло ответил я. Странно, я не могу понять себя, то веду себя как истеричка, то совершенно выпадаю из реальности. Хотя сегодня вообще очень тяжёлый день. Сначала папочка с его претензиями, потом тот боров в баре и под конец вот герцог, зовущий к венцу. У меня явный стресс.
- Фрэнк, мы тут всё о обо мне да, о обо мне. Я хочу услышать твою историю этих пяти лет, как ты жил, кроме того, что работал на своего отца.
- Моя история очень однообразная и заключается в основном в работе...
- И за эти пять лет у моего волчонка не было никого?
- Почему ты всё время всё сводишь к одному и тому же... К личным отношениям! - и снова я почувствовал, как во мне поднимается волна гнева.
Браин вдруг притянул меня к себе и поднёс к губам блинчик, тонкий, ароматный. Я открыл рот и откусил, чуть не простонав от удовольствия. И весь гнев как рукой сняло. Да что со мной такое?
- Наверное, по той причине, что мне это интересно. Просто от тебя никем не пахнет, даже твоим отцом лишь чуть-чуть. Ты когда-нибудь был с кем-то в близких отношениях? - всё это он шептал мне в ухо, попутно кормя меня блинчиком. А я поглощал еду с его рук и думал. Думал о том, что даже не помню, когда у меня был последний сексуальный опыт. Не помню, как это доверять кому-то, быть в объятиях и не думать о том, что тебя могут предать. Не помню.
- Был. Но очень давно, ещё на первом курсе института. Она...
- Она?
- Ты думал я гей? Это не так, просто мне спокойно с тобой, иногда. Я сам не пойму, что происходит. То мне хочется кричать, то просто упасть в твои объятия и свернуться калачиком... я не понимаю!? - я отвернулся от очередного блинчика.
- Я могу объяснить, почему так происходит.
- Так объясни, - я фыркнул.
- Фрэнк, я вожак стаи, я обратил тебя, но ты был далеко по моей вине. Ты привык быть один. И на самом деле это плохо, для тебя же самого. Я хочу помочь тебе понять, что ты не одинок. А ярость твоя из-за того, что ты чувствуешь во мне доминанта, и это подавляет твою суть. Суть одинокого волка. Понимаешь?
- Да. Кажется. И что же будет дальше? - он вздохнул и резко опрокинул меня на кровать.
- А дальше ты поймёшь, кто из нас главный и где тебе будет лучше. В холодной квартире отца или в моих горячих объятиях?
Я не мог заставить себя сопротивляться, почему-то, когда он мокро облизал мне щёку, я поплыл. Казалось, его руки были везде, моя футболка полетела на пол. Я тяжело дышал, и в голове было жутко пусто, настолько, что, когда он потянулся к моей ширинке, я не возразил. Он смотрел мне в глаза, от его взгляда хотелось убежать, но в тоже время расслабиться и получить удовольствие, которое обещал этот взгляд. Звякнула молния и горячие пальцы проскользнули под резинку боксеров. Я дёрнулся, не в надежде уйти от прикосновения, а от неожиданности.
- Тихо, волчонок... Я не буду спешить. Обещаю, - и он накрыл мои губы. Я понимал, что из нас двоих - он доминант. Но моя натура сопротивлялась, и, наконец, я понял, что он имел в виду, говоря о волке одиночке. Руку он убрал, а вот его язык творил такие вещи, что я не выдержал и обнял его за шею, чуть приподнимая бёдра. Он рыкнул. Я притянул его сильнее и ответил на поцелуй, чуть посасывая влажный язык, прикусывая и тая. Нет, это безумие. Мой отец никогда не примет сына гея! Как только эта мысль оформилась, я отпустил его шею и отпихнул от себя горячее тело. Попытался вскочить и кинуться к двери, но сильные руки перехватили меня поперёк груди и за талию. Он сел сзади и тихо зашептал:
- Вот об этом я и говорю... Мой потерянный волчонок... Нужно жить, не боясь своих инстинктов. Нужно верить себе и своему вожаку. Второе даже предпочтительней. Я не отпущу, пока ты не успокоишься, - его дыхание на моей шее постепенно выровнялось, а вот я задыхался! Мне было так тяжело прийти в себя, я никак не мог понять, почему так странно ощущаю себя. Ну, какая разница, что подумает мой отец, ведь ему плевать на меня! Всегда было плевать.
- Ты сейчас меня трахнешь, а что потом? - он мягко поцеловал меня в шею.
- Я не собирался тебя трахать... Фрэнсис, давай ты расслабишься и позволишь мне сделать всё по порядку. Без спешки и попыток тебя удержать... Доверься мне.
- Довериться? Я не знаю, как это. Меня не научили, а ты бросил меня также на произвол судьбы. И теперь явившись, ещё чего-то хочешь от меня! - я снова дёрнулся в попытке уйти от прикосновений, несущих мне такое блаженство. Я не понимал, почему сопротивляюсь тому, что мне, в принципе, нравится. Но, видимо, герцог знал лучше меня, что нужно потерянному волчонку.
Прикусив шею сзади прямо под волосами и тихо зарычав, он снова повалил меня на кровать и, извернувшись, перекинул ногу через меня и сел сверху.
- Всё, хватит. Моё терпение тоже не безгранично... Ты сейчас замолкаешь. И ведёшь себя тихо... - сам же он наклонился и взял в мокрый плен мой сосок, я ахнул. Он чуть его прикусил. Моё тело реагировало без моего участия, просто шло на поводу инстинктов. Я задыхался только от того, что он творил с моим соском, а что же будет дальше? Горячие, сильные руки прошлись по моему животу, чуть в бок, по запястьям, вверх. Погладили предплечья, чуть сжали, плечи. Потом он наклонился и проделал тот же путь языком, остановился на локтевом сгибе. Чуть прикусил. Я застонал! Он играл на мне как на музыкальном инструменте. А я просто терялся в ощущениях его ласк. Правая рука легла на мою ширинку и сжала слегка увеличившийся член. Я вскинул бёдра, а он просто спустился вниз и, убрав руку, уткнулся мне в пах лицом, прикусил. Я запрокинул голову и закричал. Все ощущения были сильнее, чем это было раньше! Такого восторга от обычных, казалось бы, прикосновений к телу, я не испытывал вообще. Ловкие пальчики снова проскользнули за резинку боксеров, чуть стянули одежду вниз. Тёплые губы прошлись понизу моего живота... А я не знал, куда деть руки и, вцепившись ими в покрывала, пытался всё же сдержаться и не кончить как неопытный мальчишка.
- Хороший мальчик... - тихо проговорил Браин, облизывая языком мою кожу. Джинсы и боксеры были спущены ещё ниже, открывая вид на головку моего члена. - Мммм... - простонал он. И кончиком языка прикоснулся к головке. О! По телу прошла тёплая волна удовольствия, как же давно это было. Я не заметил, как сам стянул с себя джинсы вместе с бельём до конца, он ухмыльнулся, но мне было плевать. Когда его губы накрыли мой член и прошли мелкими поцелуями по всей длине, я застыл. Было приятно. Очень! Мои пальцы комкали покрывало. Пальцы на ногах поджались... на самом деле я сейчас был готов сделать всё, что угодно, в погоне за удовольствием. И герцог не разочаровал меня. Он ещё раз прошелся сверху вниз по члену, но теперь языком, и, приподнявшись, взял наполовину сразу. Я задохнулся в собственном крике! Он сосал ритмично, то останавливая и чуть сжимая у основания, то сильно сжимая горло, в которое упиралась головка. Это было чудесно! Я пару раз даже позволил себе подкинуть бёдра. Я уже готов был взорваться, когда Браин отстранился от меня.
- Мммм!? - вопросительно, возмущённо.
- Сейчас, подожди, не так быстро... мой волчонок... - он снял свои джинсы и скинул свитер, под джинсами ничего не было. Хотя нет, назвать "Это" ничем, язык не поворачивался. Он был загорелый и кожа, наверняка, мягкая. Мммм... Я попытался потянуться к собственной эрекции, но Браин убрал мою руку и, чуть раздвинув мне ноги, навис надо мной. - Не торопись, Фрэнсис...
От него шёл жар, и я уловил приятный аромат его возбуждения, мне кружило голову и никаких мыслей. Мне нравится это ощущение. Да!
Он лёг на меня и снова завладел моими губами, меня выгнуло на кровати. Герцог обнял моё плавившееся тело руками и качнул бёдрами, вжимая меня в матрац.
- Ах...
- Да, кричи, волчонок, кричи... - ещё один толчок. Я чувствовал, как внутри у меня разгорается костёр и как пламя расходится по всему телу. Я подался к нему. Сходя с ума от восторга, впиваясь в красные, влажные губы, обнимая, даря себя без остатка первый раз в жизни. Мужчине, укусившему меня...

Он понял сразу, что я сдался. Но не стал злорадствовать или что-то говорить, а просто целовать стал нежнее. Я высунул язык, чтобы ответить, а он обхватил его губами и начал посасывать. Я прикрыл глаза. Нет, не обречённо, а от удовольствия. Его грубая страсть, или мягкая нежность, хотелось всего и побольше! Его горячие губы и влажный язык перешли на шею, я подкинул бедра, и он тихо простонал. Мне было это в новинку - ему тоже приятно! Осознание этого факта как-то меня даже озадачило. Я тоже могу делать ему приятно...
- Браин...
- Да, волчонок? - он оторвался от моей шеи. Светлые глаза чуть покрыты пеленой желания, но он волнуется о том, что бы я чувствовал себя комфортно. Поэтому не спеша покрывает мою грудь поцелуями, чуть посасывая кожу в самых чувствительных местах. - Что ты хочешь?
Интересно, и почему мне кажется, что он уже всё решил, а спрашивает просто так. Но я чуть сместился и из врождённой вредности оттолкнул его от себя. Сначала он даже не понял, что я сделал, а вот потом вскочил на ноги и, посмотрев на меня очень строго, проговорил:
- И что это значит? Если ты думаешь, Фрэнсис, что со мной можно вот так просто поиграть, то глубоко ошибаешься.
Я тоже встал с кровати, удовольствие удовольствием, но я не собираюсь просто так под него ложиться.
- А это ничего не значит! Просто, с чего ты взял, что я так просто поддамся тебе! Что ты вот так просто ворвёшься в мою жизнь, решив исправить ошибку, а я просто возьму и приму всё, что ты скажешь, да ещё с удовольствием! - я чувствовал, что меня несёт, что я снова завожусь. Но остановиться был не в силах. Всё же перепалки с отцом въелись мне под кожу. И я уже не могу просто так реагировать на обычную нежность или страсть. Я стал каким-то раздвоенным. Потерялся среди всех людей и не смог найти себя в работе, дома, в сердце отца. Да даже герцог сейчас заботится только о себе и своём роде. А я? Чего хочу я!? Меня начало колотить, я обхватил себя за плечи и опустил голову. Сильные руки обняли меня и притянули к горячему телу, он прикрыл меня пледом, который лежал на кровати. И тихо проговорил:
- Прости, я поспешил опять. Но если бы ты знал, как ты кружишь мне голову.
Я не плакал, я просто стоял в его объятиях и пытался понять сам себя. Пытался и не мог.
- Я хочу побыть один. Пожалуйста.
Он вздохнул, подхватил одежду с пола и, натянув джинсы, повернулся ко мне. Я присел на край кровати, всё также закутанный в плед.
- Фрэнсис, прошу, только глупости не делай, - и тихо вышел из комнаты, прикрыв дверь.
Я откинулся на кровать, мягко, тепло, уютно. И с ним вроде также, но что-то во мне сопротивляется ему, я даже знаю что. Точнее кто, мой волк. И я не знаю, что мне делать с этим. Что делать со всей этой ситуацией? Как примирить две сущности? И ещё один вопрос: зачем?

Я проснулся от яркого осеннего солнца, оно не било в глаза, но всё равно раздражало сильно. Всю ночь я промучился вопросами, на которые не мог ответить даже частично. Но к выводу я пришёл однозначному. Я уеду. Просто начну сначала. С чистого листа, без отца, без герцога. Кажется, Кристиан Слейтер это имел в виду, а не курорт в Альпах. А ещё при мысли о гневе моего отца мне становилось чуточку страшно. Если он будет меня искать, то обязательно найдёт, значит, нужно сделать так, чтобы не нашёл. Как, я пока не знал, но, наверное, как-то можно это сделать. Может, это слишком трусливо с моей стороны и вообще не по природе волков - бежать. Но мне сейчас необходимо именно сбежать, от себя самого...
Я не успел додумать ночные думы, дверь открылась, и в комнату вошёл герцог.
- Доброе утро, Фрэнсис. Как спалось? - я чуть поморщился. Такой бодрый весь, а я всю ночь не мог нормально заснуть. Всё думал и думал.
- Доброе утро... нормально, - я отвернулся от него. Не могу смотреть в его глаза, сразу как-то хочется к нему поближе. А мне нельзя. Ведь я уже решил всё.- И я, кажется, просил не называть меня так.
- Прости, но "Фрэнк" тебе не подходит... Что-то решил для себя? - вдруг спросил Браин. Я дёрнулся и повернулся, шокировано глядя ему в глаза.
- Решил, - взять себя в руки мне не удавалось, эти мифические руки были скользкими. И я не мог, похоже, вообще нормально реагировать на герцога.
- И что же? - он прошёл и присел в кресло напротив кровати. Вальяжно закинул ногу на ногу и очень спокойно смотрел на меня - ожидая ответа.
- Я не могу согласиться на твоё предложение, поэтому думаю, что будет лучше, если я просто уеду, - я смотрел на него тоже в ожидании. Молчание затягивалось, вдруг он резко вскочил с кресла и прыгнул на меня, я не успел увернуться и был придавлен к кровати.
- Просто? И куда ты поедешь, Фрэнсис? - моё имя он выделил более бархатно. Я гневно сверлил его глазами, что он хочет, чтобы я прямо сейчас рассказал ему мой маршрут!?
- Отпусти!
- Отвечай! - он завёл мои руки назад и прижал их к подушке, я чуть скривился, силы он не жалел.
- Я не знаю пока! - закричал я.
- Тогда ты никуда не поедешь! - как-то вдруг враз успокоившись, проговорил герцог.
- Что? - но я уже был на грани срыва, я ощущал, как когти на руках скребут подушку, как чуть вытягивается позвоночник. Нет, трансформация не была для меня болезненной, но я, всё же, так редко позволял себе принять свой настоящий облик.
- Я запру тебя здесь и не выпущу до тех пор, пока ты не осознаешь, что ты мой! - совершенно спокойно сказал он.
- Да как ты вообще можешь... Я что, собственность тебе!? - я начал вырываться из хватки его рук.
- Если ты хочешь, то считай так. Но для меня ты больше чем собственность. Прекрати дёргаться, ты со мной всё равно не справишься, - я обессилено рухнул обратно на подушку. - Так лучше. А теперь просто расскажи мне, что тебе не нравится в моём предложении?
- Мне вообще не нравится предложение исправить ошибку пятилетней давности! - я скривился.- Я не ошибка... - тихо продолжил я.
- Фрэн... я не то имел в виду, говоря, что хочу исправить ошибку. Ты для меня сейчас дороже всего. Дороже сына даже. Ты понимаешь? - он смотрел с каким-то странным блеском в глазах. Но я не понимал.
- Браин, я не хочу за тебя замуж... я парень! И мне не нравится, что ты считаешь меня собственностью. И я совсем не знаю тебя! А ещё, самая главная причина - мой отец! - последнее я прокричал ему в лицо.
- Хорошо, давай сначала позавтракаем, а потом поговорим, - он попытался встать, но мне не о чём было говорить, я просто хотел уйти.
- Нет. Я не хочу есть. Я просто уеду и всё, - его тонкие пальцы крепко схватили меня за подбородок, и, удерживая меня, он наклонился и прошептал.
- Фрэн, один раз в жизни позволь себе жить, просто жить так, как ты хочешь, ни в чём не нуждаясь и делая то, что только тебе взбредёт в голову. Только один раз...
Его горячий шёпот вдруг разбудил во мне какое-то странное желание. Мне захотелось быть ближе, но внутри снова завозился мой волк. Да что такое? Я не выдержу этого! Видимо, моя паника отразилась в глазах, потому что Браин нежно накрыл мои губы, чуть подождал реакции и отпустил меня, обнимая, нежно лаская и упиваясь тем, что может сдержать моего волка. А он, и, правда, чуть притих. Я протянул руку и запутал пальцы в волосах, притянул его голову ближе и приоткрыл губы, впуская его в себя. Он зарычал.
- Так на много лучше, правда... - шептал он мне в губы. А я не мог ответить на его вопрос, все силы уходили у меня на то, чтобы не заплакать, не броситься на него, не заорать - нужное подчеркнуть. Но еще мне хотелось ластиться к нему. Я прикрыл глаза.
- Браин, прошу, не надо... Я так запутался в себе и во всём, что меня окружает. Мне сложно, очень. Пожалуйста... - я прикрыл лицо ладонями и зарычал от безысходности.
- Фрэн, волчонок, всё, тихо... Я знаю, что тебе нужно, вставай! - он практически насильно поднял меня с кровати и заставил надеть джинсы и серую футболку, сверху накинул кофту и в тапочках, даже не дав мне умыться, куда-то потащил.

