Вы здесь

Ориентация цвета неба

Страницы

Все страницы:

Мы летели по шоссе. Я ощущал восторг Степки, сердце под моими пальцами так и норовило выскочить, а я сильней прижимался к твоему телу.
Когда мы были подростками и могли только мечтать о таком коне, я всегда немного завидовал Степке, он загорался, как фитиль, стоило упомянуть в разговоре мотоциклы, но в тоже время боялся их, как огня.
Сейчас же вел спокойно, немного прогибаясь вперед и лихо проскакивая в последнюю минуту перед красным на светофорах.
Я прикрыл глаза и чувствовал сопротивление ветра, стук сердца и рельефный живот под левой рукой. Мы разрезали пространство, как нож масло, я поражался, как Степашка профессионально и совершенно не напрягаясь, ведет мотоцикл. Почти как я раскрываю парашют, совершенно не зацикливаясь на движениях рук и положении тела.
Ты завернул на дорогу, выходящую за город.
Я еще чуть сильней прижался к тебе, шлем мешал что-либо говорить, но я и не пытался, просто наслаждался твоей близостью, размышлял о твоем приходе. И только минут через десять заметил, что все мои мысли крутятся вокруг тебя. Вокруг твоих теплых пальцев и улыбки, вокруг сильного тела и мягких волос.
Ты изменился, но в тоже время все тот же, мой друг, первый любовник, страстный и завораживающий своей грацией хищник.
- Покажи мне землю. – Прошептал я, ты не ответил, потому что просто не услышал, а я рассмеялся. Меланхолия неба постепенно отпускала меня, и я понимал, что в этом виноват только ты.
Мы остановились, и ты снял шлем.
- Выбирай куда поедем: направо – поселок, там у нас дача, налево – поле, чуть дальше река, можем искупаться. – Я тоже снял шлем и, все еще посмеиваясь, пропел:
- Налево пойдешь - смерть найдешь, прямо пойдешь - коня потеряешь,… а что если я выберу направо?
- Значит, поедем направо. – Просто ответил ты.
- Уверен?
- Натан, я все же обдумал свой приезд и все почти идет по плану,… я только не рассчитывал, что ты сразу захочешь в гости. – Я немного наклонился и провел рукой по твоей ноге, которую ты поставил на землю при остановке. Кожа костюма была просто тончайшей, но четко прощупывались вставки для защиты от падения. Хочу ощущать твою кожу под пальцами…
- Мы можем поехать на речку и немного поиграть в недоступность, как малолетки. – Ты фыркнул.
- Все же это странно, быть с тобой снова так близко. – Тихо прошептал ты. Я зарылся носом в твои волосы и задышал часто, почти бесконтрольно, понимая, что ни на какую речку мы не поедем.
- Боишься?
- Чего мне бояться? – вопросом на вопрос ответил ты.
Мне казалось, что кроме нас на этой обочине больше никого нет, что в целом мире только небо и земля и никого, кто мог бы опровергнуть их величие.
- У тебя так сильно бьется сердце, Степашка.
- Нат, ты опять, боже, ну прекрати меня так называть и если посмеешь высказаться во время секса с этим дурацкий прозвищем, я обижусь.
- Рассчитываешь на секс… Степашка? – с паузой прошептал я и прикусил мочку уха, которая так и молила о дикой ласке.
- Мне казалось, это логично… разве нет? Мы взрослые люди и прекрасно понимаем все. – Я почувствовал, как он поерзал и медленно потянул мою руку за запястье к своему паху. Я безропотно подчинился и накрыл его возбуждение, под тонкой кожей штанов было жарко.
- Что тебя так возбудило? – я уже откровенно поплыл, все мое существо хотело его в себя, я медленно сжал и разжал пальцы, проскользнул ладонью по всему стволу, вырывая из твоих губ легкий стон.
- Не поверишь, но твоя близость и руки. – Откровенно произнес он, шлем выпал из его пальцев и остался лежать в пыли дороги. Я же свой сразу повесил на руль. – Натан, ты не можешь представить, что я надумал за эти два дня.
- Вполне могу. – Я снова зарылся носом в мягкие светлые волосы. – Одуряющее пахнешь.
- Все, речка подождет. – Я хохотнул.
Ты подхватил шлем с земли, откровенно выгибаясь и сводя с ума мое воображение, завел своего коня, и он мерно зарычал – поехал направо, к дачному поселку. Я же пытался взять себя в руки и дотерпеть хотя бы до постели.
Я очень надеялся, что она там есть, а то как-то голую землю я не переживу.
Когда мы подъехали к воротам, они распахнулись, и нам на встречу вышел твой отец. Я завис.
- Привет, ребята! Надеюсь, доехали без приключений, а то я знаю Степана - он лихач, да еще этот новый необъезженный мотоцикл... – улыбаясь так знакомо, поприветствовал он нас.
Ты слез и подал мне руку, я вложил в твои пальцы ладонь, которая дрожала так сильно, что ты, наверняка, почувствовал.
- Пап, все в порядке и мы нормально доехали, ключи у меня есть, я все закрою.
- Ладно, а друга-то не представишь? – насмешливо спросил он, я снял шлем, и у твоего отца на лице появилось понимание.
- Ну, здравствуй, Натан.
- Здравствуйте, дядя Ваня. – Я улыбнулся и протянул ему свободную руку.
- Вижу, что мой сын, наконец, решился на самый главный шаг в своей жизни. – Ты отпустил мою руку, а твой отец пожал. – Так, только несколько условий: протопите – вечером прохладно, закройтесь, от греха подальше, и прошу - улик не оставляйте. – Он еще раз одобрительно похлопал нас по плечам и подхватил сумку, которую я раньше не заметил, пошел по главной дороге к остановке.
Я повернулся к тебе.
- Он в курсе, что между нами было?
- Нет, он просто знает тебя и твоего отца. – Ты завез мотоцикл на территорию дачи и прикрыл ворота. – Я попросил его привезти продукты, мы тут с семьей были неделю назад и все увезли, так что поужинать нам бы было нечем. И…
Что он хотел сказать дальше - я так и не узнал.
Маленький шаг по сухой земле к тому, кого так жаждет мое сердце, и мы вцепились друг в друга руками, губами. Он обхватил меня за ягодицы, притягивая к себе, не давая мне и шанса на инициативу. – Не торопись. – Задыхаясь от страсти, прохрипел ты.
- Бесполезно, Степашка, я уже не могу,… ты расскажешь мне все, что захочешь и покажешь все, но только потом…