Вы здесь

Ориентация цвета неба

Страницы

Все страницы:


- Это Степан…
- Натан, я прекрасно слышал его имя, но кто он, и почему ты так внезапно обзавелся половинкой? – в синих глазах тревога.
- Не волнуйся, конфетка… Помнишь, я рассказывал тебе о друге детства? – Илья кивнул, продолжая внимательно смотреть на меня. – Так вот это он и есть.
- Твой первый стояк и первый раз в пассиве? – наивно спросил Илюшка, я рассмеялся шоку на лице Степашки. Илья медленно повернулся и столкнулся с ним нос к носу, поднял голову, все же конфетка слишком маленький, и ойкнул. Спрятался под бок к Маю, который стоял рядом со Степкой.
- Да. – Отсмеялся я, ты фыркнул. А Май покачал головой.
- Илюш, я не всегда могу быть рядом, а такие вещи лучше наедине спрашивать. – Илья понимающе кивнул.
- Так, ладно. – Прокричал мой отец. – Натан, ты кого берешь в тандем? – я посмотрел на Илью, но он покачал головой.
- Я с Маем… у нас романтический прыжок, типа. – И уже тише, в его плечо. – Мишка будет мне в любви признаваться.
Я посмотрел на ребят, они были уже экипированы и все прыгали самостоятельно, получалось, что я могу просто насладиться небом, не думая о безопасности моего тандема.
- Прыгнешь со мной? – тихо прошептал ты.
- Ты же не новичок.
- Я хочу прыгнуть с тобой, чтобы почувствовать то же самое, что ты чувствуешь в небе, хочу увидеть мир твоими глазами, Натан.
Я посмотрел в твои глаза и понял, что совершенно не возражаю против совместного прыжка. Что кровь в моих жилах уже наполняется адреналином, хотя я еще стою на твердой земле, покрытой зеленой травой.
Мы с тобой надели комбинезоны и я аккуратно и тщательно проверил крепления и парашюты, и мы погрузились в самолет.
Сергеич как всегда плавно вел свою малышку, а я сидел и наблюдал за Ильей.
Подмечая все мелочи.
Да, он здорово изменился.
- Ты так на него смотришь, что я начинаю ревновать.
- Он бывший гомофоб. – Ты фыркнул.
- Не поверю. Они очень органично смотрятся вместе и даже если он был гомофобом, то сейчас отбросил эту дурь и наслаждается жизнью.
- Верно. Степ…
- М?
- Люблю тебя. – Я устроил свою голову на твоем плече и думал лишь о том, что я, на самом деле, самый счастливый во всем небе.
- И я тебя, Нат.
Когда мы сделали шаг из самолета, и впереди у нас была целая минута свободного падения, ты спланировал ко мне, и мы сцепили руки. Я смотрел на тебя и сожалел, что не четко вижу твои глаза из-за шлема, но я видел белозубую улыбку и улыбался сам.
Наше небо!
А впереди у нас наша земля!
Я отцепил руку и послал тебе воздушный поцелуй, но ты покачал головой и притянул меня к себе, было неудобно. Но ты мимолетно коснулся моих губ. А потом несильно оттолкнул, и мы раскрыли парашюты.
Рывок и я смеюсь, как ребенок.
А губы жжет от твоего прикосновения в сосредоточии моего мира, в моем небе.

Земля встретила нас почти мягко, я слышал, как от восторга кричит Илюшка и как Май его пытается успокоить, но я смотрел только на тебя. Ты откинул шлем и стащил экипировку, сделал шаг ко мне. Еще один.
Я оказался на земле, придавленный твоим телом, и совершенно не жалел об этом. Земля тоже может быть прекрасной.
- Я все обдумал и теперь совершенно точно согласен. – Прошептал ты, смотря мне в глаза своими шальными лазуритовыми озерами.
- Согласен?
- Переехать к тебе.
- И готовить мне мясо?
- Да.
- И убирать постель по утрам?
- Без сомнения.
- И кормить моих рыбок?
- Пока не потолстеют на столько, что не будут влезать в аквариум.
- И… я рад, что тебе не потребовалось слишком много времени на обдумывание моего предложения. – И, как финал перед титрами в кино, ты накрыл мои губы, но мы были не в кино и протяжных голос Комарова, совсем не за кадром, сообщил:
- Дождь начинается, а кое-кто совершенно не замечает, как портит имущество своего отца, и вообще, я хочу выпить за знакомство, так что отцепляйтесь друг от друга, пиявки…
Но мы проигнорировали его и дождь.
Ты ласкал мой рот своим нежным языком, врывался в меня и дарил мне искры наслаждения.
Собственно, что такое взаимная любовь?
Это небо и земля в тот момент, когда они вместе сливаются в страстных объятиях – дождь.

Переезд мы назначили на воскресенье, потому что вечер и ночь субботы мы провели в баре. Празднуя и совместный прыжок, и знакомство, и новоселье.
Пьяный Май Кротов затащил попискивающего Илью Комарова на барную стойку и, под аплодисменты, тот исполнил нам почти стриптиз, правда, после того, как в нас полетела его футболка, Май опомнился и стянул бьющегося в экстазе конфетку на пол и уволок в уборную. Дальше я помню смутно…
Очнулся я на твердом члене моего парня и совершенно не жалел о прожитых зря годах без него, потому что, если бы не они, мы бы могли вообще не понять, что совместимы на сто процентов.
Я сделал резкое движение, опускаясь до упора, и прогнулся в спине, закричал.
- Степа! – ты обхватил меня за ягодицы и подхлестнул, давая понять, что нужно сильней и резче.
Мы двигались в унисон, желая лишь одного - разрядки. Но это было невозможно, ведь в крови гулял алкоголь.
- Нат, не получиться, иди сюда… - я протяжно застонал, когда ты опрокинул меня на кровать. – Тихо, сейчас…
Ты опустился и вобрал мое возбуждение в рот, быстро задвигал головой, погружая меня в глубину своего горячего рта. Это длилось бесконечно долго, я чувствовал приближение оргазма, но он как будто растягивался, как резинка.
Ты помогал себе рукой и мягко ввел в меня два пальца, массируя простату. Я подкинул бедра, входя еще глубже, касаясь головкой твоего горла… кончил. Внезапно и как-то быстро.
- Степашка… - вяло прошептал я.
- Спи, горе ты пьяное. – Совершенно спокойно ответил ты, притягивая меня к себе. И я пригрелся и уснул.