Мы вышли в коридор, оттуда спустились в холл со стеклянными дверьми, двери эти выходили в сад. Браин вытолкал меня на свежий, осенний воздух. Я запрокинул голову и стоял, вдыхая букет осенних запахов: листва, яблоки, чуть земли, где-то далеко пахло грибами... Я потерялся в этом букете и не почувствовал, как перекинулся... Мы бежали по саду, чёрный волк куда-то вёл меня, петляя и останавливаясь, когда я отставал. Потом мы просто носились по чуть рыхлой почве и играли! Я никогда не думал, что смогу так просто бегать по лесу и резвиться... Он остановился, и я налетел на него. Мы стояли над обрывом, внизу была река. Её запах я ощутил давно, но не предполагал, что она такая красивая. Голубая и искристая на солнышке. Почти прозрачная вода, даже камушки видно, красиво! Мой хвост ходил туда-сюда, я чуть перебирал лапами от нетерпения. Рядом стоял Браин и чуть завыл...
- Как ты, волчонок? - перекинувшись, спросил он. Я ткнулся лбом в его руку и лизнул пальцы. Он засмеялся и чуть потрепал меня по холке, как домашнего питомца. Мне не было обидно, было странно.
- Это потрясающе! - восторженно проговорил я. Он улыбнулся и обнял меня со спины. Чуть прохладный камень холодил ноги, ведь я был в тапочках, но мне не хотелось в дом, мне было хорошо. Может быть, впервые за пять лет, нет, за всю жизнь. Я стоял и смотрел на всё это великолепие, на том берегу было поле, урожай уже собрали и пашня была чистой. Запах кружил голову, я чуть откинул её на плечо герцога. Мне хотелось смеяться и прыгать от восторга, и в тоже время я вдруг понял, чего мне не хватало все эти пять лет. Свободы!
- Замёрз? - тихо спросил Браин.
- Немного... Спасибо, я, наверное, пришёл в себя...
- Свобода?
- Да... - тихо проговорил я.
- Ты можешь бегать, где захочешь и когда захочешь, волчонок. Никто не запретит тебе это. Но для этого тебе нужно согласиться на моё предложение, - и не успел я ответить, как он снова перетёк в волка и кинулся назад. Мне ничего не оставалось, как побежать за ним. За оборотнем, который обратил меня и хочет жениться. Бред!

Мы сытно перекусили, и герцог, чтобы, видимо, не допустить повторения вчерашнего, решил показать мне библиотеку. Я улыбнулся, думая о том, что, наверное, такой занятой человек как Браин должен понимать, что читаю я редко. Но говорить, что-либо я не стал, даже странно, но мой волк довольно поскуливал. И даже ни разу не попытался как-то негативно отозваться в сторону Дорквуда. Мне тоже было спокойно и приятно в его обществе, пока он не задал очередной вопрос:
- Фрэн, а что тебя связывает с котом Кирой?
- Кирой?
- Мммм, когда я тебя встретил около бара, от тебя еле уловимо несло котом... Этого оборотня я знаю лично, если ты с ним встретился, то у него были какие-то дела в городе, потому что он редко покидает заповедник. Мне интересно, какие дела у Киры в городе... - задумчиво проговорил Браин.
- Я не знаю, какие у него дела в городе, а встретил я его в квартире моего бывшего коллеги Кристиана Слейтера. Оборотня, как оказалось, хотя мне всегда он казался странным. Но то, что он оборотень, я не знал, - я слегка поморщился, вспоминая ту встречу, опять же, повёл себя странно, но я тогда всё списал на этого кота Киру. Ведь моя сущность полная противоположность сущности кота-оборотня.
- Возможно, Кира, наконец, нашёл Омегу... Слейтер... что-то я не припомню такую фамилию... - меня начало это раздражать! Какого он вспоминает что-то, я же рядом! Я дёрнулся. Сам испугавшись своей мысли, а потом вспомнил своё утренние решение, и всё по новой закрутилось в голове.
Не могу себя понять, такое ощущение, что я по кругу хожу или дёргаюсь туда-сюда. Вообще, я всю жизнь так жил, на двух концах одной палки. И никак не мог понять, что палка-то всё равно одна, что бы я не делал, всё упиралось в отца. Отец...
Я почувствовал нежное пожатие на запястье, чуть учащённое дыхание на щеке и тихий шёпот:
- Фрэн, не думай... Когда ты не думаешь, ты такой милый. Может, хочешь в бассейн? - я непонимающе смотрел на него. - Ну, поплаваешь, расслабишься.
Он был слишком близко, но мне это нравилось. Сейчас. Просто за эти чёртовы сутки я столько стресса пережил, что, наверное, сказалось на мыслительной деятельности. Я оттолкнулся от спинки кресла, в котором сидел, и поцеловал Браина. Сам.
Он опешил, но ненадолго, чуть меньше нескольких секунд его губы оставались неподвижны, а потом он, запустив руку в мои волосы, перехватил инициативу. Мне нравилось, когда герцог не спешил, но почему-то в этот раз мне хотелось кричать от его медлительности.
Он старался нежно и очень аккуратно обнимать меня, когда пересаживал моё не сопротивляющееся тело себе на колени. Поцелуй стал чуть глубже, он погладил языком мой язык и нёбо, но всё также медленно и влажно. Я чуть нетерпеливо поёрзал и почувствовал его возбуждение. Он был возбуждён до неприличия. Невероятно, из-за какого-то поцелуя, хотя целовался он просто прекрасно. Я почувствовал, как по телу от губ прошла странная волна, соски стали чуть чувствительнее и, соприкасаясь с одеждой, заставляли меня чуть выгибать спину.
Он оторвался от моих губ, а я еле перевёл дыхание и сипло попросил:
- Я думаю, что сейчас именно тот момент, когда лучше не останавливаться...- но Браин лишь улыбнулся.
- Волчонок, я больше не выдержу, если ты сейчас согласишься, а потом опять оттолкнёшь.
- А если нет? - я облизал губы, мне хотелось его целовать.
- Не будем проверять, пока ты не избавишься от этого "если". Но целовать мне тебя никто не запретит, даже ты сам, - и мягкие губы снова накрыли мой рот. Я застонал и вдруг отчётливо понял, что мой волк довольно вздохнул. Я открыл глаза и посмотрел на нежно улыбающегося герцога, он еле касался моих губ, его голубые глаза светились пониманием.
- Браин?
- Твоя сущность впервые довольна, Фрэн. Твоему волку нравится быть свободным и жить так, как ему хочется. Это природа оборотней и ты очень долго скрывал её и прятал все инстинкты. Расслабься...
Я обнял его за шею, чуть сместился на его коленях, закинув ноги на подлокотник кресла. Он держал меня как ребёнка, и мне это нравилось. Я вообще заметил за собой, что отношусь к Браину очень странно, некоторые его поступки я сравниваю с поступками своего отца. Вот, например, сейчас он держит меня на коленях, а мой отец никогда не брал меня на руки. Или когда успокаивал после душа, отец этого тоже не делал. Я уткнулся в его шею и улыбался, впервые в жизни чувствуя себя целым и сходя с ума от желания. Желания целовать этого оборотня!
- Странно, только утром я хотел уйти... а сейчас мне хочется остаться навсегда с тобой в этом кресле.
- Это не странно, волчонок. Просто впервые ты свободен от всех своих обязательств, и вправе выбрать, что хочешь. Чего ты хочешь? - почти интимно спросил он. Я притих. Как сказать ему, что я хочу? Но потом я понял, что совершенно не стесняюсь того, чего хочу.
- Целовать тебя, - чуть хрипло проговорил я.
- Сделай это...
И я сам снова накрыл его губы, мы целовались теперь страстно, несдержанно, я постанывал в его рот. Браин накрыл рукой мою ширинку, а я убрал одну ногу, таким образом, оказавшись в совершенно развратной позе на его коленях. Оторвавшись от моих зацелованных губ, герцог перешёл на шею. Он чуть надавил на ширинку, я накрыл его руку своей и остановил.
- Нет?
- Я не знаю.
- Я не буду настаивать. Что бы ты мог выбрать сам.
- Браин, я запутавшийся человек, хотя нет, оборотень, мой волк слишком долго был взаперти, сейчас я вообще не очень хорошо понимаю, чего мне хочется. Я разрываюсь пополам от своих желаний. Ты можешь сейчас взять меня, но что будет потом, я не отвечу, - я замолчал, с трудом проглотив ком, который вдруг появился в горле. Мне хотелось плакать и смеяться над своим положением. А он вдруг просто обнял меня и, прижимая к себе, проговорил:
- Всё хорошо, слышишь, всё прекрасно, ты научишься, и мы будем счастливы. Прости, но я уже не отпущу тебя. Я потратил пять лет совершенно впустую. Теперь мне хочется обнимать тебя, целовать и делать тебе приятно. Но пока я вижу, что ты не очень к этому готов... - я лишь кивнул и вдруг понял, что хоть и думал об отце всё это время, я, ни разу не захотел ему позвонить. Потрясающе!
- Браин, я не знаю, что мне делать... Как жить дальше, ведь я не смогу в городе бегать в обличие волка, а теперь мне кажется, я сойду с ума, не делая этого...
- Оставайся. Оставайся со мной. Будь моим мужем... Будь со мной во всём, Фрэн, - он не спрашивал, он предлагал. А я поднял голову и посмотрел ему в глаза, обалдело, и понял - чего хочу.
- Я...- но договорить я не успел, в библиотеку вошёл мужчина средних лет, старше Браина, и на подносе принёс трубку телефона. Герцог нахмурился, но трубку взял. Я очень плавно слез с его рук и пересел в кресло напротив. Но он встал и вышел из помещения, оставляя меня одного. Видимо, разговор серьёзный или личный. Или... он просто не желает разговаривать при мне. Я сжал челюсть, а руки в кулаки. Что-то странное поднялось по позвоночнику, и мне показалось, что комната сузилась до размеров спичечной коробки и моей злости. Он! Предлагает! Мне! Выйти за него! А по телефону при мне говорить не может!?
Но тут же, здравый смысл вернулся в моё затуманенное злостью сознание: Я ведь, по сути, ему никто, так, парень, укушенный при непонятных обстоятельствах. Тогда чего я, собственно, хочу от него? Доверия? Того, чего не мог получить от отца? Но разве он мне отец.
Да что со мной такое, веду себя как дурак. Нужно просто быть самим собой, ведь я был другим до обращения. Конечно, сейчас я уже не помню ничего из того прошлого себя, но всё можно вернуть. И доверие, и веру!
Я вскочил с кресла в тот момент, когда герцог вернулся и, не думая, кинулся к нему:
- Что-то случилось, Фрэн? - озабоченно спросил он.
- Да или нет. С какой стороны посмотреть. Я впервые понял, что мне нужно, а ты ушёл.
- Прости, это Хью звонил, там у них с дедом очередная драма, - он вдруг нахмурился и, приблизившись, тихо и серьёзно спросил. - Ты понял, что тебе нужно?
- Да.
- Я слушаю, - его глаза с вертикальными зрачками чуть блестели.
- Я останусь с тобой.
Первые секунды он не понял, осознание пришло чуть позже, а сначала он обнял меня.
- Ты выйдешь за меня? - спросил он.
- Нет. Но я останусь с тобой и подумаю, - я улыбался. И он тоже мне улыбнулся.
- Я могу подождать...
- Согласен?
- Да, ведь это намного больше, чем просто "Нет".
Мы провели потрясающий день: покупались в бассейне и ещё бегали по лесу до самой ночи, а потом был ужин, который неугомонный Микаэль лично составлял со мной. Я впервые за пять лет был счастлив. И, ложась уже поздно ночью в кровать, я понял, что всегда хотел именно этого - уюта и покоя.

Это утро было совсем другим. Я открыл глаза и оказался в плену голубых омутов с вертикальными зрачками. Браин склонился надо мной и как-то интимно проговорил:
- Доброе утро, волчонок... - по моему позвоночнику поползла волна жара, я даже не ожидал от себя, но расплылся в улыбке.
- Доброе!
- Как спалось? - таким же тоном спросил Дорквуд.
- Очень хорошо... а что ты тут делаешь? - я чуть приподнялся и заметил, что герцог одет в костюм. - Куда-то уходишь?
Мне вдруг стало грустно, ну, а чего я ожидал, ведь у него, наверное, много работы. А тут я, со своими странностями в характере.
- Я пришёл разбудить тебя... лично. И да, мы уходим, через полчаса Марк подгонит машину, и мы с тобой поедем в фирму твоего отца, - я вскочил с кровати.
- Что? Зачем?
- Тихо-тихо. Для того чтобы он увидел, что его сын не пустое место. Я хочу попросить у него твоей руки, - я истерично засмеялся.
- Браин, он, скорее всего, просто вышвырнет нас за дверь. Мой отец не будет разговаривать с тобой, а уж тем более по поводу моей помолвки. И я вроде сказал, что не выйду за тебя! - вдруг вспомнил я.
- Через год, два, три... Я всё равно получу тебя! И не кипятись понапрасну. Сейчас мы позавтракаем и поедим в офис, и начни мне уже доверять, волчонок. А то твой отец поймёт, что я для тебя ничего не значу.
Я посмотрел в его вмиг погрустневшие глаза и сам немного удивился своей реакции, но сделать ничего не мог. Обнял его за шею и припал к губам. Он чуть приоткрыл губы, и я почувствовал, как расслабляюсь в его объятиях. И тепло, идущее от него, было самой большой необходимостью сейчас, больше даже, чем слова. Я понял, что этот оборотень что-то значит для меня. Что-то, что заставляет меня таять и надеяться на большее. Нет, пока не в физическом плане, а именно в моральном, на то, что он выполнит своё обещание. Он обещал мне свободу!
- Давай, одевайся и спускайся вниз. Я буду ждать тебя.
Он ещё раз чмокнул меня в ушко и спокойно вышел, прикрыв дверь. Я вскочил с кровати и побежал в ванную, не знаю, что происходит, но мне стало так легко. Приняв душ, я открыл шкаф и подумал сначала надеть джинсы, но потом вспомнил прекрасно сидящий тёмно-синий костюм из дорогой шерсти. Да, на фоне герцога в джинсах я буду как идиот. Открыв вторую створку, я чуть отшатнулся. Там были костюмы, сорочки, галстуки и коробочки с запонками, а на полках туфли. Я сглотнул. Ну да, я понял уже давно, что Дорквуд всё предусмотрел, но убеждаться в этом каждый раз было как-то удивительно. И странно. Я провёл дрожащей рукой по запакованным вещам, и единственная моя мысль была о том, что я никогда в жизни не смогу себе купить что-то подобное. Выбрав, на мой взгляд, самый скромный костюм, я раскрыл его на кровати, да, скромный - это я погорячился. Чуть светлее, чем у герцога, в тонкую полоску и с четырьмя пуговицами, из качественно-дорогой шерсти, тонкой и такой нежной на ощупь. Нет, я не падок на одежду, но даже я не могу удержаться от такого качества. Рррр... Ой!
Я не успел сообразить, как стоял уже на четырёх лапах. И когда, интересно, я так расслабился и начал перекидываться от любой сильной эмоции. Я встряхнулся всем телом и перекинулся обратно, подобрал рубашку и галстук и, наконец, облачился в это произведение искусства. Классно!
Спускаясь по лестнице и ощущая себя просто принцессой, новые ботинки, кстати, тоже совершенство, я немного всё же нервничал. Сам не могу понять, как позволил себе попасть в такую ситуацию, ведь я не хотел видеть отца.
- Прекрасно выглядишь, Фрэнсис! - улыбаясь, поймал меня за локоть Браин. - Надеюсь, ты не хочешь сбежать от меня?
- От тебя нет, а вот от поездки к моему отцу очень, - честно ответил я.
- На самом деле это радует, - мы спустились по главной лестнице к машине.
- Зачем тебе вот так внезапно вдруг захотелось увидеть моего отца?
- Я думаю, это поможет тебе раскрыться, чуть больше расслабиться и доверять, - серьёзно начал он. - Ну, а потом, Фрэн, ты сам прекрасно понимаешь, что я хочу вцепиться твоему отцу в горло и разорвать его на мелкие частицы, чтобы собрать не смогли. Но также я понимаю, что твой отец не позволит быть нам вместе, правда, меня его мнение волнует в самую последнею очередь. Что касается тебя? Я хочу, чтобы ты был счастлив, и если встреча с твоим отцом позволит этого добиться - то я готов на неё.
- Ты готов, а я... не совсем, - как-то неуверенно проговорил я. Мы сели в машину, и он приобнял меня за плечи, назвал Марку адрес, и мы поехали в бурю.
- Я буду с тобой. Я твой вожак, я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось. Ты веришь мне, Фрэнсис? - и мне хотелось верить и хотелось всё же самому решить вопрос с отцом. Я откинул голову Браину на плечо и тихо проговорил:
- Мне хочется верить тебе. Но... я всю свою сознательную жизнь был один. Последние пять лет я был совершенно один. И мне сложно кого-то пустить себе в душу, я так боюсь... ошибиться.
- Фрэнсис, ты больше не один. И ошибаться ты имеешь право, ведь каждый ошибается сам и учится на своих ошибках тоже сам. Я могу тебя поддержать, могу направить, но выбор свой ты сделаешь только сам. Что касается твоего отца - он был не прав в твоём воспитании. Если взять наши отношения с Хью, я люблю его очень, он мой сын, наследник, и даже, если он далеко, моя любовь всё равно с ним, и я приму любой его выбор. Что бы он ни выбрал. Твой же отец почему-то решил, что тебе будет лучше без него. И это очень странно и неправильно по отношению к тебе. Фрэн?
- Я боюсь, - я впервые в жизни признался в этом. Я банально боюсь увидеть отвращение на лице своего отца.
- Не бойся, с ним буду говорить я. Ты будешь только присутствовать, и если он что-то скажет в твою сторону, боюсь, моему волку это не понравится...
- Браин! - я встрепенулся и посмотрел в серьёзные глаза герцога.
- Я серьёзно, Фрэн.
- Он не должен узнать, что я оборотень! - воскликнул я.
- Он и не узнает... всё зависит только от него и его сговорчивости.
- Браин, это не приемлемо! Он вообще не знает, что бывают такие как мы! - меня начало трясти. Он развернулся и дотронулся до моей щеки тыльной стороной ладони. От этого жеста мне стало спокойней, и я вздохнул. - Прости, я нервничаю.
- Понимаю. Но не стоит так бояться предстоящего разговора, мы ещё не приехали. Странно, что он не ищет тебя, позвонил бы хоть, - я сморщил нос. Браин улыбнулся и чмокнул меня в щёку.
- Он ни разу в своей жизни не искал меня, когда мы ругались.
- Глупо, - просто ответил Браин.
Потом притянул меня к себе, и я снова положил голову ему на плечо, тихо вздохнул и подумал, что так я себя не ощущал очень давно. Только с мамой мне было так прекрасно. Мой герцог...

Мы доехали до офиса почти за час. Последние десять минут меня сковал просто животный страх. Ведь я пропал на сутки с лишним, теперь приеду с каким-то мужчиной, который будет требовать неизвестно чего от него. Мне было страшно!
- Браин, прошу только, пожалуйста, без перекидывания... он не знает, ему будет страшно, - я очень быстро задышал.
- Фрэн, ну что ты, успокойся. Я же не стану прямо сразу накидываться на твоего непутёвого отца.
- Всё равно... Он слишком вспыльчивый! - герцог обнял меня крепче и тихо заговорил мне в волосы, которые не были, как обычно уложены гелем, а были в некотором беспорядке, как сказал Браин, творческом.
- Фрэн, давай ты не будешь нервничать и дашь мне возможность просто с ним поговорить, не влезая в наш разговор.
Я лишь обречённо кивнул. Я не понимал себя, почему еду и спокойно готовлюсь к этому кошмару, даю себя уговорить. Но в глубине души я знал, что Дорквуд сделает всё по-своему, даже если я начну кричать и сопротивляться, так зачем это делать. Вот эти мысли были в новинку мне. Но, видимо, моя новая сущность понимала положение вещей лучше меня и не сопротивлялась решению вожака. Моя новая сущность - мой свободный волк.
Машина остановилась перед зданием из стекла и бетона. Офис моего отца...
- Пойдём, и ничего не бойся.
Я фыркнул, но спокойно вышел из машины. Чуть нервно одёрнул полы пиджака. Костюм сидел идеально, не так как мои прежние. И мне было намного спокойнее с рядом идущим мужчиной. Браин Дорквуд в полном молчании прошёл к ресепшену.
- Здравствуйте, милая леди, мистер Карстон у себя? - улыбаясь, спросил герцог. Я стоял рядом и наблюдал, как девушка просто тает от его бархатного голоса и улыбки.
- Да. Два часа уже как! - пролепетала она, улыбаясь.
- Спасибо. Мы можем подняться?
- Конечно-конечно... - по-видимому, меня даже не узнали. Неужели костюм и отсутствие очков так меняют человека? Не думаю я. Скорее всего это просто отсутствие интереса ко мне всего персонала отца. Для них я всегда был только его сыном-неудачником. Это обидно, но пережить можно.
Мы прошли в знакомый лифт, с каждым этажом меня чуть сильнее начинала пробирать дрожь.
- Фрэнк, всё хорошо.
- Нет, не хорошо...- я почувствовал, как от волнения у меня по виску покатилась капелька пота, и сжал руки в кулаки. Браин наклонился и слизал её, беря мои судорожно сжатые руки в свои тёплые ладони. Гладя и смотря мне в глаза, сказал:
- Всё будет хорошо, волчонок, - и мягкое прикосновение губ к моим холодным. - Всё, прекрати.
- Я не могу понять, почему ты так спокоен?
- Потому что я не вижу в разговоре с твоим отцом ничего сложного и страшного, ни для тебя, ни уж тем более для меня.
Я тяжело вздохнул, ну откуда ему знать, что мой отец, видя меня, становиться неуправляем. Нужно было отказаться и упираться всеми руками и ногами, или лучше убежать в лес и сидеть там до конца жизни! Я даже улыбнулся, потому что мой волк удовлетворённо вздохнул.
Лифт открылся, и секретарь отца удивлённо посмотрела на нас.
- Что Вы хотели, сэр?
Я, молча, стоял чуть правее герцога. Секретарша оценивающе разглядывала нас. Ну, что сказать, Браин был великолепен, высокий, статный, в дорогом костюме. От одного взгляда на него можно было понять, что он не просто очередной заказчик или поставщик, а именно "Сэр" с большой буквы. Я подавил желание закрыть его собой, от пошлого взгляда.
- Я бы хотел побеседовать с мистером Карстоном, и передайте ему, что у нас нет времени, - закончил очень серьёзно он.
- Мистер Карстон сейчас очень занят, - не уступила она.
- Чем же? - совершенно не уступая ей в дерзости, проговорил Браин.
- У него личные дела, которые не обсуждаются...
- Хм... я думаю, он уделит нам несколько минут своего драгоценного времени, мисс.
Она даже рот открыла для того, чтобы возразить, но дверь в кабинет отца открылась, и он сам вышел в приёмную.
- Эмми... - странно, я помню, что секретаря вроде звали как-то по-другому. Уволил. Странно. - Ты связалась с полицией?
- Да, мистер Карстон, но они ничего не сообщили о Вашем сыне.
Я удивлённо смотрел на отца. Он был в безупречном костюме как всегда, но щетина и красные глаза говорили о многом. Он не спал. Он нервничает! Но...
- Может, начать обзванивать больницы?
- Нет, - очень резко проговорил отец. Герцог кашлянул, привлекая внимание.
- Мистер Карстон, разрешите представиться. Меня зовут Браин Дорквуд, я приехал, чтобы поговорить о Вашем сыне. И, собственно, привёз его с собой. - Браин сделал жест рукой в сторону, как бы представляя меня. А я стоял и смотрел на отца. Он сначала не понял, но буквально за секунду его лицо из не понимающего превратилось в маску раздражения. А ещё через несколько - в полное гнева.
- Проходите, как вас там, и щенка этого тащите за собой... - не договорив, он прошёл обратно в кабинет. Браин спокойно и степенно прошёл и с комфортом уселся в кресло напротив стола отца. Я тоже сел в кресло рядом, стараясь не сжаться под пристальным взглядом моего разъярённого папаши. - Так, кто Вы, мне совсем не интересно, а вот, где шлялся этот щенок, мне бы хотелось узнать?!!!
Дорквуд лишь покачал головой и начал очень медленно, почти растягивая слова говорить:
- Мистер Карстон, могу я просто назвать Вас по имени? - отец небрежно кивнул, но смотрел он только на меня, под его взглядом я снова чувствовал себя шестнадцатилетним мальчишкой. И мне хотелось убежать и спрятаться в своей комнате, чтобы не слышать, как он кричит на меня. - Джейсон, простите, но мне необходимо, чтобы поняли, что я Вам говорю, так что постарайтесь смотреть во время моего монолога на меня.
Отец резко повернулся в сторону Дорквуда и сквозь зубы процедил:
- Мне плевать, что Вы будете говорить мне, я хочу знать, где он был?- он ткнул пальцем в меня. Я хотел опустить голову, чтобы скрыть свои чувства, но мой волк вдруг зарычал. А мой вожак, ухмыльнулся.
- Понятно, на диалог ты не хочешь пойти, собственно, мне это и ненужно... Я и так всё знаю о тебе... Джейсон.
А вот это почему-то подействовало на отца, он перевёл непонимающий взгляд на герцога.
- Кто Вы? - более дружелюбно начал он.
- Я уже представился, но могу повторить, меня зовут Браин Дорквуд, я жених твоего сына, - отец открыл рот, но тут же, закрыл. - Отлично. Теперь о главном, мне необходимо, чтобы ты оставил парня в покое. Я знаю твой секрет, ты не знаешь обо мне ничего, давай не будет спорить, и доводить дело да высшей инстанции, просто решим вопрос с Фрэнсисом мирно.
- Мне всё равно, что будет с ним! - вдруг взорвался мой отец, а мой волк просто встал на дыбы, и я вдруг понял - мой отец оборотень! Боже! Я вскочил с кресла, но сильные руки Браина усадили меня обратно.
- Тихо, волчонок. Итак... Джейсон, как же так получилось, что у тебя родился обычный ребёнок? - я смотрел, как мой отец просто падает в кресло, а на полированной поверхности стола от когтей остаются глубокие царапины.
- Франческа однажды просто вернулась и сказала, что у нас будет ребёнок... Ни чей он, ни какой срок я не знал, - глухо начал рассказ моего появления на свет этот оборотень. Я не знаю его, это не мой отец... - Она родила мальчика, а через несколько лет я её убил за очередную измену, сожрал как кусок мяса! - он ухмыльнулся, показывая клыки. - А в семнадцать этот щенок попал в больницу с укусом и вот тогда я вообще не знал, что делать! Он волк!
Я снова вскочил из кресла и, облокотившись о стол, яростно проговорил прямо в лицо этому уроду:
- Ненавижу тебя!
- Я тоже, знаешь ли, не очень тебя люблю! Но что делать, я дал слово твоей матери, перед тем как разодрать её на части, что ты будешь жить со мной. И я не обращу тебя! - я чувствовал, как мой волк внутри просто сходит с ума. Ненавижу!
- Ты мог помочь мне! Когда я умирал от страха перед своими трансформациями!
- Я не мог помочь тебе, дурак! Я кот! - и тут меня поразило, а ведь, и правда, я его не чувствую как волка, как Браина. Он не той масти! Не такой как Кира или Кристиан, но он кот. Мой волк просто затрясся внутри от предвкушения. Убить!
- Фрэнсис! - я посмотрел на Браина, он улыбался. - Успокойся и сядь.
Я подчинился, просто был настолько поражён его спокойным голосом, что не стал спорить.
- А теперь о главном? Ты ему не отец, так что вопрос о разрешении жениться и приглашение на помолвку отпадает сам. Мы заберём вещи Фрэнсиса, и он исчезнет из твоей жизни. А ты забудешь о нём и о своём обещании его матери.
- Браин, он убил её! Он убил маму! - я попытался кинуться на этого оборотня, но герцог успел меня перехватить поперёк талии и прижать к себе. У меня из глаз потекли солёные капли воды. Я задыхался в своём горе... - Как ты мог! Я так любил её, так, что до сих пор помню её нежные руки! Я ненавижу тебя!
Я вырывался и кричал, плача и задыхаясь в горе. Браин обнял меня и взял на руки как ребёнка. Начал укачивать.
- Тихо-тихо, мой маленький волчонок... - мягкий поцелуй в щёку.
- Он всегда был такой, - как-то презрительно проговорил Джейсон.
- Он такой, потому что у него не было никого, к кому он мог бы обратиться и кто бы мог ему помочь, Джейсон. Ты своё обещание не выполнил.
- А ты? Укусил и исчез... оставив его разбираться самому...
- Я вернулся и позабочусь о нём, а ты был рядом и не мог ему помочь. Я думаю, нам больше не о чем разговаривать, Джейсон Карстон.
Тот лишь презрительно хмыкнул и снова надел свою повседневную маску.
Герцог, не выпуская меня, вышел прочь из кабинета, секретарь ошарашено смотрела на нас. Войдя в лифт, он поставил меня на пол, нажал кнопку первого этажа, но не выпускал меня. Лишь гладил по спине.
Я задыхался, мне было так плохо, я всхлипнул и начал оседать на пол кабины лифта. Сильные руки Браина снова очень надёжно придержали меня. И он снова поднял меня на руки, я уткнулся ему в шею и разрыдался. Кто я? Что со мной? Для чего я живу?
- Браин...
- Волчонок, я всё понимаю, тебе сейчас очень плохо, но ты возьми себя в руки. На чуть-чуть. Я обещаю, больше так больно тебе не будет никогда. Я сделаю всё возможное, чтобы ты был счастлив и улыбался.
Я пригрелся на его руках и дорогу до машины не запомнил. Не помню, как водитель собирал мои вещи из старого дома. Не помню, как мы ехали, а я в полудрёме лежал на коленях Браина, не помню, как он нёс меня почти уснувшего в мою комнату...
Я открыл глаза, была ночь, судя по звёздам, уже глубокая. Я прислушался к себе, ничего не ощущалось: ни горечи, ни страха. Пусто. Что-то зашуршало, я повернул голову на звук. Браин спал в кресле около кровати. Я улыбнулся, во сне он хмурился и в тоже время был такой красивый.
Теперь он единственный мой родной человек, по крови. И скоро я стану его мужем. И почему-то это не вызвало в моей душе негатива. И волк мой очень радостно завилял хвостом. Мне нужно начать всё с нового, чистого листа. Забыть эти годы одиночества и тоски. Я хочу жить. И понять, что такое любовь.
Я почему-то подумал об этом сейчас... Любовь? А ведь Браин не говорил о любви...
- Проснулся? Есть не хочешь? - тихо спросил герцог.
- Нет, - хрипло ответил я. Он пересел на край кровати, погладил меня по волосам.
- Ты напугал меня, Фрэн.
- Прости.
- Может, что-то принести?
- Нет, мне ничего не хочется. Побудь со мной.
Он откинул одеяло и прилёг рядом, на мне были только пижамные штаны, на нём тоже. И, когда он лёг рядом, я почувствовал тепло его тела. Было так необычно. Он обнял меня, и я, не думая, лёг ему на грудь и удовлетворённо вздохнул.
- Спасибо.
- За что, малыш? Я, по-моему, сделал только больнее тебе.
- Нет, я узнал правду. Больно, но мне так нужно было понять, почему он не любит меня. Почему мы всё время ругались. Почему мама так внезапно ушла. Я всё это понял и, наверное, принял.
- Фрэн, ты очень сильный волчонок... Ты нужен мне, - прошептал Браин.
- Только, чтобы не потерять мою кровь для твоего клана? - грустно проговорил я.
- Нет. Ты. Нужен. Мне. Не твоя кровь. А ты сам, - очень серьёзно сказал он, не прекращая перебирать мои волосы. Он поцеловал меня в одну из прядей. - Ты такой красивый, Фрэнсис. Немного настороженный и пугливый, но это твоя волчья сущность. И мне это безумно нравится.
Я приподнялся и заглянул в его сверкающие в темноте глаза и, уже совсем не думая о том, что делаю, припал к его губам.
Пусть всё идёт так, как идёт, я буду с ним и буду счастлив. Почему я в этом так уверен, сам не знаю. Просто мне так кажется, мой волк внутри меня радостно завыл. Я, кажется, начинаю понимать его! И это мне нравится...

