Вы здесь

Любовь Ангела

Любовь Ангела.

Я упал на твёрдое, очень твёрдое, с ума сойти, какое твёрдое и шершавое. Но вроде ничего не сломал и это радовало! Безумно радовало! Я лежал на твёрдом и шершавом, и прислушивался: было тихо, но где-то вдалеке что-то шуршало.
Я, наконец, раскрыл глаза и удивился, я непросто пролетел семь кругов, а ещё и не заметил два! И я лежал на асфальте, а этот асфальт находился на земле. На Земле!
И то, что шуршало, я опознал как машину. И она с неимоверной скоростью приближалась. Если я упал, то меня изгнали? А это значит, что...
И если это Земля, то люди слепы и этот автомобиль сейчас переедет меня, не заметив. Я повернул голову и посмотрел в голубое небо, как же так?
Снова повернулся, до меня оставалось несколько метров, и машина остановилась, открылась дверь и на твёрдый шершавый асфальт ступили ботинки на массивной подошве.
Я прикрыл глаза.
Он подошёл и, хмыкнув, ткнул мою кисть ботинком.
- Интересно... - чуть хриплый голос. - Ладно, открывай глаза, я же вижу, что ты не ранен и прекрасно себя чувствуешь, но лежать на асфальте не очень достойно ангела.
Я растерянно открыл глаза, он сидел на корточках и изучал меня своими карими глазами. Хищные черты лица и коварная улыбка. Хотя, улыбкой это назвать нельзя. Я присел.
- Ты меня видишь?
- Ещё не ослеп пока. - С сарказмом ответил он.
- Эм... я...
- Знаю я кто ты. Имя твоё как, ангел? - я был в таком шоке, что даже не задумался, что на Земле нужно использовать другое имя.
- Рафаэль.
- Ого - го! - хохотнул он. - И что же Ангел делает на Земле, да ещё какой Ангел?
- Я упал. - Ну, не говорить же человеку, который, почему-то, меня видит, что я не знаю, как оказался здесь.
- И крылья опалил просто падая... - я сглотнул, а человек ли это?
- Как твоё имя? - он ухмыльнулся.
- Вот, мне интересно, кто так искажает серое вещество в этих красивых головках... Ладно, я вообще мог просто объехать тебя и сделать вид, что не заметил. Так что сиди тут и дожидайся своих. А мне пора.
- Ты не можешь оставить меня сидеть на холодном асфальте!
- Ну, холодный он только сейчас, через пару часиков на нём нельзя будет даже в моих ботинках стоять. Так что прощай, Ангел Рафаэль.
И он одним движением поднялся и плавно пошёл к машине, я сидел и думал, ведь нельзя мне тут оставаться, если я упал, то за мной наверняка по следу пойдут демоны. И кто мне поможет с опаленными крыльями? А тут вроде и не послали прямым текстом...
- Может, ты подбросишь меня до города? - неловко спросил я, так как даже не знал, где нахожусь. Он остановился прямо около двери, на секунду задумался и рассмеялся.
- Вот упал ты на мою голову... Ладно, залезай и крылья сложи, а то обивку испачкаешь... горелками своими.
Я попытался неловко встать, получилось с трудом, всё же в чертогах мы летаем, а не ходим. Повернул голову - да, от крыльев остался только остов и два жалких пера, но они восстановятся, нужно просто отдохнуть.
Я убрал остатки крыльев и, подпрыгнув, медленно пошёл к машине. Сел на переднее сидение, мой спаситель тоже сел, ухмыльнувшись.
- Так, раз мы с тобой попутчики, думаю, стоит познакомиться... - он обернулся ко мне, и я, было, хотел вежливо улыбнуться, но увидел, что глаза моего спасителя стали вишнёвого цвета, всего на долю секунды, но я увидел это и остолбенел. Демон. - Люцифер.
Я дёрнулся, но услышал характерный щелчок замка, он заблокировал двери. Я смотрел, как он улыбается, как-то не то, чтобы кровожадно... но очень нехорошо.
- Люцифер... но... ах, вот почему там такой беспорядок и демоны совершенно неуправляемы! Ты на земле! А там война! - я кричал и эмоционально размахивал руками.
- И что? - совершенно спокойно спросил он. Я подавился проповедью и завис.
- Как что? Твой народ умирает! Льются реки крови! Наш Отец бы никогда не допустил этого!
- Фхр... помолчи, пернатый... Думаешь, мне неизвестно доподлинно, что там происходит? Уверяю, я всё прекрасно знаю. И знаю, кто начал атаку... И хватит тут кричать, не у себя в чертогах, а в моей машине!
- Ты знаешь? - я ничего не понимал. - Но почему не прекратишь войну?
- Зачем... вот скажи мне, Ангел Рафаэль, как у вас в чертогах происходит отбор тех, кто достоин, а кто нет, остаться в саду?
- Все остаются! - выпалил я. Он засмеялся.
- Нет, не все... И как только я это понял, Рафаэль, меня объявили предателем и нечистым... - я открыл рот, чтобы возразить, но он продолжал. - И я упал, упал и утонул в крови по самую шею... и захлёбывался и рвал плоть тех, кто хотел меня уничтожить, и стал тем, кто я есть! И я устал.
- Что? - удивился я последним словам.
- Что, не веришь? Рафаэль, мне больше лет, чем миру, и я так устал от страшных рож моих демонов и просто банально устал от всего, что там происходит. А на земле тихо, это своего рода нейтральная территория, здесь есть и ангелы и демоны, и даже те, о ком забыли и те и другие. Так что, Рафаэль, поедешь с сатаной...? - и он достал из бардачка жевательную резинку и закинул в рот, улыбнулся. А я сидел и боялся ответить, это может быть ловушка, а может быть начало чего-то интересного. Ведь я тоже стар как мир, и мне тоже немного скучно... было.
- Поеду. - Тихо сказал я. Он опять хохотнул и врубил музыку.

