Вы здесь

Ориентация цвета неба

Страницы

Все страницы:

- Сто лет так не отдыхал. – Блаженно протянул я, обнимая Степку за талию.
- А мы с родителями часто так отдыхаем. – Ответил он, переворачивая шампуры на мангале. Несмотря на заданный вопрос, Степка отлично справлялся с мясом, правда, все остальное, включая чистку картошки, организовывал я. – Твой отец же вроде обожал природу?
- Да, но вырваться удается нечасто, на Чубаку клуб не оставишь, он его тут же в бар превратит или еще хуже…. Да и я летом не особо адекватный. – Ты перевернул последний шампур и повернулся ко мне.
Я обнял тебя крепче, твой запах кожи смешивался с дымком и ароматом мяса, а также душистой петрушки, которая лежала на тарелке, и свежестью огурцов. Я вдыхал этот неповторимый коктейль и мечтал, чтобы так было всегда. Только ты и я.
Ты обнял меня и уткнулся в изгиб шеи, втянул носом воздух и тихо проговорил:
- Хочешь, будем приезжать сюда каждые выходные?
- Хочу. – Тихо ответил я.
На душе было спокойно, и я бы сказал - безмятежно, от твоих теплых объятий и приятного, щекочущего дыхания. Просто быть вот так, близко, к тому, кто тебе небезразличен, кто дорог, так удивительно-хорошо.
- Натан, боюсь, что шашлыка мы не увидим, если ты не отойдешь от меня, он просто сгорит. – Я рассмеялся и отошел на шаг, расцепляя наши объятия. – Или лучше стой ближе… - ты потянул меня за руку обратно, обнял сам за шею и зарылся пальцами в волосы.
Твои небесные глаза имели такие довольные искорки, что я невольно затаил дыхание и замер в ожидании. И ты не разочаровал меня – накрыл мои губы своими губами.
Ощущения от поцелуя были незабываемые, как будто каждый раз впервые, новые, взаимные. Я раскрыл губы навстречу этим чувствам и утонул.
- Степ, сгорит. – Я отстранился, и ты еще раз наклонился и поцеловал меня, занялся мясом. – Слушай, а мы не слишком пугаем соседей своим экстравагантным видом? – спросил я, проверяя готовность картошки.
Кухня тут была шикарная, видимо, твоя мама все также обожала готовить. И не отказывала себе в этой слабости даже на природе.
В дальнем конце сада был сделан гамак и уютный деревянный столик, специально для пикников, и мангал. Так что, чтобы задать вопрос, мне пришлось кричать.
- Они привыкшие. – Рассмеялся ты. Собственно, вид был не слишком шокирующий – мы оба были в джинсах. Но на твоей шикарной спине было три борозды от моих ногтей, а у меня вся шея в засосах. Так что не нужно быть провидцем, чтобы понять, чем могут заниматься два полуголых парня в одиночестве на даче. – Постоянно видят и не такое.
Я нахмурился, а ты, задорно улыбаясь, прокомментировал: - Натан, о чем ты подумал? Я о соседях чуть дальше, у них там близнецы-тинэйджеры, вот где шок.… А то, что мы с тобой полуголые и все в следах… - ты плавно подошел ко мне, я стоял на крыльце чуть выше тебя, и ты уткнулся мне в живот, прикусил кожу выше пупка. – Никого не касается.
- Не хотелось бы, чтобы твоим родителям потом рассказывали…
- Это неважно. – Ты подхватил меня под ягодицы, и мне пришлось обнять тебя за плечи, чтобы не потерять равновесие. – Я и забыл, насколько ты красив. – Вдруг прошептал ты, смотря на меня снизу. – Глаза, как у кошки.
- А помнишь, сколько было проблем из-за этих глаз? – улыбаясь, спросил я.
- Помню. А еще помню, как ревновал тебя ко всем.
- А я тебя. – Ты удивленно приподнял бровь. – Не веришь?
- Не помню… - ты аккуратно поставил меня на землю и провел пальцами по щеке. – Разве это важно сейчас?
- Нет, но прошлое - есть прошлое. И я, например, никогда не забуду тот вечер в мае, когда ты пригласил меня к себе домой, и я бежал под проливным дождем босиком, а ты ко мне на встречу с зонтом, который выворачивал ветер,… помнишь?
- Да, и как потом досталось от моей мамы, когда мы с тобой, шмыгая носами, все мокрые до нитки, переступили порог.
- А потом ты грел меня… - твои глаза потемнели. – Степ, скажи мне, тогда, в бане – это ведь была не просто реакция на то, что голый парень трет тебе спинку? – ты фыркнул.
- Нат, ты помнишь такие мелочи. – Но по легкому румянцу на твоей загорелой коже, я понял, что и ты помнишь эти самые мелочи. – Наверное, в тот момент я был готов признаться тебе во всем,… но опять же - было не то место, чтобы произносить такие важные речи.
- А сейчас? – я лукаво улыбнулся и накрыл губами твой кадык, облизал кожу. Ты безысходно простонал:
- Самое время для того, чтобы поесть. – Я рассмеялся и отступил. – Помочь тебе донести?
- Давай, бери овощи. – Я вернулся на кухню и взял прихватки, снял кастрюлю с плиты и слил с картошки воду.
Я прекрасно понимал тебя. Если раньше ты боялся, что я не пойму и возненавижу тебя за слишком быстрое признание, то сейчас было нечто другое. Ты боялся быть понятым. Да, именно того, что я пойму и приму твои чувства. Боже, и долго это будет продолжаться?
Мы сидели на удобных стульях под душистой яблоней и поедали наш поздний обед.
- Вкусно?
- Очень. – Ответил я на твой вопрос. – Степашка, давай поговорим…
- Думаешь, на сытый желудок мне легче думается? – улыбнулся ты, я закивал. – Нат, что ты хочешь услышать от меня? – я отложил вилку и сложил руки на столе домиком, устроил на них подбородок. – Думаю, что я не ошибусь, если скажу, что нам повезло.
- Да. Повезло. – Кивнул я.
- Мы с тобой переступили дружбу слишком рано, отдалились слишком далеко и снова столкнулись слишком резко.
- Но все это не помешало нам понять суть.
- Верно. – Ты крутил в пальцах веточку петрушки и был сосредоточен только на этом действии. Я видел, что ты кусаешь губы.
- Степашка, чего ты так боишься?
- Сам не знаю. – Ответил ты и откинул веточку.