Целовать его было приятно, даже больше, когда он провёл языком по моей нижней губе, я застонал. Приподнявшись, я оседлал его бёдра и непроизвольно потёрся о его пах. Я не понимал, что со мной происходит, но мне хотелось ластиться к нему, что я и делал. Браин сильнее прижал мои бёдра к своим, и я снова простонал:
- Потрясающе...
- Да, - чётко ответил он, и мне захотелось, чтобы он тоже задыхался и стонал в ответ на мои действия. Я не очень представлял себе секс с мужчиной, но догадаться не трудно, что со мной будут делать. Я настойчиво впился в мягкие губы, кладя руки ему на живот, чуть царапнул. Он даже застыл на некоторое время, хмыкнул и отпустил мои бёдра. Почувствовав свободу, я привстал и стянул с него пижаму. Он был сильно возбуждён.
- Браин...
- Если хочешь. Но учти, я больше не намерен останавливаться, - почти грозно проговорил он.
Я тоже не хотел останавливаться, тем более сегодня полнолуние - активность оборотней возрастает в несколько раз.
Скинул с себя штаны и сел на колени рядом с герцогом, что делать я знал по наитию. Но вот как это сделать, тут я почувствовал мягкое нажатие на голову. Совершенно не сопротивляясь, я наклонился и, открыв рот, взял в себя чуть больше головки. Ощущение было странным, но не отвратительным. Просто странным, но, почувствовав, как Браин чуть чаще задышал, мы с моим волком просто сошли с ума. Я облизал по всей длине член и подумал, что, наверное, мне нравится. Взял головку в рот чуть глубже, не почувствовав никаких позывов, я просто продолжил движение вниз. О! Он упёрся мне в горло! Это было просто великолепно! Резкое движение вверх и вниз и герцог впервые за этот вечер застонал.
Я прикусил член у основания, высунул язычок и прошёлся мокро и влажно по всей длине до головки. Мне уже было больно, моё тело просило ещё неизвестных удовольствий. Браин сжал мои плечи и резко дёрнул меня к себе, впился в губы.
Перевернул нас и, оказавшись сверху, начал исследовать моё тело, меня начало потряхивать от возбуждения.
Его язык прошёлся по горлу, прикусил кадык, руки были, по-моему, везде. Язычок прошёлся от основания шеи, по груди и до пупка. Пальцами правой руки он сжал мне сосок, меня выгнуло.
- Ах... Браин!
- Чувствительный... - рыча, проговорил он. Я посмотрел на него, сейчас, в полнолуние и в таком состоянии, в котором были мы, его глаза светились голубым, вертикальный зрачок был маленькой полоской.
Второй рукой он резко раздвинул мне ноги, но испугаться я не успел, мне снова сжали сосок, чуть оттягивая. Он отпустил его, прошёлся уже двумя руками по внутренней части бедра и, приподняв меня, положил под спину мне подушку. Всё.
Он хмыкнул, потому что, видимо, я обречённо вздохнул и... попытался расслабиться, вышло легко. Мокрый язык прошёлся по моей дырочке, я зажмурился, мой волк внутри меня просто ликовал.
- Браин, так странно...
- Нравится? - оторвавшись от меня и давая тем самым перевести мне дух, спросил герцог.
- Да, - задыхаясь, ответил я. Он продолжил ласкать меня там уже пальцами.
- Тогда не отвлекай меня, а просто наслаждайся.
Это было странно, но пальцев я не почувствовал, они просто оказались во мне и всё. Я ожидал боли, но боли не было. А через несколько минут я сам уже насаживался на три пальца и, не переставая, стонал.
Герцог зарычал и, накрыв моё тело своим, стараясь не спешить, плавно вошёл в моё расслабленное тело. Это было потрясающе! Принадлежать кому-то! Быть с кем-то так! Я закричал в полный голос от первого толчка. Он целовал меня в шею, гладил волосы, рассыпавшиеся по подушке. И то плавно, то резко, то замедляясь и совсем останавливаясь, любил меня. Я не мог связно мыслить и только отвечал на его движения и ласки.
- Выйдешь за меня? - вдруг спросил, сбиваясь на каждом слове Браин.
- Да! - застонал я, и он очень резко вошёл в меня. Я выгнулся и одновременно сделал ответное движение вперёд и кончил, забрызгивая спермой себя и его. Браин сделал ещё несколько резких движений и кончил в меня. Удовлетворённо вздохнув, он, выйдя из моего расслабленного тела, просто сгрёб меня в охапку и, уткнувшись в мои мокрые волосы, тихо проговорил:
- Ты не представляешь, что это для меня значит, волчонок.
- Я знаю. Я вдруг понял, что для меня это значит тоже очень много.
- Волчонок, как ты себя чувствуешь? Я имею в виду твоего волка, - уточнил он. Я понял, о чём он спрашивает.
- Я... Мы превосходно. Даже странно, но, по-моему, за пять лет это в первый раз так, что он доволен, а я вместе с ним. Спасибо, - шепча в его губы, закончил я. Он поцеловал мягко, неторопливо.
Я почувствовал, как от этого поцелуя у меня снова сводит всё тело от желания.
- Может, продолжим...- улыбаясь, проговорил он. Я не имел ничего против...
Это утро наступило со стука в дверь. Нет, не стука. Это, по-моему, ногой в дверь бьют. Нет, не бьют, а просто хотят её выбить!
- Браин, мне кажется или в дверь стучат? - хрипло со сна спросил я.
- Хм... - совершенно бодро проговорил он. Я поднял голову, он полусидел в кровати и пил кофе. - Доброе утро!
- Эм, Браин, а кто стучит в дверь? - я сел в кровати и ойкнул. Болело всё. Я упал обратно в кровать и зарылся с головой в одеяло.
- Не шевелись, сегодня тебе придётся подольше в ванной полежать. Прости, мы вчера немного перестарались, - удары в дверь не прекращались и, по-моему, стали даже громче.
- Браин...- он вздохнул и совершенно не по аристократически заорал.
- Папа, угомонись, мы уже встали и скоро спустимся! - удары прекратились, и послышался отборный мат.
- Жду тебя и твоего жениха в голубой гостиной!!! - последнее он проорал издевательски. В наступившей тишине за дверью послышался молодой голос:
- И на твоём бы месте, Papa, я бы поторопился... - и смех.
- Приехали мои родные. Хью и мой отец, - я побледнел.
- Но... а как же я, то есть смогу предстать перед ними? - запинаясь, спросил я.
- Ну что ты, они совершенно обычные люди... хм, оборотни.
- Браин, это как-то ужасно, твой отец застал нас в одной постели, потом твой сын... это... я... - но он не слушал меня, просто заткнул поцелуем.
- Спокойно прими душ и одевайся в обычные вещи, а я пока распоряжусь, подать завтрак в голубую гостиную, - он ещё раз поцеловал меня и спокойно вышел, как был голый, в коридор.

Я слегка нервничал, ожидая Браина у себя в комнате. Это было так странно. Я был всегда один, а сейчас в этом доме находятся три оборотня, два из них мне даже незнакомы. Что мне делать и что говорить?
Я оделся в светлые джинсы и белую футболку, на ногах белые кроссовки, посмотрел на себя в зеркало ещё раз. Ну, ангел. Волосы решил оставить как есть, последнее время я вообще не пользовался гелем, хотя баночка и стоит на полке в ванной. Двигаться после душа стало проще, но вот сидеть я, наверное, не смогу, долго.
Дверь открылась, и в комнату вошёл герцог, на нём тоже были джинсы серого цвета и чёрная футболка, чёрные кроссовки, сверху накинута кофта крупной вязки.
Он вошёл, оглядел меня и, открыв шкаф, достал олимпийку светло-серого цвета и кинул мне.
- Так, прекращай нервничать. Они не кусаются.
- Почему они так внезапно приехали? - одевая олимпийку, спросил я.
- Хороший вопрос. Только я сам ещё не слышал на него ответ. Так, тебя одел, а то там прохладно в гостиной этой, отец любит там проводить нравоучительные беседы, считает, что холод способствует усвоению информации. Так, не дёргайся, наша свадьба факт решённый! - он улыбнулся, наклонился и чмокнул меня в щёку.

