Вы здесь

Потерянный

Страницы

Все страницы:


- А я сказал, да! В конце-то концов, это традиция семьи! - он похлопал меня по плечу и, насвистывая, вышел из хранилища, оставляя меня с платьем наедине. И не только с платьем, а ещё с мыслями о том, что я только что сказал. Люблю?
- Да, люблю... - прошептал я сам себе. Невероятно!

Я приподнял шлейф платья, материал был невесомый и одновременно струился, странно, мягкая ткань на ощупь скорее напоминала бархат, чем атлас или шёлк. Хотя я не очень разбирался в этом вопросе и мог напутать с названием, но мне нравилось ощущать этот материал в руках. Я задумался, поглаживая кусок материи в пальцах, вдруг мне на волосы легла тёплая ладонь. Мягко погладила, тихий голос Браина интимно осведомился:
- Нравится? - я не вздрогнул и не отшатнулся, даже не напрягся, а потянулся за лаской. Выпустив ткань из рук, повернулся и припал к губам моего герцога.
- Очень красивое.
- Я должен был догадаться, куда тебя потащил Хью.
- Он сказал, что мне нужно будет надеть платье? - насмешливо спросил я.
- Традиции моего рода. Но если ты не захочешь, я настаивать не буду.
- А что скажет твой отец?
Он обвил меня руками за талию и притянул ближе.
- Ну, немного поворчит и все. В конце-то концов, это наша с тобою свадьба, и сейчас не средневековье и брачующиеся оба мужчины, хоть и есть легенда, будто первая леди Дорквуд была парнем, - он улыбнулся.
- Хью сказал это так серьёзно.
- Нет, это легенда. Но мы узнали о ней, только когда наша кровь изменилась. Чуять стали лучше и поэтому нашли очень много тайников. Рукописи и книги рода почему-то были спрятаны, и в одной из них и было написано рукой неизвестного автора, что он лично был на свадьбе и видел, что под платьем были мужские туфли. Хью тогда смеялся до слёз, смотря на перекошенное лицо моего отца.
Мне нравилось стоять так, прижимаясь к нему. Я вдруг понял, что совершенно не переживаю о том, что только что открыл для себя. Да, я люблю этого оборотня, да, вчерашней ночью я стал его полностью. И мне осталось только одно - признаться.
Я смотрел в сверкающие голубые глаза с вертикальными зрачками и плавился от эмоций.
- Фрэн? Как ты смотришь на то, чтобы побегать? - улыбаясь, спросил он.
- Твой сын приказал мне померить платье, - засмеялся я.
- Если хочешь.
- Хочу!
Я медленно снимал с себя одежду, прямо тут. Ведь в хранилище было тихо, и я не думаю, что сюда кто-то войдёт. Олимпийка медленно стянута с плеч, также медленно я задираю футболку, чуть раскрутив, кидаю её в Браина. Он ухмыляется.
Молния на джинсах вжикает в тишине очень громко, и этот звук просто сносит нам обоим крышу. Он обнимает меня сзади и, раскачиваясь в такт какой-то мелодии, чуть приспускает мне уже расстёгнутые джинсы.
- Волчонок что-то желает? - я лишь рычу, отходя от него на несколько шагов, и, опуская джинсы до конца, перешагиваю их и подхожу к платью. На мне нет белья, я долго думал, одевать или нет, и решил, что не стоит, потому что видел этот взгляд голубых глаз.
Сзади платье конечно не на молнии и мне приходиться повозиться с нескончаемым количеством маленьких пуговичек. Но, когда материал, шурша и позвякивая камнями, плавно оседает на пол, и я наклоняюсь его поднять, у герцога кончается терпение.
Твёрдый член упирается между моих ягодиц, и герцог, рыча, проговаривает мне, целуя между лопаток:
- До платья мы не дойдём, Фрэнсис! - и толчок. Я развожу ноги и прогибаюсь, сам не понимая себя, если честно. Мне хочется, чтобы он взял меня тут, но с другой стороны, я ещё не отошёл от сегодняшней ночи.
- Браин... у меня... - но договорить мне он не даёт, обхватывает меня рукой поперёк торса и наклоняет к одной из стеклянных витрин. Я успеваю облокотиться на неё руками, а не лицом. - Браин!
Но он не слушает, а только руками разводит мне ягодицы и, опускаясь на колени, шепчет:
- Не думай, что смогу сделать тебе больно, мой маленький волчонок!
- Аааа... - я кричу от ласки горячего языка, вылизывающего меня. Он приподнимается и ведёт влажную дорожку по позвоночнику, прикусывая, добирается до шеи. Я тяжело дышу, хватая воздух влажными губами. Сходя с ума, шепчу то, что так хочу сказать:
- Люблю.
Он замирает и с силой разворачивает меня лицом к себе, впивается в губы. Медленно отстраняется и внимательно смотрит мне в глаза. А я не могу унять сбившееся дыхание и только всматриваюсь в него, пытаясь понять, что он чувствует ко мне. Да, я знаю, он заботиться обо мне, да, он женится на мне, да, он принял меня, но что он чувствует ко мне?
- Фрэнсис... - у меня начинают дрожать руки. Я, чтобы не упасть на подгибающихся ногах, облокачиваюсь на витрину, прохладно. - Ты для меня так много значишь, но я никогда несмел надеяться услышать подобные слова от тебя.
- Что? - непонимающе произношу я. Действительно не понимаю, в кино на признание в любви обычно отвечают тем же. Но, видимо, это только в кино...
- Ты всё для меня, Фрэнсис, а это намного больше чем просто "люблю".
Я шокировано смотрю на него, и меня начинает трясти, ноги надломились, и я оседаю на пол. Он меня подхватывает и прижимает к своей груди, обвиваю его своим дрожащим телом, как коала дерево. И всхлипываю, утыкаясь в грудь.
- Ты меня любишь? - не веря, спрашиваю я.
- Люблю, - просто отвечает он. Он заворачивает меня в свою кофту и несёт наверх в нашу спальню. Нашу! Любит! Меня!
А красивое платье так и остаётся лежать на каменном полу хранилища.