Одно перо.
Поездка с Дьяволом.

Я сидел, вжавшись в сидение, и старался не смотреть на Дьявола, жующего жевательную резинку. Мне становилось не по себе. Он тряс головой в такт музыке, хотя я улавливал только отдельные звуки. А он умудрялся ещё и подпевать.
- Можно сделать потише? - тихо проговорил я. Он услышал, но ничего не сделал. Я вздохнул и попробовал ещё раз. - Можно потише сделать музыку?
Он игнорировал меня. Мне стало так противно от самого себя. Я Рафаэль! Меня слушают, мной восхищаются! А этот!!!
- Сделай потише! - громко и отчётливо проговорил я.
- Оу... Великому Рафаэлю не нравится металл? - он не делал попытки сделать магнитолу потише, а просто орал. Я не выдержал, сам не пойму почему, ведь в первую очередь нас, маленьких ангелочков, учат смирению...
Я просто вырвал магнитолу из её ячейки и швырнул на заднее сиденье, повернулся и спокойно продолжил смотреть в окно.
Машина остановилась. Люцифер зарычал.
- Ты что себе позволяешь, курица!? Ты где находишься!?
- Я просил трижды...
- И что? Это повод портить мне имущество!
- Я просил, ты не сделал. - Спокойно продолжил я.
- Я не обязан подчиняться тебе, а ты, между прочим, в моей машине! - гневно проорал он.
- Так любишь музыку? - поворачиваясь к нему, спросил я.
- Обожаю! Но благодаря тебе мне теперь ехать в тишине... ненавижу!
- Плохое чувство.
- Заткнись! Чё... ммм, тебя побери! - он проглотил это слово, а я удивлённо посмотрел на него. Сейчас его глаза были синими, я удивился ещё больше, когда волосы стали короткими и чуть посветлели.
- Что, сам Дьявол не говорит слова на букву "Ч"?
- Нельзя на земле говорить это слово, - буркнул он. - Эти маленькие бякости потом наползут, стуча копытцами... и не избавишься от них...
- Что? - удивился я.
- Ну, а что ты хочешь, они же питаются эмоциями, то есть, пожирают мой хлеб, а я потом голодный хожу и злой, а злой Я это беда всего Ада. - Он говорил уже спокойно и даже насвистывал что-то. - Не могу без музыки. Спой, что ли...
- Я тебе что, птица певчая?
- Нет, ты птица, свалившаяся с неба, пролетевшая девять кругов и спалившая свои перья. - Заржал он.
- Люцифер!
- Рафаэль! - он почему-то был сейчас похож на мальчишку, совершенно счастливого мальчишку... и тут я вспомнил его слова.
- Ты поедаешь меня? - потрясённо спросил я.
- С самого начала... от тебя так приятно идёт тепло... Ангел.
- Не смей! Открой машину!
- И куда ты собрался. Я не шутил, когда сказал, что через пару часов здесь невозможно будет стоять от жары. А ты босиком.
- Да лучше сгореть, чем быть подпиткой для демона! - воскликнул я.
- Даже так... И я не просто демон - я их папка!
- Замолчи! Открой дверь!
- Нет.
- Люц!
- Как ты меня назвал, труп!? - он повернулся, и его внешность снова поплыла, передо мной сидел брюнет с карими глазами. Почему он всё время меняет облик?
- Почему труп, Люц? - насмешливо спросил я.
- Потому что ещё раз сократишь так глупо моё имя, я тебя прикопаю в дымящемся асфальте! - зарычал он.
- Всё. Поехали! - я величественно махнул рукой. Он не тронулся с места. - Люцифер... ну, пожалуйста, я же чувствую, за мной идут. Или ты хочешь, чтобы меня убили, и моя кровь была на твоих руках? - он засмеялся.
- Ты думаешь, ты первый!?
- Люцифер, я же просил помощи.
- Я не обязан. Может, я хочу посмотреть на бойню над Ангелом. Давно не смотрел драму.
Я застыл. Я чувствовал, они уже рядом. Двое. Сильные. Демоны. Как мне сделать так, чтобы он помог мне.
- Люцифер, что ты хочешь?
- Знаешь ведь как взять, так да... ладно, будешь спать по два часа, а остальное время проводить со мной, я покажу тебе, что такое мир людей и что такое вера!
- Но я должен восстановиться!
- Восстановишься. Только медленно. Согласен?
Я буду почти беззащитен, ведь моя сила в крыльях. Весь праведный свет в крыльях. Сейчас без них я абсолютно беззащитен. Но, если спать по два часа, я буду восстанавливаться неделю или больше. Но он защитит меня... или же нет?
- Ладно.
- Скажи это, Ангел? - на меня смотрели вишнёвые глаза Дьявола.
- Я согласен на медленное восстановление и проводить время с тобой. - Как только я это сказал, его глаза засветились красным, и на губах Люцифера расцвела улыбка порока. Я сглотнул.
- Прекрасно! Пристегнись! И ещё, ты оплатишь мне мою магнитолу!
И он рванул, в зеркало заднего вида я видел две фигуры, одна из них досадливо топнула ногой.
А мы мчались по шоссе навстречу солнцу и моим проблемам.