***
Мы уже пять минут сидим на диване голубого атласа и молчим. Точнее меня рассматривают, а я нервничаю всё сильнее. Отец Браина мужчина с седыми волосами и аккуратной седой бородкой, с очень светлыми глазами и очень страшной ухмылкой, рассматривает меня всего. И мне кажется, что я как-то не очень вписываюсь в интерьер этой гостиной. Или наоборот.
Хью, совсем не похож на Браина, да и ведёт себя не как аристократ, скорее обычный тинэйджер. Даже одежда в стиле хип - хоп. Я на самом деле был удивлён. Мне казалось, что он должен быть копией своего отца. Но парень хоть и был высокий, но каштановые волосы, заплетённые в косички и серые глаза, скорее он был похож на свою мать. Наверное.
Молчание затягивалось.
- Ладно, - вдруг сказал отец Браина. - Красивый волчонок.
- Ты сомневался?
Я выдохнул, а Хью всунул в уши наушники и подмигнул мне, показывая большой палец вверх.
- Нет, мне просто было любопытно, кто он и что из себя представляет. Как тебя зовут, сынок?
- Фрэнсис, - сипло проговорил я.
- Фрэнсис и всё?
Я молчал, конечно, по документам я был "Карстон", но по существу я им никогда не был. И, что ответить на этот вопрос, не знал.
- Да, - всё же тихо сказал я. Сильные тонкие пальцы сжали мои.
- Так, ладно, Фрэнсис, всё равно в следующее полнолуние ты станешь Дорквуд! А теперь расскажите-ка мне, уважаемый герцог, как долго вы прятали бы от меня новости?
- Папа, а может, перейдём уже в столовую, мы с Фрэнсисом ещё не завтракали, да и вы с дороги.
- Ой, и, правда! Есть хочу! - вскочил с кресла Хью.
- Хьюберт, манеры! - очень несерьёзно проговорил Браин.
- Папа, между прочим, это нечестно, что мы узнаём от твоего шеф-повара, что у меня будет мама!
- Уволю Микаэля! Предатель! - я улыбнулся, и отец Браина, подойдя ко мне, тихо сказал:
- Расслабься, Фрэн. Ты уже давно принят в эту семью. Меня, кстати, зовут Фред. Очень символично, - он улыбнулся и похлопал меня по спине.
Это было так странно иметь семью. Пусть не совсем такую, о которой я мечтал в детстве, но это тоже мне безумно нравится.
Почему-то мне казалось, что будет трудно, но завтрак прошёл в прекрасной дружеской атмосфере.
Фред оказался очень весёлым старичком, Хью постоянно шутил над отцом и дедом. А я просто наслаждался этим, так прекрасно быть семьёй. Хоть они и живут далеко друг от друга, но не потеряли контакт и общаются так легко.
- Фрэн? - я очнулся от своих мыслей.
- Да?
- Я хочу показать тебе кое-что, пойдём, - потянул меня из-за стола Хью. Я посмотрел на Браина, он лишь кивнул.
Мы вышли из столовой, и пошли куда-то вниз, как я понял в полуподвальные помещения.
- Тебе нравится мой отец? - вдруг спросил меня он.
- Если честно сказать, то я думал, что ненавижу его.
- Потому что он укусил тебя?
- Да, и бросил потом...
- Но сейчас ты здесь, и даже спишь с ним? - какой прямолинейный парень. Мы прошли несколько поворотов и остановились около двери. Нет, не просто двери, а двухстворчатой дубовой с железными вставками.
- Да. И мне это нравится. Мне до последнего времени было сложно примириться со своим волком... - глаза серого цвета стали огромными. Я не знаю, почему решил рассказать ему об этом, но от него совсем не шло негатива. И мне нужно, чтобы он понял мои мотивы. Что я не просто хочу заарканить его отца или отобрать у него титул. А что? Он нравится мне. Очень. Его надёжность и чуть грубоватые ласки, его спокойствие и статность. Он сам весь.
- Хью, мне ненужно его богатство, хотя я сам не имею наследства или огромного счёта в банке, просто он показал мне самое дорогое, что есть на земле.
- Что?
- Свободу, - просто ответил я.
- Ты странный, но мне нравится твой запах, такой же, как от папы.
Мы рассмеялись. И он толкнул эту тяжёлую дверь.
- В общем, это сокровищница, тут хранятся самые драгоценные вещи семьи Дорквуд.
Я вошёл и осмотрелся, но кроме красивого платья в центре помещения, меня ничего не заинтересовало. Хью рядом хмыкнул.
- Красиво... - восхищённо сказал я.
- Это первой леди Дорквуд. Свадебное платье.
- Свадебное?
Оно было прекрасно. Атлас и шифон, всё сверкало и переливалось. Жемчуг и бриллианты. Красивый цвет слоновой кости и шлейф атласной волной лежал вокруг платья. Я вдруг вспомнил наш давний разговор с Браином о "Золушке-Фрэнке" и улыбнулся.
- Ага, и ты его наденешь в полнолуние. В ночь своей свадьбы, - торжественно закончил Хью.
- Нет, ты забыл, я парень.
- Ничего страшного, оно без лифа, как видишь. Это секрет семьи Дорквуд, первая леди была мальчиком. А наследника выносила её служанка. Вообще смешно, мы об этом узнали очень поздно, уже после укуса оборотня. Но это не мешало величию рода. Последний раз это платье надевала моя мама, она в него еле влезла. Тебе должно быть в пору. Так что не упрямься и померяй.
Я покачал головой и сделал шаг назад. Но Хью схватил меня и пригвоздил к месту взглядом.
- Хью...
- Мой отец никогда не осмелится попросить тебя надеть платье, Фрэнсис! Поэтому мой долг сделать это!
- Я не смогу в платье выйти замуж за твоего отца!
- А без платья сможешь?
- Да.
- Почему? - настойчиво продолжал допрос Хью. Я знал почему. Я давно уже знал. Но вот так просто признаться его сыну, я не мог. Серые глаза смотрели серьёзно и выжидающе. Я вздохнул и тихо проговорил:
- Он дорог мне.
- Этого мало для слова "Да" в полнолуние брака!
- Что ты хочешь, чтобы я сказал? - я не хотел кричать или ругаться с ним, но на моей руке уже будут синяки от его хватки.
- Правду!
Я зарычал и, вырвав руку, вспылил, крикнул прямо ему в лицо:
- Я люблю твоего отца!
- Прекрасно, значит, оденешь платье!
- Нет!
- А я сказал, да! В конце-то концов, это традиция семьи! - он похлопал меня по плечу и, насвистывая, вышел из хранилища, оставляя меня с платьем наедине. И не только с платьем, а ещё с мыслями о том, что я только что сказал. Люблю?
- Да, люблю... - прошептал я сам себе. Невероятно!

Я приподнял шлейф платья, материал был невесомый и одновременно струился, странно, мягкая ткань на ощупь скорее напоминала бархат, чем атлас или шёлк. Хотя я не очень разбирался в этом вопросе и мог напутать с названием, но мне нравилось ощущать этот материал в руках. Я задумался, поглаживая кусок материи в пальцах, вдруг мне на волосы легла тёплая ладонь. Мягко погладила, тихий голос Браина интимно осведомился:
- Нравится? - я не вздрогнул и не отшатнулся, даже не напрягся, а потянулся за лаской. Выпустив ткань из рук, повернулся и припал к губам моего герцога.
- Очень красивое.
- Я должен был догадаться, куда тебя потащил Хью.
- Он сказал, что мне нужно будет надеть платье? - насмешливо спросил я.
- Традиции моего рода. Но если ты не захочешь, я настаивать не буду.
- А что скажет твой отец?
Он обвил меня руками за талию и притянул ближе.
- Ну, немного поворчит и все. В конце-то концов, это наша с тобою свадьба, и сейчас не средневековье и брачующиеся оба мужчины, хоть и есть легенда, будто первая леди Дорквуд была парнем, - он улыбнулся.
- Хью сказал это так серьёзно.
- Нет, это легенда. Но мы узнали о ней, только когда наша кровь изменилась. Чуять стали лучше и поэтому нашли очень много тайников. Рукописи и книги рода почему-то были спрятаны, и в одной из них и было написано рукой неизвестного автора, что он лично был на свадьбе и видел, что под платьем были мужские туфли. Хью тогда смеялся до слёз, смотря на перекошенное лицо моего отца.
Мне нравилось стоять так, прижимаясь к нему. Я вдруг понял, что совершенно не переживаю о том, что только что открыл для себя. Да, я люблю этого оборотня, да, вчерашней ночью я стал его полностью. И мне осталось только одно - признаться.
Я смотрел в сверкающие голубые глаза с вертикальными зрачками и плавился от эмоций.
- Фрэн? Как ты смотришь на то, чтобы побегать? - улыбаясь, спросил он.
- Твой сын приказал мне померить платье, - засмеялся я.
- Если хочешь.
- Хочу!
Я медленно снимал с себя одежду, прямо тут. Ведь в хранилище было тихо, и я не думаю, что сюда кто-то войдёт. Олимпийка медленно стянута с плеч, также медленно я задираю футболку, чуть раскрутив, кидаю её в Браина. Он ухмыляется.
Молния на джинсах вжикает в тишине очень громко, и этот звук просто сносит нам обоим крышу. Он обнимает меня сзади и, раскачиваясь в такт какой-то мелодии, чуть приспускает мне уже расстёгнутые джинсы.
- Волчонок что-то желает? - я лишь рычу, отходя от него на несколько шагов, и, опуская джинсы до конца, перешагиваю их и подхожу к платью. На мне нет белья, я долго думал, одевать или нет, и решил, что не стоит, потому что видел этот взгляд голубых глаз.
Сзади платье конечно не на молнии и мне приходиться повозиться с нескончаемым количеством маленьких пуговичек. Но, когда материал, шурша и позвякивая камнями, плавно оседает на пол, и я наклоняюсь его поднять, у герцога кончается терпение.
Твёрдый член упирается между моих ягодиц, и герцог, рыча, проговаривает мне, целуя между лопаток:
- До платья мы не дойдём, Фрэнсис! - и толчок. Я развожу ноги и прогибаюсь, сам не понимая себя, если честно. Мне хочется, чтобы он взял меня тут, но с другой стороны, я ещё не отошёл от сегодняшней ночи.
- Браин... у меня... - но договорить мне он не даёт, обхватывает меня рукой поперёк торса и наклоняет к одной из стеклянных витрин. Я успеваю облокотиться на неё руками, а не лицом. - Браин!
Но он не слушает, а только руками разводит мне ягодицы и, опускаясь на колени, шепчет:
- Не думай, что смогу сделать тебе больно, мой маленький волчонок!
- Аааа... - я кричу от ласки горячего языка, вылизывающего меня. Он приподнимается и ведёт влажную дорожку по позвоночнику, прикусывая, добирается до шеи. Я тяжело дышу, хватая воздух влажными губами. Сходя с ума, шепчу то, что так хочу сказать:
- Люблю.
Он замирает и с силой разворачивает меня лицом к себе, впивается в губы. Медленно отстраняется и внимательно смотрит мне в глаза. А я не могу унять сбившееся дыхание и только всматриваюсь в него, пытаясь понять, что он чувствует ко мне. Да, я знаю, он заботиться обо мне, да, он женится на мне, да, он принял меня, но что он чувствует ко мне?
- Фрэнсис... - у меня начинают дрожать руки. Я, чтобы не упасть на подгибающихся ногах, облокачиваюсь на витрину, прохладно. - Ты для меня так много значишь, но я никогда несмел надеяться услышать подобные слова от тебя.
- Что? - непонимающе произношу я. Действительно не понимаю, в кино на признание в любви обычно отвечают тем же. Но, видимо, это только в кино...
- Ты всё для меня, Фрэнсис, а это намного больше чем просто "люблю".
Я шокировано смотрю на него, и меня начинает трясти, ноги надломились, и я оседаю на пол. Он меня подхватывает и прижимает к своей груди, обвиваю его своим дрожащим телом, как коала дерево. И всхлипываю, утыкаясь в грудь.
- Ты меня любишь? - не веря, спрашиваю я.
- Люблю, - просто отвечает он. Он заворачивает меня в свою кофту и несёт наверх в нашу спальню. Нашу! Любит! Меня!
А красивое платье так и остаётся лежать на каменном полу хранилища.

***
Мы вышли из спальни только к вечеру. Нет, сексом мы не занимались, так как мне всё ещё было больно, он просто ласкал меня. Гладил и ублажал. Так странно. Я действительно за эти часы почувствовал себя и нужным, и любимым, и желанным.
- Куда мы?
- Как куда - бегать! - торжественно произносит Фред от двери.
Это было так странно, четыре волка бежали по лесному массиву, сверкая длинными белыми клыками и радостно воя на чуть убывающую луну. Носиться по лесу и полям близлежащих земель было потрясающе хорошо. Тело сильное и стремительное, зрение просто великолепно, нюх настолько остр, что я чувствовал, что за рекой в деревушке кто-то печёт хлеб.
Браин прыгнул неожиданно, и я еле успел отскочить, виляя хвостом как заправская собака, он подлетел ко мне и лизнул в нос. Я фыркнул, он как-то даже по-человечески рассмеялся. Обернулся и повалил меня на мох.
- Волчонок мой сладкий... - он провёл по моей шерсти и почесал за ушком, я зажмурился от удовольствия и перекинулся под ним, впиваясь в губы и выгибаясь всем телом. Он коленом расставил мне ноги и чуть потёрся, мне казалось, когда мы выходили из комнаты - были пресыщены. Но сейчас, после часовой пробежки по свежему воздуху, мне хотелось ещё. И еще. Его сильных рук, мягких губ и горячего члена. Мммм...
- Сынок, это не очень прилично, знаешь ли... - нарушил нашу идиллию Фред.
- Да, пап, раскладывать мою будущую маму на грязной земле - это верх неприличия! - насмешливо вторил деду Хью.
Браин фыркнул и, ещё раз чмокнув меня в губы, помог подняться и отряхнуться от комочков мха и земли.
- Фрэнк, а давай наперегонки! До поместья! - вдруг предложил мне Хью. Мой волк внутри просто запрыгал от удовольствия.
- Какой приз!? - азартно начал я. Он задумчиво поднёс пальчик к губам.
- Если выиграешь ты, то платье не наденешь! А если я, то дед разрешит мне встречаться с тем, с кем я хочу! - воскликнул парень.
- А если ничья? - смеясь, спросил Фред.
- А если ничья, то они оба выполнят по желанию от нас! - вдруг сказал Браин.
Мы перекинулись в прыжке и понеслись к поместью. Это было просто потрясающе! К лестнице, ведущей к главным дверям, мы принеслись голова к голове.
Хью присел на ступеньку и, отдышавшись, проговорил:
- Главное, теперь спрятаться понадёжнее... а то знаю я деда и его желания! Ты просто супер, Фрэн!
- Спасибо! - садясь рядом также запыхавшись, проговорил я. - И что это может быть за желание?
- Оооо... всё, что угодно, от съесть яйца барашка до прыгнуть с парашютом! - смеясь, ответил он.
Мы рассмеялись вместе. Как же хорошо...

