Вы здесь

Ориентация цвета неба

Страницы

Все страницы:

Мы погрузились на борт нашего обожаемого самолета и Сергеич, наш летчик, взмыл в небо. Многие ребята сразу начали шататься по салону, я сидел напротив Степы, но, как и он, делал вид, что занят созерцанием молнии его куртки.
Он, правда, пялился сначала на мои руки, потом плавно перевел взгляд на губы, обошел глаза, я не видел. Я ощущал. И вообще мне казалось, что мы одни.
Он - мое прошлое, я - его глупость и любопытство. Под шум турбин хорошо думалось, я вспоминал наш первый и единственный раз, наш первый поцелуй и робкое «Сними их, мешают».
Интересно, он кому-нибудь еще говорил также хрипло, и с таким же стыдом отворачиваясь и пожирая взглядом. Я все это вспомнил в какие-то доли секунды – год жизни, как миг.
У Степки родинка на правой ягодице, и он ужасно боялся высоты, обожал минералку и ненавидел клюкву и рыбий жир. Он не курит и начал рано бриться, его первая попытка быть самостоятельным провалилась, и в лес с парнями за грибами я пошел без него.
Я все это перекидывал в голове, как маленькие камушки – воспоминания. Правильность нашего поступка постепенно искажалась. Почему он сделал вид, что мы незнакомы?
Меня отвлек от мыслей взволнованный голос:
- А насколько мы поднимемся?
- На самом деле, твои друзья будут прыгать раньше, также как твой брат, а мы с тобой поднимемся на четыре тысячи метров и будем наслаждаться минутой бесконечного неба.
- Вы любите небо? – все еще нервно сжимая ремешки крепления, спросил Коля.
- Обожаю. – Он вздохнул. – Не переживай, первый раз всегда страшно. – Я ободряюще улыбнулся ему. Его друзья хлопали его по плечу и пытались шутить, но парень явно чувствовал себя не очень комфортно в самолете. – Твой брат ведь прыгал раньше?
- Много раз, он всегда грезил небом, а я, если честно, совсем не понимал его. – Я знал, что Степка нас не слышит и пользовался моментом.
- А чем занимается твой брат? – Коля искренне улыбнулся и выпалил.
- О! У него своя автомастерская. Степа в основном занимается дизайном, а ребята уже осуществляют тюнинг по его проектам. Я, честно, не очень интересовался… - немного смутился он.
Я улыбнулся. Значит, твоя мечта сбылась, и ты занимаешься именно тем, чем всегда хотел. Машины и их красота – земля. А я – небо.
Я поймал твой пристальный взгляд, в глазах цвета лазурита был вопрос. Тебе интересно, о чем я разговариваю с твоим братом? А вот мне интересно совершенно другое…
- Так, товарищи! – проорал Чуба. – На выход. – Заржал он.
Ребята построились и не спеша делали шаг из самолета. Я смотрел, как горят восторгом их глаза. Как они облизывают губы, как Чуба внимательно и серьезно следит за каждым из них.
Ты был последним, я подошел к тебе и, улыбаясь, проговорил:
- Удачи и встретимся на земле.
- Поговорим? – не смотря на меня, спросил ты. Я не нашел в себе ничего противоречивого, в конце-то концов, мы ведь знакомы, мы давно не виделись, нам есть, что рассказать друг другу. И я просто хочу поговорить.
- Обязательно. – Ты лишь хмыкнул.

Наш с Колей прыжок ознаменовался его воплем и моим восторгом. Я снова вспомнил Илью и его искрящиеся адреналином глаза, его пылающие щеки.
Когда Коля приземлился на попу, он выглядел точно также. Сорвал шлем, как только я отстегнул его от себя, и повернулся, почти прыгая, хрипло прошептал:
- Это просто не описать словами, я много читал об этом, но испытать на себе этот восторг! Это-это…
- Понравилось? – улыбаясь, спросил я.
- Очень! – воскликнул он и обнял меня за шею. – Ты лучший инструктор, ты…
- Колян! Ты на земле! – его оттащили от меня и окружили друзья. Они смеялись и делились впечатлениями, а я смотрел только на тебя.
Степан.
- Коля, вы с ребятами куда сейчас? – немного строго спросил ты у брата.
- В кафе, отмечать мой первый прыжок! – с энтузиазмом ответил он и, подпрыгивая, подошел к Степе. – Ты видел, как я летел?
- Конечно, братишка. – Ты обнял его, а я невольно прикусил язык, наверное, это странно, ощущать такие эмоции. Немного завидовать ему в твоих объятиях, я никогда раньше не задумывался о том, что увижу тебя вновь и захочу обладать. Странно и непонятно.
Но эти мысли заставляли невольно задуматься.
Почему?