Два пера.
Сон Ангела.

Проблемы начались сразу. Как только мы вошли в квартиру к Люциферу. Она была маленькой однокомнатной и представляла собой сплошную помойку. Кровать нашлась около окна, но там невозможно было спать, на ней лежали три чертёнка и дрыхли без задних ног.
Люцифер только пожал плечами.
- Я говорил, что лучше не произносить слово на "Ч", это чревато последствиями... И они всегда идут ко мне отдыхать... к восходу солнца их тут будет пруд пруди.
- И ты привёл меня сюда?
- Интересно, а куда мне нужно было тебя вести, раз я здесь живу!? - он скинул какие-то пакеты и остатки еды прямо на пол, подпалил их, они мирно сгорели и остались лежать кучкой пепла. Я шокировано и тихо спросил.
- А где мне лечь?
- Я, конечно, могу предложить тебе пол, или если хочешь моё плечо? - он рассмеялся. - И говори нормально, им всё равно. Они обожрались и теперь будут спать долго.
- Люцифер, мне нужно поспать, но у тебя в квартире полный бедлам, похоже на то, что здесь была вечеринка.
- Так оно и есть. Бесы ничем кроме жратвы и гульбы не интересуются. Мне ли тебе рассказывать. Ваши херувимы точно такие же... любовь спасёт мир - любитесь! - он фыркнул и точно также избавился от остального мусора. Стало чище. Но везде были кучи пепла. Я был удивлён, когда он взял совок и веник и начал заметать пепел.
- Люцифер, я сейчас упаду. – Тихо, почти на выдохе.
- Ах, ты ж... - последнее, что я видел, это как он бросает веник и плавным движением ловит меня на руки. - Невозможный Ангел. Мало мне проблем на букву "Ч", теперь пернатая проблема на букву "Р". - Я хотел сказать, что меня не надо держать на руках, но не успел, отключился.