Мы дождались их в гостиной, перебрасываясь шутками. Хью рассказал мне о своём отце, я был удивлён, если честно. Оказывается, герцог действительно не любил свою жену, и Хью прекрасно об этом знает, но нисколько не обижен на отца. Потому что свою нелюбовь на сына он не перебросил и никогда не пренебрегал им. Всегда старался быть рядом в те моменты, когда был особенно нужен.
- Вот вы где...- вошёл Фред в гостиную. - Не говорите мне, что прячетесь от меня?! - он шутливо нахмурился. Мы же с Хью рассмеялись. Браин сел рядом со мной и, наклонившись, чмокнул в висок. Было непередаваемо приятно от того, что не приходилось играть кого-то. От того, что они хоть и не были мне настоящей семьёй, но я ощущал их именно так. И от тепла моего будущего мужа. Да, пусть это странно, но он мне очень дорог, и, даже больше, я просто люблю его.
- От тебя спрячешься, дед! - фыркнул Хью.
- Так, и кто победил? - как-то слишком быстро мы сошлись, потому что в один голос проговорили:
- Я... - посмотрели друг на друга и засмеялись вновь.
- О! Ладно... значит, вместе, отлично! Тогда от нас с Браином по желанию! - он даже ручки потёр. - Итак... первый, как говориться, тот, кто ещё ни разу не выполнял ни одного желания дедушки Фреда!
Я поёжился, тёплые пальцы накрыли мою руки и в знак поддержки чуть сжали. А Фред тем временем продолжал:
- Итак... думаю, что свой костюм на свадьбу ты уже видел?
- Да, - как-то испугавшись, сказал я.
- Хорошо, но, чтобы быть достойным герцога и не оплошать на церемонии, нужно потренироваться...
- Что? - я опешил.
- Поносишь платье пару дней, думаю, моему сыну будет это тоже полезно... Так, теперь с тобой! - я сидел и не мог понять, что сейчас произошло, этот дедок взял и одним словом одел меня в платье. На пару дней! Браин погладил меня по голове, и тут я вспомнил, что загадал желание только Фред, а ещё мне нужно выполнить желание будущего мужа.
- Нет! - вдруг закричал Хью. Я за своими мыслями забылся и прослушал.
- Я сказал, выбирай: или волосы, или одежда... - совершенно серьёзно проговорил Фред. - Ты, в конце-то концов, наследник рода, будущий герцог Рочерстер! А выглядишь как какой-то хиппи!
- Дед, сейчас так модно! – не сдавался Хью.
- Мне всё равно... решай.
- Одежда, - сквозь зубы проговорил он.
- Отлично, тогда завтра же едем покупать тебе нормальную одежду и платье для Фрэнсиса, - на этом он откланялся.
- Ну, а ты, папа, что хочешь от меня?
Браин улыбнулся и спокойно проговорил:
- Ну, для начала успокойся, а потом я придумаю, как сгладить этот кошмар для тебя, - я сидел тихо. Потому что понимал, что для меня ещё тоже ничего не кончено. Браин, увидев, как мы притихли, рассмеялся.
- Ну что вы оба, ну-ка прекратите нервничать, такое ощущение, что мы изверги... Ты, Хью, наконец, расскажешь мне, кого ты выбрал?
- Это твоё желание? - сразу повеселел его сын.
- Нет. Это вопрос? - Хью поник.
- Ну, есть там один человек...
- Так...
- Я потом тебе о нём расскажу и, если всё получиться, даже приглашу в гости, - как-то печально проговорил он.
- Хью... он знает, что ты оборотень? - спокойно спросил Браин. А я сидел и не мог поверить, они так спокойно разговаривают на такие щекотливые темы. Да ещё и при мне. Я хотел встать и выйти, тем самым дав им поговорить, но Браин поймал меня за талию и усадил к себе на колени. Я возмущался молча, лишь засопел. Но он погладил меня по коленке, и мне вдруг стало так тепло, я прижался к нему и тихо слушал разговор отца и сына, и даже не заметил, как уснул. Разбудил меня нежный поцелуй в щёку.
- Мммм... я что, уснул? - хрипло со сна проговорил я.
- Да. Устал? Может, в постель? - он держал меня на руках всё это время. Я улыбнулся и поцеловал его, мягко и нежно. - Ого, и что это значит?
- Просто захотелось поцеловать тебя...
- Спать не хочешь? Или ты уже выспался? - он легко нёс меня в спальню. Чуть притормозил у двери, и я помог ему открыть её.
- Не знаю. Если завтра нас с Хью ждёт ужас под названием "магазин", то лучше выспаться, но я бы хотел, чтобы ты остался, - негромко закончил я.
- Я останусь, волчонок. И у меня ещё есть желание, не забывай... - понизив голос до бархатной сексуальности, проговорил он. И я понял, что меня ждёт. И, улыбаясь и чуть виляя попой, пошёл в ванную. Не прошло и десяти минут, как ко мне присоединился мой будущий муж.
- Не помешаю? - обнимая моё мокрое тело, спросил он. Я лишь повернулся и притянул его к себе поближе. - Вижу, что нет.
Его движения во мне были очень плавными, он поддерживал меня за талию и размеренно раскачивался. Оставляя в теле только головку, и плавно назад в горячее, не сопротивляющееся, влажное тело. Я скулил. Стонами это назвать было нельзя. Мне хотелось сильнее, но каждый раз, когда я пытался насадиться сам, он удерживал меня. Мне хотелось кричать от восторга, и в тоже время этот медленный темп сводил с ума!
- Браин... - прошептал я.
- Нет...
- Прошу.
- Нет.
И опять эти сводящие с ума медленные движения по простате. Он мягко накрыл рукой мой изнывающий член и начал ласкать, но эти движения вверх-вниз тоже были очень медленными. Я почувствовал, как у меня удлиняются когти на руках...
- Тшшш... не злись... - и вдруг резкий толчок, и я захлёбываюсь в своём оргазме и чувствую, как вслед за мной кончает герцог, тихо шепча моё имя.

Утро наступило в обед. Я, улыбаясь, стоял у зеркала и пытался привести в порядок мокрые волосы. Вот почему я всегда пользуюсь, пользовался, гелем. Они не хотели укладываться и торчали в разные стороны. Я взял баночку своего любимого геля для укладки и только сунул пальцы в вязкую субстанцию, как услышал:
- Не надо... так лучше, - Браин потянулся и, легко и плавно спрыгнул с кровати, подошёл ко мне. Забрал баночку и чмокнул во влажное ещё плечо. Пошёл в ванную. Я улыбался, мне было действительно хорошо. И моё настроение не испортило даже то, что мне скоро нужно будет надеть платье. Ну, раз уж такая традиция, то путь. Я всегда к чему-то стремился, но никак не мог добиться, так почему бы сейчас не стремиться к совершенству. Браин вышел уже через пятнадцать минут и, запахнув халат, направился ко мне, как-то хищно посверкивая глазами.
- Что? - серьёзно спросил я.
- Желание... - нараспев произнёс он. Я надулся, как ребёнок надулся.
- А разве вчера в ванной ты не исполнил своё желание? - он ухмыльнулся и, схватив меня в объятия, прижал к дверке шкафа.
- Тебя мне всегда мало... а желание будет очень простым, но чуть попозже, а то, если мы сейчас займёмся его реализацией, мой отец будет опять барабанить в прекрасную дубовую дверь, - он улыбнулся и накрыл мои губы, я с готовностью отвечал на его ласку. На самом деле я не могу понять себя, ведь совсем недавно я боялся близости и не хотел её, а сейчас я не только хочу близости с ним, но и желаю сделать приятно ему сам. Он обхватил пальцами мой подбородок, заставляя открыть рот сильнее и углубляя поцелуй. Я плавился. Отпустил и отошёл на полшага, я стоял, глотая воздух покрасневшими губами, и смотрел на его немного опьяневшие глаза. Всё моё существо рвалось к нему, хотело продолжения. Но я понимал, что, если сейчас позволю себе это, мы не поедем никуда.
- Браин, нам, наверное, лучше разойтись...
- Хорошее решение, я что-то потерял контроль над собой, волчонок. Увидимся через полчаса в холле, - и он просто выбежал из комнаты, несильно хлопнув меня пониже спины.

Через тридцать пять минут я спустился в холл. На лестнице сидел очень хмурый Хью и играл на телефоне в какую-то стрелялку.
- Привет, - вяло поздоровался он.
- Привет! Чего такой невесёлый? - на нём всё также были огромные штаны и длинная футболка, волосы собраны в хост на затылке, и косички свободно падали на плечи и спину.
- Да с утра уже с дедом поцапался. Как спал? - уже улыбаясь, спросил он.
- Прекрасно, спасибо. А где они? - он хмыкнул и указал на дверь.
- Пошли, мне было приказано дождаться и доставить Золушку к карете... - смеясь и уклоняясь от моей руки, он выбежал во двор. Я тоже и угодил в руки Браина.
- Осторожно, ударишься, - как ребёнку сказал он мне, но объятия мне достались совершенно недетские. Тепло и уютно, я так привык уже к этим рукам. Как убогий, больной пёс, которого подобрали на улице. Потерявшийся в себе и в своих целях, не имеющий этих целей, почти умирающий, но добрые руки моего хозяина сотворили чудо с моей душой. Я прижался к моему герцогу и тихо проговорил:
- Спасибо... - не знаю, понял ли он, за что я благодарю его, но он нежно погладил мои волосы и, подхватив на руки, понёс к машине-карете.

***
***
В магазин мы приехали быстро. Всю недолгую дорогу Фред донимал внука тем, что расписывал ему, какие вещи хочет приобрести. Хью злился, но не огрызался. А просто меланхолично воткнул в уши наушники и расслабился, откинувшись на сиденье.
- Зачем ты так, папа? - очень тихо спросил Браин.
- А за тем, что лучше он пусть сейчас истерит, чем потом будет орать похуже любой девчонки. Ему давно нужно сменить стиль, а он упрямится...
- Я не ору как девчонка и не упрямлюсь... - угрожающе зарычал Хью. - Просто мне нравится, как я выгляжу. И всё!
- Так, оба прекратите. Устроили разборки. Сейчас посмотрим что-то подходящее, но более элегантное, и всё. И платье... - весело закончил мой любимый. Тут уже я сцепил зубы, чтобы не ляпнуть чего-то недоброе в его сторону.
Платье. Не представляю...
Но выбора мне не дали, просто запихнули в примерочную кабинку, а через десять минут беготни обслуживающего персонала, на меня посыпались платья. Девушка смущённо отодвинула в очередной раз шторку и, заученно улыбаясь, помогла застегнуть мне застёжку на коротком синем бархатном платье. Я выдохнул, она покраснела.
Браин заглянул в кабинку.
- Нет, это не то, нам нужно длиннее и цвет более светлый, можно белый, - как-то даже по-деловому сказал он. Девушка покраснела ещё больше. Конечно, она понимала, что я парень, но отказаться обслуживать извращенцев разного возраста не могла. Хью пытался не ржать. Фред делал вид, что его интересует нижнее бельё - женское. Ну, а Браин инспектировал кабинку, в которой стоял я полуголый или полуодетый. Это, конечно, с какой стороны посмотреть.
- Хорошо, сэр, а может летний вариант? - почти истерично спросила она.
- Можно... - задумчиво ответил Браин. Я закрыл полог и отвернулся от всё ещё стоящего в примерочной герцога. - Фрэн, ну не нервничай ты так. Они привычные ко всему.
- Браин, я не думаю, что эта девчонка привыкла к тому, что в бутике покупают платье для парня. Да ещё три мужика! - я закрыл рот, увидев его улыбку. - Ничего смешного!
- Нет, конечно, просто ты такой красивый сейчас... Волосы бы ещё отрастить и был бы неотразим...
- Волосы?
- Да, такой цвет необычный. Вроде и блондин, а в тоже время чуть тёмные пряди... такой эффект... - он приближался всё плотнее и в тот момент, когда он поцеловал меня, поднимая мою ногу себе на бедро, вошла консультант. Вошла и так и встала с открытым ртом... А мне было всё равно... Я был счастлив.

- Сэр, вот один вариант, если не понравится, можно ещё что-то посмотреть, - пытаясь сдержать себя в руках, проговорила девушка. Браин невозмутимо взял платье в руки, покрутил и отдал мне.
- Примерь, милый... Я подожду снаружи, чтобы не смущать тебя, - и выпорхнул из кабинки. Девушка за ним. А я стоял и, сложившись пополам, зажимая рот рукой, смеялся.
Одел это, на самом деле оно мне, как ни странно, шло. Чуть приталенное, с летящей юбкой и тонкими бретельками. Цвет был почти, как и у того, которое мне придётся надеть в день своей свадьбы. Я повернулся к зеркалу. Ну, учитывая, что я не атлетического сложения, то есть совершенно худой, то мне даже нравится. Я хмыкнул, как-то очень быстро я смирился со всем этим. И даже не закатил скандал, герцог прекрасно на меня влияет. Я приподнял подол и сделал зеркалу что-то типа реверанса.
- Мило... Фрэнсис... Я теперь точно понимаю, что имел в виду мой дорогой папочка... От этого вида мне хочется просто изнасиловать тебя в этой кабинке, - я вскинул голову и встретился с голубыми глазами - зрачки расширены, да так, что цветную радужку почти не видно.
- Тебе нравится платье, мой герцог? - чуть понизив голос, спросил я, хлопая ресницами. Он зарычал, и я понял, что, кажется, нарвался на исполнение желания. - Браин!
Но он меня проигнорировал, резко закрыв шторку кабинки, прижался ко мне, вжимая меня в зеркало. Укус в шею и рычание, чуть удлинившиеся когти по плечам и спине. Я выгибаюсь от желания принадлежать ему прямо здесь и сейчас. Он вдруг останавливается и почти безумно шепчет:
- Люблю тебя. И в платье, и без. Ты мой! Навсегда! - поцелуй-укус в губы, а я просто висну на нём, и мне уже неважно, в платье я или голый, что там, по ту сторону шторки люди, что гомосексуализм, в принципе, на показ не выставляют, нормальные люди, конечно. И что там я ещё подумал, я уже не помню. Помню, как в кабинку ворвался Фред наперевес с бельём и радостно так просветил:
- Я, наконец, нашёл твой размер, дорогой! - и ещё я слышал сдавленный выдох консультантки, и, кажется, она упала в обморок. А мы стояли и целовались. Браин вообще, по-моему, ничего не слышал и только старался не порвать так понравившееся ему платье, ласкал мои бёдра под летящей юбкой. - Мальчики, на вашем месте я бы продолжил дома, - строго проговорил Фред, сунул в руки Браину вешалку с чёрным бельём и вышел, прикрыв нас шторкой. Мы никак не могли отдышаться, и пальцы наших рук были переплетены вместе. Я облизал губы.
- Мне что, нужно одеть ещё и бельё? – тихо - шокировано.
- Нет. Этого я уже не выдержу... - он мягко чмокнул меня и, забрав мои вещи, причём те, в которых я был до того как надел платье, вышел. Я стоял и обдумывал сложившуюся ситуацию.
- Я буду в платье в торговом центре? - я покраснел и побледнел. - Фреееед! - заорал я.
- Да, мой мальчик? - весело прокричал он.
- Фред, можно тебя на минутку... - меня начало трясти. Он заглянул и, улыбаясь, проговорил:
- Очень тебе идёт.
- Я должен буду проходить в этом два дня? - он кивнул. - Дома? - он покачал отрицательно головой.
- Фрэнсис, как ты думаешь, сколько людей будет на свадьбе герцога Рочерстера? - мягко спросил Фред.
- Ну, много... наверное.
- Вот... но, если по секрету, то больше пятисот человек, так подумай, что ты будешь чувствовать при столь огромном количестве глаз. Потренироваться носить платье-традицию, не значит походить дома при относительно знакомых людях. И это не значит, посидеть в свой комнате в том же платье. Фрэнсис, это значит тренировка, - он махнул рукой в сторону торгового зала. Я прикрыл глаза.
- Мне придётся ходить сегодня здесь в платье, - я не спрашивал очевидную истину.
- Точно! - радостно пропел Фред.
- Ладно, - обречённо. Я подумал, что Хью повезло меньше, ведь его вообще заставят ходить в одежде, к которой он не привык, всегда. А я всего два дня должен позориться, ну, и один день через почти месяц. Я вздохнул. Платье само по себе мне нравилось, но вот обувь у меня была просто смешной... Я сегодня, одеваясь, подумал, что ходить придётся долго, и надел высокие сапоги на шнуровке и тяжёлой платформе. Выглядел я ужасно комично, лёгкое платье и тяжёлая обувь. Ужас. Но против спора не попрёшь. Я ещё раз вздохнул и вышел из кабинки.
На меня смотрели все. Все! И посетители, и консультанты, и мои сопровождающие. Взгляды были разные от восхищения до отвращения. Но я вдруг почувствовал тонкие пальцы у себя на запястье и улыбнулся. Браин нежно погладил тыльную сторону ладони и тихо прошептал:
- Великолепен! - прикосновение губ к голому плечу, я покраснел.
- Обувь тоже класс! - чуть повеселев, прокомментировал Хью.
- Да, мой мальчик, тебе безумно идёт! - слово "мальчик" Фред выделил отдельно и очень жирно. Кто-то из толпы захлебнулся возмущением. Но мне было всё равно, я тонул в голубых глазах с вертикальными зрачками.
- Браин, глаза... Держи себя в руках, - он улыбнулся и мы, расплатившись за платье, покинули это место. Нас ждал "ад", как высказался Хью.

