Вы здесь

Ориентация цвета неба

Страницы

Все страницы:

Напиваться с Чубой было удобно, он после пятидесяти грамм становился разговорчивым и вставал на одни и те же рельсы – философско-повседневные байки из квартирки в две комнаты и с кучей родственников и питбулем по кличке Сонар.
- … Я сестричке давно предлагал переехать уже к бабке, на что она мне отвечает, что ее Сонарчик один не может, а бабушка его боится. – Продолжил изливать свое горе Чубака. – Я, между прочим, его тоже боялся с первой минуты нашего знакомства. У этого пса красные глаза! – он опрокинул очередную порцию выпивки и крякнул, заел элитный коньяк лимончиком. – Ты, Натан, только представь – ночь, луна, ты храпишь себе, видя пятый сон по сценарию Кинга,… и тут в комнату входит ОН. Да так входит, что ты невольно забываешь, что в тебе сто килограмм и что ты можешь от резкого движения сломать кровать.… Глаза горят, рычит… - я улыбнулся, потому что Чуба замахал руками, и стул под ним заскрипел. – А я о чем! А о том, что я испугался и кинул в него подушкой! И что ты думаешь? Эта скотина разорвала ее в клочья и спокойно развернулась и ушла… - он вздохнул. – Я предлагал купить щенка Йоркшира, на что был послан, и она притащила этого огромного зверя.
Я налил еще и сам выпил только третью. Ничего не хотелось. Мысли были какие-то туманные и не из-за алкоголя. Мне все казалось, что я уплываю в прошлое, туда, где остался наш не законченный акт. Акт пьесы под название «Земля и небо».
Да, мы были именно такие, непохожие, совершенно разные во всем и в принципах тоже. Я считал, что нужно идти вперед, несмотря ни на что, покорять вершины и быть независимым, ты все время повторял, что лучше и теплее родного дома быть не может. И по жизни, видишь, так и случилось. Ты остался на земле, в родном доме, присматриваешь за братом, а я один в голубом небе.
- Меланхолия… - прошептал я.
- Ладно, обо мне ты и так знаешь, давай-ка лучше о тебе. – Выпив очередную порцию, проговорил Чуба. – Кто этот парень?
- Мой старый знакомый. – Смотря на дно бокала, проговорил я. – Старый и почти забытый, но вдруг всплывший из воспоминаний о детстве и юности первого раза…
- Хм… - многозначительно хмыкнул Чубака. – Первый парень?
- … - я долго молчал. Признаться в том, что он был не первым парнем, а первым человеком, затронувшим самые тонкие струны души, первым, кто оставил ожог на хрупкой структуре сердца? Хм… нет, я не могу. – Почти, Чуба. У тебя было когда-нибудь чувство, что все, что происходит, не должно повториться, что если ты свернешь с заданного пути, то провалишься в пропасть пустоты?
- Это и есть то чувство, которое ты испытываешь глядя на это парня?
- Наверное. – Тихо ответил я.
- Разреши поставить тебе диагноз, Томат? – я кивнул, смотря на люстру.
- Это безысходность. – Заключил я.
- Нет, Томат, это любовь. – Я рассмеялся.
- Что-то мы с тобой, Чубака, перепили походу. Любовь должна дарить крылья, делать тебя почти невесомым и направлять на подвиги…. А у меня как-то на душе неспокойно, удивляюсь все время тому, что не могу нормально вздохнуть… Степа - мое прошлое, Чубака, он хлопнул дверью, ушел, оставил. И знаешь, я не винил его до этой встречи, я просто выкинул мысли о нем, нет, иногда всплывалииии… и даже образы проносились перед внутренним взором, но я никогда не думал о нем, как о любимом.
- Ты уже сказал - у тебя меланхолия, а это значит, что здраво мыслить ты не в состоянии, тебе все время кажется, что все плохо и проходит мимо тебя.
- Фу, Чуба, тебе совершенно не идет этот образ профессора… - мы рассмеялись. – Но если честно, то да, я немного хандрю. Может показаться странным, но даже прыжок не помог привести мысли в порядок.
- О, диагноз. – Чуба крякнул. – Слушай, пригласи этого Степана на нашу ежемесячную вечеринку.
- Думаешь, он пойдет? – я рассмеялся. - Он мне врезал, между прочим, за то, что я его полапал, и обвинил в совращении своего брааатааа.… А ты на вечеринку, может, еще парк аттракционов? – Чубака заржал и закивал мохнатой головой, я понял, что пора завязывать.

Когда такси отъехало от подъезда, увозя похрапывающего Чубу домой, я сел на лавочку на детской площадке и закурил. Мысли все также меланхолично стукались друг об друга и отскакивали в потаенные уголки сознания. Но были и такие, что алкоголю не подвластны, они все время вертелись рядышком, и покидать почти пустую голову не желали.
Ты появился как раз тогда, когда моя земля начала уходить из-под ног, когда я уже перестал видеть смысл в чем-либо, кроме неба, ты, снова ты…
Я затушил сигарету и встал, немного пошатываясь, вернулся в квартиру, скинул ботинки и направился в ванную.
Теплая вода вернула мне смысл жизни, я улыбнулся. А может быть, предложение Чубы и неплохое?
Ежемесячное мероприятие проходило обычно в каком-нибудь клубе, который заранее резервировался отцом. Компания шумная, веселая, атмосфера не интимная и подозрений не вызовет.
А потом мне пришла странная мысль: Почему я должен что-то подстраивать и умолять? Если ты откажешься со мной встретиться, то значит, и не было ничего, и все это мне показалось, и сердце щемит просто от одиночества, а не от того, что я вспомнил, как ты кричал от наслаждения подо мной. Все просто.