Вы здесь

Ориентация цвета неба

Страницы

Все страницы:


Туда, где тебе самое место, туда, где ты должен был быть и остаться. В сердце.
- Ахмнгрммм. – Прокричал я, подмахивая тебе и комкая в руках покрывало.
- Кончай! – и ты подсунул под меня руку и обхватил член горячими пальцами. Я забился в оргазме, с трудом воспринимая мир вокруг. – Нат!

Мы лежали на постели и смотрели в глаза друг другу. Все было понятно без слов, но мне и тебе тоже были необходимы слова, те самые, которые мы не сказали друг другу раньше.
Но для того, чтобы их произнести, нужно закончить начатое так давно и не приведшее ни к чему особенному. Только к одиночеству долгими ночами и холоду в районе сердца.
- Почему ты разорвал наши отношения тогда? – тихо произнес я этот тяжелый вопрос.
- Ты не догадываешься? – также тихо спросил ты. Я мягко улыбнулся и ты поморщился. – Догадываешься. – Сам же ответил на свой вопрос. – Нат, нам было по семнадцать лет, это был первый эксперимент, ладно, у меня был первый и последний. И я испугался, до дрожи в коленях, твоей реакции на меня. Испугался, что недостаточно хорош, что испортил все ощущения от первого раза, что просто никчемен.
- Это звучит так глупо.
- Знаю. Но и ты прекрасно меня знал, мне нужно было подумать, решить, а потом как-то все закрутилось, и с учебой, и с работой, и вроде девушку встретил, и вроде все хорошо… - я приподнялся, а он вдруг обнял меня за шею и притянул к себе. – Расстались мы с ней, давно уже, и я вообще больше ни с кем не встречался. Все думал позвонить и извиниться, пригласить куда-нибудь, как-то начать общаться, быть рядом, пусть на основании глупой дружбы… Натан.… А увидел тебя и растерялся, в серьез решил, что ты за братом моим приударишь.
- Степашка, ты дурак? – он качнул головой.
- Знаешь, ожидание иногда тоже полезная штука, все расставляет по местам и если людям действительно суждено быть вместе - они будут.
- Это лирика, Степ. Для того чтобы встретиться - медведям ненужно тереться об земную ось*, а нужно всего лишь набрать номер.
- Почему не набрал сам?
- Я - чертово небо, Степашка, и мне суждено ждать.
- Гордость? – не отставал ты, я немного отстранился и посмотрел тебе в глаза.
- Возможно, но мы ведь расстались не как любовники, а как друзья - это намного больней. Ты сказал, что между нами ничего больше не будет, и я воспринял эти слова, как желтую карточку.
- Хорошо. – Вдруг сказал ты. – А что сейчас?
Я улыбнулся и откинулся на кровати:
- А сейчас поедим и пойдем купаться на речку. – Я почти встал, про себя считая до трех. Я слишком хорошо тебя знаю, и вспомнил тебя всего, без остатка.
- Натан! Я, конечно, покормлю тебя и искупаю, а вот потом… - я развернулся и уткнулся в твое плечо, накрыл кожу губами. Улыбка не сходила с моего лица.
- Ты все такой же. Увидев тебя в первый раз после большого промежутка времени, я думал, что нам будет сложно, но, скорее всего, узы дружбы никуда не делись. И даже если мне было тяжело, и я воспринял твой уход, как маленькое предательство, я уже любил тебя и отказаться просто так от таких глубоких чувств не мог. Ринулся в небо, в его ласковые объятия, хотел просто забыть, стать его частью… дождаться.
- Натан. – Я приподнял лицо и с улыбкой посмотрел в лазуритовые глаза. – Ты понимаешь, что говоришь?
- Степашка, да отбрось ты уже все и просто скажи, что жить без меня не сможешь! – воскликнул я и повалил его на кровать, накрыл собой.
- Не смогу. Жить. Без тебя.
- И если еще раз посмеешь закрыться, спрятаться, смолчать, я не буду слушать, просто оттрахаю сам. – Он подавился воздухом и вдруг рассмеялся.
- С удовольствием. – Я распластался на нем, как сытый кот. И промурлыкал:
- Это хорошо, что ты можешь формировать нормальные ответы.
- Есть не хочешь?
- Хочу. Но больше пить.
- Соку?
- Да. – Я улыбался и затаил дыхание.
- Виноградного. – Не спрашивая, сказал он, и мне вдруг стало приятно, как глупой девчонке приятно от того, что ее молодой человек знает, какой она любит сок, и какую музыку слушает.
Но он не встал и не побежал за соком, а мягко поглаживал меня по спине, считая позвонки и переходя на шею или, наоборот, к ложбинке, я плавился от этих поглаживаний и млел от ласковых пальцев.
- Люблю, когда обо мне заботятся. – Я сам, лежа на нем, перебирал его волосы и гладил кожу на плече.
Ничего, что он снова не сказал мне самого главного, ничего, что мы пока только начали свое знакомство и ничего, что нам еще многое нужно сказать.
Я нашел в себе самое драгоценное и священное – моя меланхолия перетекла в любовь.
- Пойдем все же поедим, жрать хочу. Нат, ты готовить умеешь?
Я рассмеялся и снова накрыл его губы.
Степашка.

Глава 4. Небо сквозь листву.