Вы здесь

Потерянный

Страницы

Все страницы:

В дверь постучали, герцог нехотя встал и открыл тяжёлую дверь, за которой стоял немолодой мужчина в фартуке. На лице белозубая улыбка, он что-то быстро проговорил и, отсалютовав рукой, ушёл. Браин вкатил столик, на котором стояла моя пицца и несколько тарелок наполненных блинчиками. Я проглотил слюну, оказывается, я действительно голоден. Я знаю, что оборотни очень редко едят обычную пищу, но так как мне всегда приходилось скрываться, я научился чувствовать вкус обычной пищи. И даже приобрёл свой некий список любимых блюд. Но всё равно многие продукты я не могу употреблять в пищу, даже запах не переношу. Отец всегда удивлялся этому, говоря, что у него нет аллергии, так откуда она у меня. Хотя, он мало интересовался моим здоровьем, а после обращения я почти не болел, только после полнолуния случался небольшой спад активности. Но это было мало заметно, да и его интерес скорее был, ни как отца к сыну, а как работодателя. Я иногда чувствовал себя в собственном доме, как в офисе. Странно. Видимо, я слишком задумался, потому что не заметил, как Браин снова сел рядом и дотронулся до моей щеки. У него были прохладные, холёные руки. С гладкой, нежной кожей. Вероятно, он никогда ничего не делал руками, ну, кроме того, чтобы подписывать бумаги и счета. А ещё, наверное, всегда в перчатках. Небеса, о чём я думаю!
- Фрэнк, ты передумал есть? Микаэль так старался... - прошептал он.
- Нет, я голоден. Просто задумался, - как-то вяло ответил я. Странно, я не могу понять себя, то веду себя как истеричка, то совершенно выпадаю из реальности. Хотя сегодня вообще очень тяжёлый день. Сначала папочка с его претензиями, потом тот боров в баре и под конец вот герцог, зовущий к венцу. У меня явный стресс.
- Фрэнк, мы тут всё о обо мне да, о обо мне. Я хочу услышать твою историю этих пяти лет, как ты жил, кроме того, что работал на своего отца.
- Моя история очень однообразная и заключается в основном в работе...
- И за эти пять лет у моего волчонка не было никого?
- Почему ты всё время всё сводишь к одному и тому же... К личным отношениям! - и снова я почувствовал, как во мне поднимается волна гнева.
Браин вдруг притянул меня к себе и поднёс к губам блинчик, тонкий, ароматный. Я открыл рот и откусил, чуть не простонав от удовольствия. И весь гнев как рукой сняло. Да что со мной такое?
- Наверное, по той причине, что мне это интересно. Просто от тебя никем не пахнет, даже твоим отцом лишь чуть-чуть. Ты когда-нибудь был с кем-то в близких отношениях? - всё это он шептал мне в ухо, попутно кормя меня блинчиком. А я поглощал еду с его рук и думал. Думал о том, что даже не помню, когда у меня был последний сексуальный опыт. Не помню, как это доверять кому-то, быть в объятиях и не думать о том, что тебя могут предать. Не помню.
- Был. Но очень давно, ещё на первом курсе института. Она...
- Она?
- Ты думал я гей? Это не так, просто мне спокойно с тобой, иногда. Я сам не пойму, что происходит. То мне хочется кричать, то просто упасть в твои объятия и свернуться калачиком... я не понимаю!? - я отвернулся от очередного блинчика.
- Я могу объяснить, почему так происходит.
- Так объясни, - я фыркнул.
- Фрэнк, я вожак стаи, я обратил тебя, но ты был далеко по моей вине. Ты привык быть один. И на самом деле это плохо, для тебя же самого. Я хочу помочь тебе понять, что ты не одинок. А ярость твоя из-за того, что ты чувствуешь во мне доминанта, и это подавляет твою суть. Суть одинокого волка. Понимаешь?
- Да. Кажется. И что же будет дальше? - он вздохнул и резко опрокинул меня на кровать.
- А дальше ты поймёшь, кто из нас главный и где тебе будет лучше. В холодной квартире отца или в моих горячих объятиях?
Я не мог заставить себя сопротивляться, почему-то, когда он мокро облизал мне щёку, я поплыл. Казалось, его руки были везде, моя футболка полетела на пол. Я тяжело дышал, и в голове было жутко пусто, настолько, что, когда он потянулся к моей ширинке, я не возразил. Он смотрел мне в глаза, от его взгляда хотелось убежать, но в тоже время расслабиться и получить удовольствие, которое обещал этот взгляд. Звякнула молния и горячие пальцы проскользнули под резинку боксеров. Я дёрнулся, не в надежде уйти от прикосновения, а от неожиданности.
- Тихо, волчонок... Я не буду спешить. Обещаю, - и он накрыл мои губы. Я понимал, что из нас двоих - он доминант. Но моя натура сопротивлялась, и, наконец, я понял, что он имел в виду, говоря о волке одиночке. Руку он убрал, а вот его язык творил такие вещи, что я не выдержал и обнял его за шею, чуть приподнимая бёдра. Он рыкнул. Я притянул его сильнее и ответил на поцелуй, чуть посасывая влажный язык, прикусывая и тая. Нет, это безумие. Мой отец никогда не примет сына гея! Как только эта мысль оформилась, я отпустил его шею и отпихнул от себя горячее тело. Попытался вскочить и кинуться к двери, но сильные руки перехватили меня поперёк груди и за талию. Он сел сзади и тихо зашептал:
- Вот об этом я и говорю... Мой потерянный волчонок... Нужно жить, не боясь своих инстинктов. Нужно верить себе и своему вожаку. Второе даже предпочтительней. Я не отпущу, пока ты не успокоишься, - его дыхание на моей шее постепенно выровнялось, а вот я задыхался! Мне было так тяжело прийти в себя, я никак не мог понять, почему так странно ощущаю себя. Ну, какая разница, что подумает мой отец, ведь ему плевать на меня! Всегда было плевать.
- Ты сейчас меня трахнешь, а что потом? - он мягко поцеловал меня в шею.
- Я не собирался тебя трахать... Фрэнсис, давай ты расслабишься и позволишь мне сделать всё по порядку. Без спешки и попыток тебя удержать... Доверься мне.