Я проснулся от странного действия. Мне тыкали чем-то в щёку.
- Лап, это ангел?
- Лан, я, по-твоему, видел ангелов?
- Надо у Люца спросить, а то вдруг он по ошибке сюда залетел.
- Может, пока он спит, выкинем его в окно.
- Да ты чё! Тут у Люца такая защита, что ни один ангел не прочует... значит, он сам его притащил. На завтрак! - заключил третий голос.
- Лап, а он красивый.
- Ага, и как раз во вкусе Люца... - как-то мечтательно.
- А откуда ты знаешь, что во вкусе Люца, а, Лан? - сердито.
- Знаю. Видел вчера, какую блондинку притащил, а как он её...
- Так, я вам, кажется, говорил, не трогать и не подходить к гостю, - раздался рычащий голос Люцифера.
- Ну, мы только посмотреть, Люц!
- И пять тысяч раз уже повторял, чтобы не сокращали моё имя! И собирайтесь, раз выспались! Вон!
- Ну, мы же не поели ещё... а можно мы ангела сожрём? - я от этих слов открыл глаза и вскочил на постели на колени. Знаю, что ничего не смогу даже против мелких бесов. Но я же не простой ангел и так просто крылья не сложу, да даже если от них у меня одни горелки!
- Вон, я сказал! - прорычал Люцифер и его глаза запылали красным огнём. Бесов сдуло.
- Как ты их терпишь? - тихо спросил я.
- Так и терплю. - За время моего сна комната преобразилась. Стало заметно чище. И даже светлее. Я сел на кровати и меня немного повело. Он оказался рядом так быстро, что я не смог уклониться и оказался снова в его объятиях. Он был горячий, от него, почему-то, пахло яблоками. От дьявола недолжно пахнуть яблоками! Я, наверное, просто устал. А он всё обнимал меня.
- Можешь уже отпустить.
- Да, пожрали они тебя прекрасно, придётся отложить нашу экскурсию по городу. Будешь отдыхать, и набираться сил для познания.
- Я в порядке.
- Ты не думай, Рафаэль, что я забочусь о тебе. Это, к счастью, не входит в мою добродетель.
- А что входит?
- Я циник до мозга костей. Я порок и самое низменное что есть. Я тот, кто может совратить даже ангела. - Я повернулся к нему и тихо сказал:
- Если бы ты был таким, то не давал бы ночлег бесам. И не остановился б, увидев лежащего на асфальте ангела. И дал бы мне упасть на грязный пол... - я замолчал, увидев, как он коварно улыбается.
- Не обольщайся, Рафаэль. Я всё это делаю не потому, что я вдруг стал хорошим, а потому что мне это выгодно.
- Выгодно? - он всё ещё продолжал меня обнимать и даже начал медленно поглаживать пальцами моё плечо. От его пальцев шёл жар, но он не жёг, скорее просто грел. Было приятно.
- Конечно. Я никогда ничего не делаю просто так... - я видел, как его глаза из вишнёвых снова становятся синими. - Так, а теперь тебе нужно сходить в ванную и переодеться.
- Но на мне хорошая одежда. - Возразил я. Мне хотелось продолжить разговор, но я видел, что он не хочет. А мне с каждым разом всё интересней, кто он - Дьявол или всё же Падший Ангел?
- Это не то, в чём можно ходить в городе. - Он пошёл на кухню, давая мне возможность спокойно раздеться. Но, не дойдя до двери, тихо проговорил. - И ещё, Рафаэль, не думай о таких вещах так громко, я Демон... тот, кто слишком долго им был.
И вышел.
А я остался сидеть на кровати в комнате в квартире Люцифера. Сидеть и думать о том, что он читает мои мысли...

Три пера.
Вкусы Дьявола.

