Вы здесь

Потерянный

Страницы

Все страницы:

Мы сытно перекусили, и герцог, чтобы, видимо, не допустить повторения вчерашнего, решил показать мне библиотеку. Я улыбнулся, думая о том, что, наверное, такой занятой человек как Браин должен понимать, что читаю я редко. Но говорить, что-либо я не стал, даже странно, но мой волк довольно поскуливал. И даже ни разу не попытался как-то негативно отозваться в сторону Дорквуда. Мне тоже было спокойно и приятно в его обществе, пока он не задал очередной вопрос:
- Фрэн, а что тебя связывает с котом Кирой?
- Кирой?
- Мммм, когда я тебя встретил около бара, от тебя еле уловимо несло котом... Этого оборотня я знаю лично, если ты с ним встретился, то у него были какие-то дела в городе, потому что он редко покидает заповедник. Мне интересно, какие дела у Киры в городе... - задумчиво проговорил Браин.
- Я не знаю, какие у него дела в городе, а встретил я его в квартире моего бывшего коллеги Кристиана Слейтера. Оборотня, как оказалось, хотя мне всегда он казался странным. Но то, что он оборотень, я не знал, - я слегка поморщился, вспоминая ту встречу, опять же, повёл себя странно, но я тогда всё списал на этого кота Киру. Ведь моя сущность полная противоположность сущности кота-оборотня.
- Возможно, Кира, наконец, нашёл Омегу... Слейтер... что-то я не припомню такую фамилию... - меня начало это раздражать! Какого он вспоминает что-то, я же рядом! Я дёрнулся. Сам испугавшись своей мысли, а потом вспомнил своё утренние решение, и всё по новой закрутилось в голове.
Не могу себя понять, такое ощущение, что я по кругу хожу или дёргаюсь туда-сюда. Вообще, я всю жизнь так жил, на двух концах одной палки. И никак не мог понять, что палка-то всё равно одна, что бы я не делал, всё упиралось в отца. Отец...
Я почувствовал нежное пожатие на запястье, чуть учащённое дыхание на щеке и тихий шёпот:
- Фрэн, не думай... Когда ты не думаешь, ты такой милый. Может, хочешь в бассейн? - я непонимающе смотрел на него. - Ну, поплаваешь, расслабишься.
Он был слишком близко, но мне это нравилось. Сейчас. Просто за эти чёртовы сутки я столько стресса пережил, что, наверное, сказалось на мыслительной деятельности. Я оттолкнулся от спинки кресла, в котором сидел, и поцеловал Браина. Сам.
Он опешил, но ненадолго, чуть меньше нескольких секунд его губы оставались неподвижны, а потом он, запустив руку в мои волосы, перехватил инициативу. Мне нравилось, когда герцог не спешил, но почему-то в этот раз мне хотелось кричать от его медлительности.
Он старался нежно и очень аккуратно обнимать меня, когда пересаживал моё не сопротивляющееся тело себе на колени. Поцелуй стал чуть глубже, он погладил языком мой язык и нёбо, но всё также медленно и влажно. Я чуть нетерпеливо поёрзал и почувствовал его возбуждение. Он был возбуждён до неприличия. Невероятно, из-за какого-то поцелуя, хотя целовался он просто прекрасно. Я почувствовал, как по телу от губ прошла странная волна, соски стали чуть чувствительнее и, соприкасаясь с одеждой, заставляли меня чуть выгибать спину.
Он оторвался от моих губ, а я еле перевёл дыхание и сипло попросил:
- Я думаю, что сейчас именно тот момент, когда лучше не останавливаться...- но Браин лишь улыбнулся.
- Волчонок, я больше не выдержу, если ты сейчас согласишься, а потом опять оттолкнёшь.
- А если нет? - я облизал губы, мне хотелось его целовать.
- Не будем проверять, пока ты не избавишься от этого "если". Но целовать мне тебя никто не запретит, даже ты сам, - и мягкие губы снова накрыли мой рот. Я застонал и вдруг отчётливо понял, что мой волк довольно вздохнул. Я открыл глаза и посмотрел на нежно улыбающегося герцога, он еле касался моих губ, его голубые глаза светились пониманием.
- Браин?
- Твоя сущность впервые довольна, Фрэн. Твоему волку нравится быть свободным и жить так, как ему хочется. Это природа оборотней и ты очень долго скрывал её и прятал все инстинкты. Расслабься...
Я обнял его за шею, чуть сместился на его коленях, закинув ноги на подлокотник кресла. Он держал меня как ребёнка, и мне это нравилось. Я вообще заметил за собой, что отношусь к Браину очень странно, некоторые его поступки я сравниваю с поступками своего отца. Вот, например, сейчас он держит меня на коленях, а мой отец никогда не брал меня на руки. Или когда успокаивал после душа, отец этого тоже не делал. Я уткнулся в его шею и улыбался, впервые в жизни чувствуя себя целым и сходя с ума от желания. Желания целовать этого оборотня!
- Странно, только утром я хотел уйти... а сейчас мне хочется остаться навсегда с тобой в этом кресле.
- Это не странно, волчонок. Просто впервые ты свободен от всех своих обязательств, и вправе выбрать, что хочешь. Чего ты хочешь? - почти интимно спросил он. Я притих. Как сказать ему, что я хочу? Но потом я понял, что совершенно не стесняюсь того, чего хочу.
- Целовать тебя, - чуть хрипло проговорил я.
- Сделай это...
И я сам снова накрыл его губы, мы целовались теперь страстно, несдержанно, я постанывал в его рот. Браин накрыл рукой мою ширинку, а я убрал одну ногу, таким образом, оказавшись в совершенно развратной позе на его коленях. Оторвавшись от моих зацелованных губ, герцог перешёл на шею. Он чуть надавил на ширинку, я накрыл его руку своей и остановил.
- Нет?
- Я не знаю.
- Я не буду настаивать. Что бы ты мог выбрать сам.
- Браин, я запутавшийся человек, хотя нет, оборотень, мой волк слишком долго был взаперти, сейчас я вообще не очень хорошо понимаю, чего мне хочется. Я разрываюсь пополам от своих желаний. Ты можешь сейчас взять меня, но что будет потом, я не отвечу, - я замолчал, с трудом проглотив ком, который вдруг появился в горле. Мне хотелось плакать и смеяться над своим положением. А он вдруг просто обнял меня и, прижимая к себе, проговорил: