Вы здесь

Оборотень

Страницы

Все страницы:


- Это же моя квартира, и если мы будем в городе это удобно... что бы... - длинные когти впечатались в стену около моей головы.
- Ты едешь со мной, ты мой и никогда не вернёшься в эти грязные каменные джунгли! Так зачем она тебе?! - он был так зол, что не контролировал себя, по полу бил длинный пушистый хвост, цемент и куски обоев кучкой собирались у моих ног. Я сглотнул и мягко обнял его за шею, он зарычал, но руки мои не убрал. На меня смотрели жёлтые глаза с вертикальными зрачками, очень злые глаза. - Если ты сейчас мне не ответишь, я тебя убью.
- Кира, ты всё время забываешь, что я жил в городе, всю свою сознательную жизнь прожил в одиночестве и работе. Мне сложно сразу всё бросать, я, может, со временем решу её продать, но пока мне это очень сложно, ты понимаешь? - когтистая рука обхватила меня за шею сзади. - Кира?
- Понимаю... почему бы уже сейчас не поставить её на продажу, глядишь, к тому моменту уже и клиент будет подходящий. М? - когти оцарапали мне шею, его хвост интенсивно двигался туда- сюда.
- Я ещё не всё собрал, - он приблизился и уткнулся мне лбом в лоб, ещё чуть-чуть сдавил горло.
- Отмазы и отговорки! Чего ты боишься, Кристиан? - он вдавил меня в стену своим телом и, наконец, отпустил шею, прошёлся по боку, разодрав футболку по шву. Я чётко понимал, что довёл свою Альфу до белого коленья. Хвост Киры обвился по моей ноге, он снова зарычал, не услышав ответа на свой вопрос. А я не знал, что ответить, ведь я действительно чего-то боялся. Наверное, довериться и переложить все свои проблемы на его плечи. Я всегда был один. Что мне делать? Как успокоить его?
- Кира, я... - я почувствовал, как по бедру побежала горячая кровь, он распорол мне когтями кожу на боку.
- Что ты?! Я уже говорил тебе, Кристиан, что никогда не отступлюсь и не оставлю тебя! В чём проблема? Что ты так держишься за эту квартирку? Что ты...? - но договорить я ему не дал, выпалив то, что мне показалось самое важное и простое:
- Я люблю тебя, Кира! - он продолжал вжимать меня в стену, глаза чуть затуманены, и, услышав мои слова, он застыл с приоткрытыми губами.
- Любишь?! - зарычал он. Я смотрел в его потемневшие глаза и боялся представить, что он думает обо мне. - Меня? - он засмеялся.
- Кира... - я не мог поверить, что признался в том, что ещё сам не до конца принял, в том, что ещё никогда никому не говорил. И я понял, что он мне не верит. Ну да, я бы тоже не поверил сам себе. В таких обстоятельствах признаваться в любви глупо. Очень глупо признаваться в любви, зная человека, пусть и не совсем человека, всего несколько дней. Глупо было бы верить, что он ответит мне взаимностью, глупо...
Кира успокоился, развернулся и вышел из спальни, бросив на ходу сестре:
- София, мы уезжаем!
- А как же...? - но он не дал ей закончить.
- Я сказал, мы уезжаем!!! - и я услышал быстрые шаги и хлопок входной двери.
Я стоял и ничего вокруг не видел. Не чувствовал, как по щекам покатились слёзы, как я сполз по стене на пол, в кучу цемента и пыли, как из бока течёт кровь, крася в алый пол. Я пытался вздохнуть и не мог. Сколько я так пролежал, я не знал, но очнулся я от того, что мне стало холодно. За окном было темно, значит, ночь. В голове было пусто, я поднялся и пошёл в душ. Стоя под тёплыми струями, я начал думать. Ну и что я сделал? Ничего. Просто признался не в том месте и не в то время. Просто я с самого начала знал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Ну, какая из меня Омега? И какой из меня лесной житель. Разный менталитет, разное мышление, разные взгляд на природу обстоятельств. Мы разные. И ещё, в тот момент на кухне я точно знал, что не стоит идти на поводу своих желаний, но мне так хотелось почувствовать себя нужным и любимым. Как же я ошибся. Просто банально ошибся в своих представлениях о счастливой жизни в прайде. Глупо.
Я вышел из душа, открыл первый чемодан, достал из него полотенце и обмотался им. Ну что, Кристиан Слейтер, начнём сначала? Как всегда. Разложив вещи по шкафам и полкам, я убрал последствия гнева Альфы Киры и, обратившись, побежал по ночному городу. Просто развеяться. Прыгая по крышам и скользя тенью по асфальту, я ни о чём не думал. Мне было хорошо. Вернулся я под утро и, подумав, поехал на рынок.
- Кристиан! Как Ваш щенок?
- Спасибо, всё прекрасно, растёт, - я улыбнулся и, взяв пакет, отправился домой, правда, есть мне не хотелось. Поэтому, убрав мясо в моё сокровище, я просто сел на стул. Мне нужно было искать работу, но сначала забрать документы у мистера Карстона. Уж если менять жизнь то полностью. Сегодня не поеду, а вот завтра можно и съездить в офис. Я снова открыл моё сокровище и достал бутылку вина. Нет, я не пью. Просто сейчас я вдруг вспомнил, я ведь тоже очень любил дарителя этой бутылки. Как мальчишка влюбился в босса и тихо сходил с ума по нему. Потом, когда он ответил мне взаимностью, я так и не сказал ему, что люблю, что-то удерживало меня. А потом, после бурного романа он вдруг охладел и уволил меня. Ну, попросил, чтобы я ушёл сам, а тут подвернулся мистер Карстон.
Я не помню, что бы влюблялся так, как любил его, как провожал его взглядом, как замирало моё дыхание при его взгляде на меня. Но потом, закрутившись на работе, я забыл о том чувстве, всепоглощающем чувстве влюблённости.
Я откупорил бутылку, достал бокал и налил в него тёмно-красную жидкость. Сделал глоток, прохладное, сладкое, но в тоже время чуть кисловатое. Вкусно. Похоже на любовь. Я засмеялся. Какой же я идиот.
Вылив остатки из бутылки и бокала в раковину, я лёг на диване в гостиной-столовой и предался медитации.