Я медленно принял душ и вышел обратно в комнату, на кровати лежало несколько вещей чёрного цвета. Ну, собственно, чего я ожидал-то? От Дьявола.
Я надел чёрные штаны, которые обтянули меня как вторая кожа и такую же чёрную футболку. Ох, и как в этом ходить-то?
- А тебе идёт, Рафаэль. - От двери услышал я. Обернулся и скривился.
- В этом не очень удобно. Но спасибо.
- А ты действительно интригующая штучка... - он ухмыльнулся.
- И что это значит?
- А чтобы ты хотел, чтобы значило? - он сделал пару шагов навстречу мне. Я отошёл. Он на мой жест лишь шире улыбнулся. - Ангелочек.
Мне не очень нравилось всё это, да ладно, я совершенно приуменьшаю - мне совершенно не нравится это.
- Ты обещал мне еду.
- Хм... ладно, и что едят ангелы?
- Всё что угодно, я сейчас могу съесть даже мясо.
- Удивительно! Но мяса у меня нет. Давай сейчас перекусим, а потом я свожу тебя в моё любимое место. Ладно? - сейчас глаза у него были снова карие.
- Почему ты так часто меняешь внешность? - спросил я.
- О! Это вопрос маскировки. Думаешь, меня чуют только мелкие бесы? О, нет. И твои бы преследователи, кстати, довольно сильные мальчики и кровожадные, учуяли. Но пока я балансирую между всеми возможными формами, я уловим только такими вот чувствительным бесятам. Хм, видимо, Ангел Рафаэль, ты отдохнул... плохо на меня влияешь, я разговорился.
Я, и, правда, отдохнул, чуть поведя плечами, послышался треск футболки. Люцифер скривился. На остове было всего несколько перьев, но этого было достаточно, чтобы вызвать на разговор даже Люцифера.
- Мне бы ещё поспать. - Не обращаясь особо ни к кому, сказал я. Но тишину разрушил хриплый голос и я, подняв глаза, столкнулся с кровавым взглядом.
- Ещё раз испортишь моё имущество, я тебя съем! - я потрясённо раскрыл глаза.
- Я что, опять что-то сломал?
- Ты! Испортил! Мою! Футболку! - прорычал он мне в лицо. Я отскочил.
- Я не хотел. Я просто крылья посмотреть...
- Чего на них смотреть! Ты не чувствуешь силу? - он спросил и вдруг враз успокоился. - Рафаэль, а как ты упал?
Я смутился. Немного неловко было говорить это ему. Он подошёл вплотную и, цепко схватив меня за прядь волос, потянул на себя, мне пришлось повернуть голову, глаза были серые.
- Я не помню. - Тихо ответил я.
- Ты не помнишь, как упал и пролетел девять кругов? - прищурился он. Почему-то враз забыв о футболке. Я качнул головой, он потянул прядь ещё к себе. Он был очень близко...
- Люцифер...
- Забавно. Но ты помнишь своё имя?
- Да. - Я ещё больше смутился. - А что?
- Ничего. Ладно, прощаю футболку, пойдём есть. - Я поджал пальцы на ногах, он вздохнул, нагнулся и выудил шлёпки с оторвавшейся лямкой. Кинул мне. - Извини, Рафаэль, белых тапков нет. - И засмеялся.
Я надел рваные шлёпки и потопал за ним на кухню. Она была тоже маленькой, тут и был-то только стол и холодильник. Пройдя к столу, я заметил плиту и несколько висящих ящиков.
- Странно, я думал, даже на земле у тебя должна быть роскошная жизнь. - Он достал из холодильника салатник и поставил на стол, вилки достал из ящика, который находился прямо в столе.
- Это кто тебе сказал?
- Ну, мне никто не говорил, просто, ты же Сатана.
- А я люблю тишину. И покой. Листовой салат и красное сухое вино, тёмный шоколад и ванильное мороженое. - Он замолчал, встряхнул головой. Волосы стали короткими и чёрными как смоль, а глаза как льдинки. – Так, заканчивай использовать на мне свою пернатую ауру. Ешь.
В салатнике был обычный салат из свежих овощей, и листы салата порваны на крупные куски.
- Ты сам это делал? - взяв вилку, спросил я.
- Что, боишься, что отравишься Злом? - с сарказмом.
Я положил несколько кусочков помидора и огурца в рот и прожевал.
- Вкусно.
Он сидел и смотрел несколько минут, как я ем, а потом взял вилку, приготовленную себе, и тоже положил салат в рот.
- Вино будешь?
- Если можно. - Вежливо ответил я. Он хмыкнул.
- Я бы не предложил, но это невежливо по отношению к гостю. - Я удивлённо проследил, как он достаёт фужеры и из холодильника бутылку вина. - Ну, что ты смотришь на меня? Я что, страшный или испачкался?
- Нет. - На все вопросы сразу ответил я.
- Ч... ммм... Рафаэль, я не хочу, чтобы между нами было недопонимание. Ты Ангел, я Дьявол. Но ты, как Ангел, ни чч... ммм... не знаешь обо мне. - Он аккуратно поставил фужеры и, воткнув длинный коготь в пробку на бутылке, откупорил и разлил. Сел, вздохнул и чокнулся с моим бокалом, стоявшим на столе. - За знакомство, Рафаэль. Хотя мы знакомы...
Его последние слова я расслышал, но промолчал. Сейчас передо мной на кухне в маленькой квартирке сидел не Дьявол, а скорее человек. Чуть прикрытые глаза от удовольствия, а на губах улыбка. Я сглотнул.
Взяв свой бокал, я сделал жест, словно тоже чокаюсь с ним, и пригубил. Оно было крепким, но в тоже время таким приятным. "На него похоже", - подумал я.
- И прекрати думать, Рафаэль!