Но ничего такого не было, его просто заставляли одевать более строгие или классические вещи. Он возмущался и критиковал, но не мог переспорить двух Дорквуд. Особенно старался Фред. Браин же скорее сглаживал и пытался остановить отца, когда тот, совершенно теряя человеческий облик, орал на внука.
Так мы приобрели почти полный гардероб для Хью. Он, в конце концов, сдался и надел зауженные чёрные джинсы и обычный свитер шоколадного цвета, кроссовки. Он был потрясающе сложен, такой подтянутый и высокий. Я улыбнулся и тихо сказал сидевшему рядом Браину:
- Девчонки будут без ума от него такого... - Браин хмыкнул.
- Сомневаюсь я, Фрэн. Ему не очень нравятся девчонки, скорее у него есть кто-то в Америке, но там что-то непонятное. Ни я, ни отец так и не можем добиться от него ответа на вопрос "Кто он?".
- Почему?
- Скрывает. И мне кажется, что это не от того, что тот человек - парень, а что-то там другое. Может, со временем мы узнаем, кто этот загадочный "некто", - он чуть склонил голову и, улыбаясь, провёл мне подушечками пальцев по щеке. - Ты уже почти не краснеешь. Привык?
Мы сидели на диванчике очень близко друг от друга, и я действительно уже не обращал внимания на шушуканье. Закинув ногу на ногу, выставляя напоказ сапоги, я прижимался к своему жениху.
- Да, уже привык. Удивительно, но мне действительно даже уютно в нём, единственное - оно не по погоде, там всё же осень.
- Сейчас купим тебе кофту, а то простудишься.
- Браин, я оборотень. Мне простуда не грозит, - мы рассмеялись. - Но плечи прикрыть надо, а - то будет странно, что я почти голый на улице.
- Хорошо. Я сейчас приду.
Он встал и пошёл искать консультанта. А мне показалось, что слух о нас уже распространился по торговому центр, и они все попрятались. У последней из них, которая обслуживала Фреда и Хью, уже нервно дёргался глаз. Я улыбнулся и чуть съехал на диванчике, мне было действительно хорошо. Так спокойно от осознания того, что я кому-то принадлежу и нужен. От того, что мной интересуются.
Рядом сел измученный Хью.
- Ох, ты ж... Я не могу поверить, что он это сделал.
-Ты о Фреде?
- Да. Дед уже около года твердит, что мне нужно поменять стиль. И вот ему выпал шанс! - но тут он улыбнулся. - Зануда старая... но любимая.
Я тоже улыбнулся:
- Тебе идёт.
- Да знаю я. Просто, в моём прежнем стиле мне было комфортнее как-то. И куда, интересно, в этих джинсах я должен класть свои вещи... жуть, - мы рассмеялись. - Ты, кстати, Фрэн, очень смелый. Я бы не смог надеть платье и гулять в торговом центре. Но дед прав, на свадьбе будет очень много народу...
- А кто эти люди? - вдруг мне стало интересно.
- Ну, кто-то партнёры по работе отца, кто-то знакомые и родственники, а кто-то из других кланов. Котов, конечно, не будет, хотя я думаю, что папа должен пригласить Киру.
- Почему?
- Хм... есть совет кланов, ты не знаешь? - я покачал головой. - Ну, так вот, совет кланов представляет собой сборище глав всех родов, в ком течёт кровь оборотней. Там также и кошки. Кира представитель своей стаи. Правда, поговаривают, что он нашёл свою Омегу. А это значит, что придёт он с ней. Блин, два кота это плохо, ты бы видел, что иногда творится на совете. Я один раз там был, больше ни за что не пойду. Так вот, обычно, если какое-то значимое событие, то приглашаются все представители совета. Можно не приглашать стаю, просто одного главу достаточно. Проще сказать Альфу. Мой дед пока ещё состоит в совете, хотя очень уговаривает отца занять его место. Пока безуспешно, ну, а сейчас вообще будет нереально уговорить отца, ведь у него молодой муж.
Я сидел, и обалдело смотрел в одну точку. Через месяц я увижу Кристиана. И он увидит меня в платье. Меня затрясло, Хью озабоченно посмотрел на меня.
- А нельзя не приглашать Киру?
- Обидится. А обиженная кошка, особенно, если это Кира - это море крови. Ты жил один и не знаешь, что такое стая. Это очень сложная структура, Фрэн. Если мы обидим Киру, тем более так глупо, он может вызвать на поединок Альфу нашей стаи. Моего отца. Рассерженный кот это очень страшно... Я не видел, но дед рассказывал: Кира убивает не думая, как машина. Он любит только свою сестру. Ну, думаю, сейчас ещё свою Омегу. И знаешь, мне бы не хотелось потерять отца так глупо, и тебе тоже, я уверен.
Я согласно кивнул.

В кафе сидели весело, Фред рассказывал о детстве Браина, иногда сам герцог добавлял. А мы с Хью смеялись и ели ванильное мороженное. Я чувствовал себя настолько расслабленно, что даже платье не смущало, а наоборот, придавало мне какого-то шарма и, как ни странно звучит, уверенности. А ещё уверенность и тепло несла рука, обнимающая меня за талию. Пусть так и будет, вдруг решил я. Пусть, я хочу быть с ним. Навсегда. Греться в его руках и просыпаться от поцелуев. Пусть. В его объятиях я обретаю себя. Впервые за столько лет меня ничего не гнетёт и хочется смеяться, просто прижаться к нему и хохотать.
Я повернулся к Браину и уткнулся лицом в изгиб его шеи.
- Что такое, волчонок? - задал он вопрос мне в волосы.
- Всё прекрасно. Впервые всё настолько прекрасно, что я задыхаюсь от счастья... - за столиком установилась тишина.
- Ты счастлив? - спросил он.
- Да, - я поднял голову и встретился с самыми любимыми глазами на свете. - Очень, - он улыбнулся и, чуть притянув меня, накрыл мои губы.
- Я люблю тебя, мой волчонок, - оторвавшись через несколько минут, прошептал герцог.
- И я тебя.
Это было так странно просто говорить это. За эти несколько дней мой мир вспыхнул всеми цветами радуги и превратился в сказку, где есть и принц, и злодей, и я. Золушка Фрэнк - потерянный, но сумевший найти дорогу к счастью и любви.
Пусть звучит странно, но я даже благодарен своему отцу, за моё несчастливое детство и Крису - за толчок в спину, нужно будет сказать ему спасибо.

***
Дома, после столь утомительной прогулки Хью ушёл в свою комнату, нагруженный пакетами и коробками.
Фред занялся неотложными делами, сказав, чтобы мы побыли вдвоём, так как через несколько дней, он увезёт меня, чтобы ознакомить с делами и отдать одну из фирм под моё начало. Я был в шоке, если честно.
- Браин, а это нормально? - немного шокировано проговорил я.
- Я же говорил тебе раньше, что у тебя будет собственное дело. Ты не думай, фирма небольшая, просто Хью ещё не хочет всем этим заниматься, а моему отцу и мне сложно следить за дочерними компаниями. Их у нас почти восемь.
- Почти?
- Ну, да. У моего отца очередная идея, куда вложить деньги...
- А что за фирма? - уже заинтересованно спросил я, садясь рядом с герцогом на диванчик в гостиной.
- Строительная, - просто ответил он, улыбаясь. А я шокировано смотрел на него.
- Ты хочешь, чтобы я составил конкуренцию собственному отцу? - он повернулся и, легко подняв меня, посадил себе на колени.
- Больше. Фирма сейчас уже является конкурентом твоего отца.
- Ты говоришь о "Die Baugesellschaft"?
- Да, - просто ответил он.
- Браин, это одна из ведущих строительных компаний сейчас, мой отец на втором месте после неё. - Он улыбался. - Браин, ты хочешь, чтобы я руководил отделом? - в надежде спросил я.
- Нет, я хочу, чтобы ты взял на себя руководство всей компанией и сел в президентское кресло, мой волчонок. - Я шокировано открыл рот и не смог ничего выдавить членораздельного из себя. - Я понимаю, это сложно сразу. Но Фред хочет отдать её тебе. Он всё же должен заниматься бизнесом в Америке, а "Die Baugesellschaft" отвлекает.
- Почему ты сам не хочешь?
- Волчонок, я и так по уши в работе, это потому, что ты появился в моей жизни, я немного расслабился, забросив дела. Мои заместители, наверное, с ума сходят, я не был на работе почти три дня. Так что заниматься ещё одной дочерней компанией у меня не хватит сил, даже если я оборотень и мне нужно для сна всего два часа. Так ты примешь предложение, Фреда?
- Я не знаю... это очень сложно, но я бы хотел быть полезным вашей семье.
- Твоей, - мягко поправил он меня.
- Моей.
- Так что?
- Я согласен на обучение, - я знал, что сияю. Я был так счастлив сейчас, возможно, моя мечта сбудется! Он тоже улыбнулся и встал с диванчика, держа меня на руках, понёс в спальню.

И начался ад! Фред впихивал в меня столько информации, закидывая меня бумагами по самую макушку. Заставлял разбираться в том, в чём я совершенно не смыслил - первые два часа. Звонки, факсы, пакет бумаг и акций... Я так уставал, что мечтал его придушить. Когда я выходил из себя, он отправлял меня в лес. Когда я готов был разрыдаться, он звонил Браину и тот почти за пять минут успокаивал "своего волчонка". Информации было столько, что я боялся сойти с ума, но мне было интересно. И я видел гордый взгляд Фреда. Я учился и познавал то, что так хотел уже очень давно.
- Так, сегодня поедем знакомиться с сотрудниками! - нараспев, объявил Фред. У меня из рук выпал очередной отчёт по финансам.
- Фред, а не рано?
- Почти две недели прошло, мой дорогой зять!
- Что?
- Хм... дедушка Фред так тебя заездил, что ты потерялся во времени!? - я сглотнул.
- Фред, через пять дней у нас свадьба.
- О! Не волнуйся, всё идёт по плану, Браин обо всём позаботится. А Хью ему поможет, - я открыл рот, чтобы спросить "А как же я?". - А ты должен быть красивым женихом и одеть платье-традицию.
- Но, Фред, я ведь тоже должен что-то сделать...
- Послезавтра вернёмся в поместье, и ты подпишешь приглашения... Всё, собирайся, поедем знакомиться с твоими коллегами.
Я за это время понял одну простую вещь: с Фредом лучше не спорить, да и с Браином тоже. Это бесполезная трата времени, они всё равно сделают по-своему.
Одевшись в серебристо-синий костюм, идеально подходящую к нему рубашку фисташкового цвета и галстук в вертикальную полоску в тон костюму и рубашке, туфли на маленьком каблуке и стильные очки, я восторженно выдохнул, увидев себя в зеркало. Недавно Фред заставил меня постричься, теперь я красовался стильной причёской и прядями чуть светлее моего естественно тона. Стилист, который меня стриг, просто слюной исходил на мои волосы.
- Я готов.
- Ты потрясающе выглядишь!
- Я соответствую стандартам семьи Дорквуд? - улыбнулся я. Кроме бизнеса Фред ещё учил меня этикету и манерам. Это было моё достижение, на самом деле я стал не золушкой, а принцем. И таким меня Браин ещё не видел...
- В полной мере, Фрэнсис! - гордо улыбнулся мне Фред.

Так странно было смотреть на людей, с которыми мне предстоит работать, хотя нет, не так - управлять.
Это Фред вбил мне в сознание очень хорошо, я - босс, они - подчинённые, какие вопросы - всё на совете директоров. Вообще, если честно, то "Die Baugesellschaft" назвать дочерней компанией язык не поворачивался. Всё здесь было шикарно. А про свой кабинет я просто промолчу. Я чувствовал на себе напряжённые взгляды и заинтересованные тоже. Они изучали меня, я изучал их. И мне казалось, что в зале совещаний сейчас грянет гром.
- Мистер Дорквуд, вы уверенны, что этот молодой человек справиться со своими обязанностями? - это у нас финансовый директор - мистер Алан.
- Да, мне тоже бы хотелось знать, он очень молод для кресла... - ага, а это у нас его заместитель. Фред молчал. Я понял, что отвечать нужно мне и поднялся...

Через три часа споров, компромиссов и всего прочего, я был вымотан основательно.
- Я не думал, что так сложно будет убедить их в моей компетентности... ужас.
- Ты справился, Фрэн, и очень хорошо заткнул их всех, я, действительно, горжусь тобой!
- Спасибо. Что теперь?
- Завтра у тебя первый рабочий день. А послезавтра, как я уже сказал, мы возвращаемся в поместье. Поверь, один день они переживут без тебя.
- Верю, - уже отключаясь в машине, пробормотал я.

***
Я сел в автомобиль и положил красные розы на заднее сидение, Фред ухмыльнулся.
- Ну что? Я не видел его больше двух недель, я соскучился, и как мне ещё выразить свои чувства?
- Может, просто страстно поцеловать его прямо на пороге? - ехидно спросил он.
- Это идея конечно, но тогда, боюсь, все обитатели поместья увидят меня перекинутым через перила лестницы с голым задом! - мы засмеялись.
- Ты изменился, Фрэн. Стал уверение в себе.
- Я заметил. Сам не знаю, нравятся мне свои же изменения или нет. Скорее, я ещё не осознал, что изменился. Но чувствую, как я и мой волк - едины. И это потрясающе приятно.
- Да. И ты действительно стал потрясающе красив. Ведь когда сущность свободна, это отражается на носителе. Тебе, конечно, предстоит пройти долгий путь к самому себе, но ты справишься, а мы поможем.

Я улыбался, когда мы въезжали в ворота поместья, а от съедающего меня нетерпения вспотели ладони. Я хотел увидеть Браина! Я хотел повиснуть у него на шее и не отпускать его целые сутки, и то будет мало. Как только мы подъехали к парадной лестнице, я выскочил из машины и кинулся по ней вверх. Дверь открылась, и я увидел его - моего герцога. На нём был тёмно-серый деловой костюм, чёрная рубашка и чёрные туфли, верхние пуговицы рубашки были расстёгнуты, придавая ему ещё больше сексуальности. Волосы затянуты чёрной лентой в низкий хвост, а одна прядка выбилась и падает на лицо. Он разговаривал по телефону, не замечая меня. Я улыбнулся. И уже спокойно подойдя к нему, протянул букет алых роз.
Он сначала опешил, а потом отключил телефон на полуслове и посмотрел на меня. Я сегодня решил, что буду в белом - белые брюки и укороченный пиджак светло-голубая рубашка и очки в светлой оправе. Галстук я тоже не надел, и верхние пуговицы были расстёгнуты. Он взял букет и, улыбнувшись, тихо проговорил:
- Я так скучал, волчонок...
- И я...
Букет упал на камни, и он притянул меня к себе и страстно впился в губы, сминая и даря мне такую желанную ласку. Руки прошлись по спине, спустились ниже, и он подхватил меня под ягодицы, приподнял, я опоясал ногами его талию, обнял за шею и, не отрываясь, целовал его губы. Он застонал, и я понял, что вторю ему. Оторвавшись от сладких губ, я прохрипел:
- Хочу.
- Неси его в спальню уже, сынок! - подначил Фред.