Четыре пера.
Ангел и дождь.

Когда мы поели, и собрались было пойти уже туда, куда он хотел меня отвести, что-то стукнуло по подоконнику. Я застыл посреди комнаты. Прислушался.
- Что это? - Люцифер непонимающе уставился на меня и вошёл в комнату из коридора, где искал мне верхнюю одежду.
- Так, от вина у тебя глюки начались, отлично! - выдал он, но как-то не зло.
Что-то опять стукнуло по подоконнику, я медленно подошёл и приоткрыл занавеску. Улица была пуста, а вот небо... там, где мой дом, серое. Странно, в чертогах не бывает серого неба. Люцифер подошёл со спины.
- Что это с небом? - тихо спросил я.
- Это дождь и мы никуда не идём, я и дождь - несовместимые вещи. - Но он, сказав это, не отошёл от меня, а наоборот, положил руки на подоконник по обе стороны от меня, а я только краем сознания отметил это.
Я всё смотрел на небо. А оно становилось почти чёрным, и вдруг всё пространство за окном накрыла пелена. Я попытался отскочить от окна и спиной упёрся в грудь Дьявола. Одной рукой он вдруг обнял меня за талию и зашептал:
- Это гроза. Дождь, Ангел.
Я не слышал его. И ничего не чувствовал, мне было так страшно впервые. Я был на земле, я точно помню, но никогда не видел "Дождь". Я покачал головой и тихо прошептал:
- Страшно... - и только потом понял, кому я это говорю, но вопреки моим домыслам, он обнял меня двумя руками. - Люцифер?
- Это происходит от того, что сейчас там война, ни с того ни сего не идёт дождь в разгар засухи и снег летом... - он устроил свой подбородок на моём плече и тихо продолжил: - Ты не видел дождя?
- Нет.
- Хм, всё ещё страшно? - а я понял, что от его объятий идёт тепло, и мне совершенно не страшно, я, не думая, откинулся на него всем телом.
- Нет. Странно, ты не должен быть таким...
- Каким? - прямо мне в ухо. И этот странный запах. Яблоки.
- Человечным, если можно так сказать...
- Мне нравится быть таким, но не со всеми. - Я смотрел на серую пелену дождя за окном и грелся в руках Дьявола, стал ли я падшим сейчас или я им являюсь давно? Но, если верить моим глазам, а я им верю, то крылья мои всё ещё белые. Тогда что происходит?
- Почему со мной? - спросил я тихо, на улице громыхнуло и небо разрезало пополам молнией. Я вздрогнул.
- Если бы я знал ответ на твой вопрос. Ты странный, Рафаэль. И появление твоё странное. Но я хочу показать тебе, что вы, ангелы, теряете, спускаясь на землю так редко.
- Почему мне?
- Потому что за последние пять лет ты первый ангел, упавший мне на голову, конечно! - его тон чуть изменился, но он так и стоял, обнимая меня. А я вдруг понял, что совершенно не желаю, чтобы он отпускал. - Осторожно, желания имеют странную тенденцию сбываться.
- Я не боюсь. - Снова сверкнула молния. Я немного передёрнул плечами.
- А чего же ты боишься? - разговор был странный, но мне нравилось. Он вообще переворачивал все мои знания о нём, как о существе кровожадном и беспощадном.
- Я даже не знаю. Ангел живёт ради любви к Отцу. Возможно, если бы... - я замолчал.
- У вас была другая цель, вы бы жили другими идеалами? - прошептал он мне в ухо.
- Да. - Грустно ответил я.
- Ты как этот дождь, Рафаэль, у тебя нет возможности вернуться назад в том виде, в котором ты упал. Я уже испортил тебя, как только прикоснулся... - я удивлённо повернулся в его объятиях и замер, смотря в красные глаза.
- Но, мои крылья... они белые. - Прошептал я.
- Порок тоже не всегда чёрный.
- Я не верю, что не смогу вернуться, Отец простит меня, ведь я не специально упал.
- Посмотрим, Рафаэль, простит ли тебя твой Отец...
С этими словами он накрыл мои губы. Я замер, что это?
Поцелуй, я знаю, что это, но откуда. Моё тело двигалось само, и мои руки обняли его за шею, а глаза прикрылись, и я раскрыл губы навстречу его ласке. Такой забытой и желанной. О?
Он целовал осторожно, как будто боялся, что я рассыплюсь. Как будто знал, как мне нравится, а мне, действительно, нравилось именно так. Неторопливо и ласкаясь. Откуда это?!
За окном маленькой квартирки Дьявола бушевала гроза, и лил сильный дождь, а я в тепле его объятий таял от его ласки.
Громыхнуло, я немного очнулся и упёр руки в его мускулистую грудь. Он тут же отпустил меня и отошёл на несколько шагов. Глаза в глаза.
Я прикрыл горящие губы дрожащей ладонью. Бежать!
- Только попробуй.
- Что ты сделал?! - закричал я.
- Ты не особо сопротивлялся. - Спокойно ответил он.
- Ты не имел права! - я чувствовал, что слёзы уже готовы пролиться из моих глаз.
- Только не плачь, я никогда не любил твои слёзы.
- Что!!!? Я первый раз тебя вижу! - я вытирал бежавшие слезинки тыльной стороной ладони, губы дрожали, и я почувствовал усталость. - Не ешь меня! Не смей!
- Так ты успокоишься быстрей.
Я кинулся к двери, спотыкнулся, упал на колени и опёрся на пол руками, мне было так тяжело, я чувствовал его рядом. Люцифер сел передо мной на колени и как-то нежно сгрёб меня к себе в объятия, прижал. И тихо в мои волосы произнёс:
- Спи, мой ангел. Пусть тебе присниться тьма.
За окном снова сверкнула молния, а я спал в руках Дьявола и видел странный сон...

Пятое перо.
Дьявольские сети.

- Что это?
- Это любовь.
- Разве любовь такая, Рафаэль?
- Но я люблю тебя.
- Это грех...
- Пусть.

Я открыл глаза. Вспомнил, странно, почему я это забыл? Так сильно любить и забыть. Забыть любовь... Но кого я так любил?
И снова возвращаясь к "вопросу", почему я упал? Я прихожу к выводу, что это не просто так, и что моя встреча с Дьяволом тоже не просто так. Я упал на пустое шоссе, меня подобрала машина. Его машина...
Что я помню... Руки и губы... на мягкой траве... Шёпот о грехопадении и почерневшие крылья... Но, почему я всё ещё не помню лица? Почерневшие крылья...?
Я вскочил с кровати и кинулся на кухню, он сидел за столом и читал книгу.
- Проснулся? - меланхолично. Я смотрел на него, а он снова изменил волосы и глаза, губы чуть-чуть. А правда ли что это маскировка?
- Я хочу увидеть твоё лицо?
- Чем тебя стукнули, Рафаэль, что ты ослеп? - хохотнул он.
- Я хочу увидеть твоё настоящее лицо! - я чувствовал силу сейчас очень отчётливо.
- Хм... чтобы что-то требовать от меня, тебе нужно отрастить крылья, Рафаэль. - Очень спокойно проговорил он. Отложил книгу и, подойдя ко мне, взглянул на меня серыми глазами. - Ты хочешь ответов на свои незаданные вопросы? Ты не готов услышать их, а я не желаю их давать общипанной курице.
Я возмущённо фыркнул.
- Я хочу знать, почему я упал!
- Так вспомни. - Просто ответил он. Я смотрел, как его глаза становятся чёрными.
- Я не мог упасть по причине того, что мои крылья почернели, потому что я чувствую силу теперь, она есть во мне. Свет. Значит, меня не изгнали! Но за мной идут два сильных демона, почему? Раз я нахожусь в обществе их Хозяина? Прикажи им убраться!
- Ещё что сделать?
Он обошёл меня, по пути отращивая волосы. Меня уже начало это злить. Всё его поведение говорило о том, что он просто смазывает картинку. Смазывает свои характерные черты, чтобы я видел только расплывчатое пятно его внешности. Зачем? И этот мой сон...
- Я слишком запутался. Я помню последнюю битву. Тот демон что-то прокричал, и меня окутало сетью... дальше провал...
- Зачем тебе знать такие вещи, мой Ангел. Наслаждайся подаренной свободой, какая разница кто её тебе подарил? Демон или ты сам.
- Я не могу. Я хочу знать, Люцифер, почему мне снится ангел с чёрными крыльями? Ты ведь знаешь, что нам не снятся сны. И... - я остановился посреди комнаты. Он сидел на кровати, вытянув ноги и запрокинув голову, смотрел на потолок.
Сейчас вот, не видя его лица, я вдруг отчётливо понял, что знаю его. Помню.
Что это?
- И? - спросил он. Я же уже не помнил, что хотел сказать. Мои мысли все ушли в другую сторону.
- Сеть.
- Что сеть? - Люцифер смотрел на меня и улыбался.
- Что за сеть накинул на меня Демон? - я подошёл к нему вплотную, на его лице была невинная улыбка.