Как мы оказались в ближайшей гостиной, я не помню, как срывали с друг друга одежду тоже, помню, как он поставил меня на колени и резко вошёл.
Я задыхался от страсти, от жара его тела. Его резкие толчки сводили с ума. Он укусил меня за шею под волосами, и я, закричав, кончил на атласную обивку кресла.
- Мммм, мой волчонок! - простонал Браин, сделал ещё несколько глубоких толчков в моё расслабленное тело и кончил. Тяжело дыша, я сполз на пол, он сел рядом и, тихо урча, притянул меня к себе. Было уютно и просто восхитительно от того, что он рядом. Обнимает. Я так соскучился по нему, так хотел принадлежать ему.
- Ты такой красивый, - вдруг сказал он.
- И весь твой.
- Я очень этому рад. Как насчёт того, чтобы повторить... чуть медленней. Хочу насладиться тобой...

Я нервно вышагивал в комнате, схватил зазвонивший телефон:
- Да!
- Привет, волчонок...
- Браин! Ну как?
- Все прекрасно, завтра к одиннадцати я жду тебя в главном зале поместья, в платье-традиции и с букетом белых роз...
- Браин, я вообще не понимаю, почему эту ночь мы не можем провести вместе!?
- Мой отец считает, что так будет лучше, чтобы мы пожирали друг друга глазами на церемонии, и никто не смог усомниться в наших чувствах. - Он хмыкнул. - Если бы можно было сделать по-другому, поверь, я бы сделал. Увёз бы тебя на остров и, привязав к пальме, любил столько, сколько ты захотел.
- Браин, ну не надо, а то я вышибу эту чёртову дверь! И почему Фред закрыл меня, а не тебя?
- Ты невеста, волчонок... я так соскучился... по тебе, по твоим стонам... и нежным губам...
- Браин, ты с ума сошёл! Я тебя четыре дня не видел! Не надо... а то мне придётся идти в ванную...
- А это хорошая идея... иди.
- Браин?
- Сними с себя всё и иди в ванную... а я помогу тебе.
- Мммм, сумасшедший... но мне нравится твоя идея... продолжай, - я сел на край ванной, стянул с себя джинсы и одновременно подключил гарнитуру к телефону, вставил наушник в ухо, расстегнул рубашку и приготовился слушать бархатный голос моего герцога.
- Мой малыш готов слушать... сказку на ночь?
- Даааа… у меня уже стоит, мой принц...
- Мммм, это хорошо... тогда погладь себя, начиная с сосков, чуть ущипни... потом медленно опусти руку вниз, накрой свой член... - я проделал тот путь рукой и вдруг понял, что хочу его больше, чем свою руку, хочу его губы. Хочу.
- Браин...
- Да... а теперь сожми его рукой и сделай пару движений вверх и вниз, хочу услышать твои стоны, волчонок, хочу насладиться ими. Представь, что это мои губы на твоём члене,… представь, что я прижимаю тебя к стенке ванной комнаты, представь меня… с раздвинутыми ногами на моей кровати… в шёлке одеяла... - я застыл от последних слов.
- Я хочу вылизать тебя всего, - хрипло проговорил я.
- Это было бы так приятно, правда? - чуть насмешливо.
- Я сейчас сойду с ума.
- Ласкай себя, Фрэнсис... - а дальше я только и пытался, что не сорваться на крик и не выломать дверь собственной спальни.
Идея Фреда была мне непонятна, но что возьмёшь с него. Он решил - все подчинились. Даже Хью не решился кричать на деда, увидев маниакальный блеск его глаз. Так что полвечера и полночи я просидел взаперти и ждал, когда Фред, наконец, оставит Браина в покое, и он сможет мне позвонить. - Сильнее!

Я ополоснулся и снова набрал номер моего жениха.
- Как ты?
- Прекрасно... только, знаешь, давай больше не будем этого делать, я уже так привык к тебе, что собственная рука кажется мне совершенно посторонней. И чуждой, - он рассмеялся.
- Как пожелаешь. Нервничаешь?
- Да. Если честно, то я так закрутился на новой должности, что только сейчас по настоящему задумался о свадьбе. И понял, что очень нервничаю. А ты? - с любопытством спросил я.
- И я тоже, но мне, всё же, проще немного. У меня самый красивый на свете жених, который завтра, хотя нет, уже сегодня, поразит всех приглашённых. - Я счастливо вздохнул. - Я люблю тебя, Фрэнсис.
- И я тебя люблю.
- Давай спать, а то боюсь, что завтра нам понадобятся все силы для совершения самого красивого обряда.
- Спокойной ночи, любимый.
- И тебе, волчонок.
Я отключил телефон и, свернувшись калачиком на кровати, уснул.

Разбудил меня Фред, влетевший в комнату с платьем-традицией.
- Это что такое?! Ты ещё спишь!!! Подъём! Времени в обрез, гости уже начали прибывать... а невеста ещё не готова!
Я с трудом открыл глаза и приподнялся на кровати, Фред был в брюках и расстёгнутой рубашке, с пеной на лице и зубной щёткой во рту.
- Фред, по-моему, ты сам ещё не готов. Я сам могу встать и привести себя в порядок, спасибо, что принёс платье.
Стоило мне подняться, как в комнату забежал Хью почти в таком же виде, как и Фред. Они уставились друг на друга и засмеялись.
- Так, дед, иди, буди отца, а я займусь Фрэном! - и разбежались.
- Что происходит, почему такая беготня?
- Время полдесятого. Уже прибыли первые гости, а мы ещё спим. У деда нервный тик начнётся, если мы не соберёмся вовремя. Давай помогу тебе натянуть "это", - указал Хью на платье.
Я кивнул и пошёл в душ, укладывать волосы мне было проще, чем Браину, с его гривой попробуй справиться, а я только высушил феном и всё готово.
Платье надевали вдвоём, и то пришлось звать Фреда, так как одеть это было непросто, там было столько подьюбников на китовых усах. И верхние юбки из шёлка и атласа отдельно друг друга, и их надо было одеть так, чтобы они легли сверху красиво... Мы промучились почти до одиннадцати:
- Фьюх... - присвистнул Хью. - Это нечто, наконец-то, село так, как надо, наверное. Дед, ты чего?
Фред всхлипнул и обнял меня.
- Ох, Фрэнсис, ты великолепен! Браину повезло, или нам, не знаю, но хочу сказать тебе, что это честь для нашей семьи. Ты просто не знаешь, какое ты сокровище, но, я думаю, мой сын докажет тебе это со временем. А теперь пора выходить. Хью, собери волосы!
И он, взяв меня под руку, повёл к лестнице. На ногах у меня были обычные сапоги из тонкой кожи. Я одел их самыми первыми, потому что боялся, что мне предоставят туфли. Мы шли медленно, платье шуршало и позвякивало, на голове у меня было что-то типа фаты, прикрывающее лицо, закреплённое диадемой, стилизованной серебристым волком с жёлтыми глазами. Я нервно сжимал в руке маленькую розочку, которую должен был прикрепить к лацкану пиджака моего герцога. Мы с Фредом остановились на первой ступеньке лестницы, у её подножья стоял мой будущий муж в серебряном костюме, а ткань отливала голубым. Он стоял в пятне солнечного света и казался принцем из сказки. Чёрные волосы были распущены и каскадом падали на спину, на лбу был тонкий обруч, тоже в виде волка в прыжке.
Он поднял голову, и мы встретились глазами, пусть моё лицо скрывала эта вуаль, но я видел восхищение в его глазах. Он улыбнулся и, взяв у дворецкого букет белых роз, пошёл к лестнице. Такой красивый. Элегантный. Любящий. Хищник. Мой найденный принц...

Сама церемония была такой простой, что я даже удивился.
Глава совета стай прочитал небольшую речь, и мы обменялись кольцами, а перед этим ещё и цветами. Я дрожащими пальцами воткнул в петельку розочку, тоже белую. Он вручил мне букет и чуть сжал пальцы в знак поддержки. Его тёплые руки сделали то, что никак не мог сделать Фред, вернули на моё лицо под вуалью улыбку.
- Ну, а теперь обменяйтесь кольцами... - старик был, по-моему, глуховат или подслеповат. Но в тот момент, когда тонкие тёплые пальцы взяли мою левую руку, и безымянный палец обхватило тонкое золотое колечко, я забыл обо всём. Я задохнулся от счастья! Принадлежности! Любви!
Моя дрожащая рука в тонких атласных перчатках тоже надела кольцо на тонкий пальчик моего мужа, и он улыбнулся мне. Мне!
Подняв мою вуаль, он притянул меня к себе и нежно коснулся моих губ. По позвоночнику прошла волна тепла, и я прильнул к нему, сминая платье, вставая на носочки и обхватывая его шею руками, - притянул сильнее к себе. Задыхаясь в поцелуе и не веря... шепча сквозь него признание, я расплакался.
- Тише, Фрэнсис, тише. Ну, волчонок... - он обнял меня, и я уткнулся лицом в его грудь, пытался взять себя в руки. Он гладил меня по спине и прижимал за талию.
- Поздравляю Вас и объявляю вас супругами! - громко сказал глава совета. Раздались аплодисменты.
Фред подошёл к нам и протянул по бокалу шампанского. Я боялся отойти от мужа, потому что приглашённых было очень много. Я вспомнил, что, когда подписывал приглашения, потом у меня рука болела целые сутки. А теперь я вижу, что, наверное, не зря проделал эту работу. В толпе гостей были и мои сотрудники. Вот от них шла странная аура зависти и понимания одновременно. Я их понимал, теперь они знают (думают, что знают) причину моего назначения на такую высокую должность. А мне было плевать, я учился быстро, и главное - мой учитель был потрясающе компетентен. Им не в чем меня упрекнуть. Глазами я искал одного человека, хотя человеком он не был. Но найти Криса так и не смог, зато увидел Киру. Он разговаривал с тем старцем, который проводил церемонию. Гордый и сильный кот. От него прямо исходила аура силы. Он вальяжно сидел за маленьким столиком и попивал шампанское. Я двинулся к нему, поддерживая подол платья, но так, чтобы не оголять сапоги.
- Здравствуй, - как-то очень нервно проговорил я, но тут же вспомнил, что он в гостях. - Очень рад видеть тебя, Кира.
Он поднял на меня абсолютно непонимающий взгляд, но, встретившись со мной глазами, удивлённо подавился шампанским.
- Ты?! - а потом рассмеялся. - Вот это да... ну, Дорквуд даёт! Хотя, ты теперь тоже Дорквуд!?
- Где Кристиан? - спокойно спросил я и поблагодарил Фреда за мои уроки этикета.
Он прекратил смеяться и равнодушно ответил:
- Дома.
- Я подписывал приглашение тебе и твоей Омеге, Кира.
- Я пришёл один. В чём проблема? - он явно был зол, но при члене совета не хотел показывать свою суть. Уважение? Возможно.
- Что с Крисом? - я схватил этого кота за руку и потащил на балкончик. Выйдя туда, я прикрыл стеклянные двери, тут никого не было, и Кира выдохнул.

***
Как только я прикрыл двери, стало невыносимо тихо.
- Что-то случилось между вами? - спокойно спросил я.
- Тебе есть до этого дело, пёс? - он одним глотком осушил бокал с шампанским.
- Есть. Я хочу знать, что случилось и почему Крис не с тобой?
- Ну, раз не со мной, значит, есть причина, правда?
- Да. Но какая? – я, почему-то, вспомнил сейчас разговор в магазине с Хью. И чуть поёжился от взгляда жёлтых глаз. Он был зол, но в тоже время хотел помощи, я чувствовал это. Или это мой волк...
- Щенок, наконец, раскрылся... забавно. Хочешь услышать историю моей жизни? - почти прорычал он.
- Нет, хочу услышать, почему ты бросил Кристиана Слейтера?
- Он влюбился.
- Что? - я не понял сначала, но через минуту, после прозвучавшей фразы осознал, что он сказал. - Но разве это плохо, когда твоя Омега с тобой по взаимности?
- А кто сказал о взаимности!? Ты что, собираешься меня учить жить!? Не "лечи", дай напиться! - зло прорычал он.
- Кира, я не знаю тебя, я плохо знаю Криса, но я не думаю, что он солгал тебе... Он никогда не лгал.
- Не в этом дело, - буркнул он. - Дело в том, что я не был готов к его излияниям... Да и просто хотел увезти его в деревню, чтобы он понял, что такое свобода!
- Крис городской житель, я думаю, ему было сложно решиться на такой шаг... как согласиться поехать с тобой.
- Такое ощущение, что ты знаешь его лучше... - он подозрительно прищурился.
- Нет. Я считал его конкурентом и всё же смог увидеть кое-что. Он всегда прячет чувства и если сказал, что любит, то это правда, и пойдёт на всё, я думаю, ради своей любви. А что ты сделал? На что ты способен ради него?
- Всё, достаточно, не собираюсь выслушивать нотации от пса в платье! - он швырнул бокал в темноту сада и прошёл мимо меня. А я, как будто в замедленно съёмке, схватил его за плечо, разворачивая и грозно рыча:
- Нафига тогда было просить его ехать с тобой? Чтобы просто трахать на своей территории? Он помог мне! И я хочу помочь ему! Ты, жестокая скотина, не можешь понять, что он одинокий котёнок на улице! Ему тоже нужна помощь! - он зарычал, вырывая руку из моей хватки, но я не был уже тем Фрэнком из офиса папочки. Я Фрэнсис Дорквуд!
Ещё минута и мы сцепились бы, я видел, как у Киры удлиняются резцы, как мои собственные когти рвут тонкий атлас перчаток.
- Так, оба успокоились, молодые люди, и разошлись, - прохрипел старый голос от стеклянных дверей. - Кира, ты как всегда не сдержан. Фрэнсис, извините его, этот кот просто не умеет быть вежливым.
- Прошу прощения, - поклонился мне Кира и сквозь зубы прошипел. - Я подумаю над твоими словами о "котёнке на улице".
А я стоял и думал, а не сделал ли я хуже Крису, нужен ли ему этот кот. Хотя, каждый выбирает сам. Если нужен, то будут вместе. Но, я надеюсь, Крис сумеет сбить спесь с этого невыносимого кота.

Я нашёл в толпе мужа и прильнул к его локтю, не знаю, мне нравилось, как я выгляжу, и платье тоже. Я чувствовал себя легко и спокойно.
- Что с перчатками? - обеспокоенно спросил Браин.
- Поговорил с Кирой.
- Не ранен?
- Он? - ехидно спросил я.
- Хм... люблю тебя, - вдруг сказал он.
- И я тебя.
- Потанцуем, моя дорогая жёнушка? - улыбаясь, предложил он. Я качнул головой в знак согласия, и мы плавно прошли к площадке для танцев. И закружились под звуки вальса. Платье-традиция сверкало, и было похоже на облако. А я в нём, наверное, на настоящую золушку. Мой принц легко вёл меня в танце, и, я думаю, также легко на него можно будет рассчитывать и по жизни. Мой Браин будет оберегать меня и постарается дать мне всё, что я захочу. Откуда я это знаю?
Да это просто - я люблю его. И сделаю то же самое и для него.
Всё, что он попросит.
Даже надену платье ещё раз, на нашу золотую свадьбу...

Конец.