- Меня там не было, я - то откуда знаю.
- Люцифер, нам с тобой слишком много лет, чтобы играть в "Отгадай значение улыбки Дьявола". Это был ты, тот, кто накинул на мои крылья сеть?
- Возможно, ты не заметил, но меня там не было. - Чётко сказал он, протягивая руку и поглаживая мой живот. Я резко его втянул, но отойти не смог.
- Демоны принимают любой облик, прячут свою ауру... но та сеть, была такой мягкой и совсем не причиняла боль, только усыпила...
- Какое у тебя воображение, Рафаэль... - игриво, как мне показалось, и рука на моём животе чуть опустилась вниз. Зацепила пояс джинсов и потянула. Я упёрся руками в его плечи, останавливая.
- Люцифер, скажи мне правду. Для чего?
- Я никогда не говорил правду... Однажды... и мне это стоило очень много, мой Ангел...
Я толкнул его на кровать и придавил горло предплечьем, оседлав его бёдра, конечно, если он захочет, то скинет меня, но он не хотел, а только улыбался.
- Говори. Это. Был. Ты? - он расхохотался и легко перекатился, придавливая меня собой к матрацу.
- Ангел, который хочет получить ответ от меня, должен мне кое-что рассказать сам... и, возможно, я тогда отвечу.
- Что? - спросил я.
- Что это? - после долгого молчания спросил он, проведя тыльной стороной руки мне по щеке. Я застыл, смотря в абсолютно синие, такие же, как у меня, глаза.
- Это... любовь. - Тихо ответил я. Он улыбнулся, мягко и даже нежно.
- Разве любовь такая, Рафаэль? - почти мне в губы прошептал он. А я, прикрыв глаза и пряча своё потрясение, тихо ответил.
- Я не знаю, - он разочарованно вздохнул и переместился в другой конец комнаты.
- Собирайся, дождь давно кончился. Покажу тебе город. И, Рафаэль, это был я.
А я лежал и не мог вздохнуть. Я, кажется, схожу с ума. Но, похоже, что впервые за много миллионов лет мне сказали правду...

Шестое перо.
Открытие Ангела.

Мы ехали в его машине, магнитола была вставлена в ячейку, но молчала. Тишина не давила на меня, я думал. Вспоминал, пытался вспомнить... но выходило плохо.
Иногда я косился на Люцифера, он тоже молчал и даже жвачку не жевал.
Думал я о сне. Ангелы привыкли, что им не сняться сны. Однажды Самуэль рассказал мне, что сны только для людей. Для тех, кто имеет крылья, сны как виденья. То есть мы видим виденья, когда спим. Но я точно могу сказать, что никогда не слышал о том, чтобы Ангел спал на Земле. А значит, нам вполне могут сниться сны здесь. И это значит, что тот странный сон мог быть правдой. То есть, воспоминанье моего прошлого, которое я забыл. Забыл. Почему?
Почему меня лишили памяти? Я помню всё до того момента... какого?
Вот мне интересно, если меня лишили памяти и воспоминаний о любви, то эта любовь должна была быть запретной, по моему сну понятно, что я любил мужчину. Мужчину с чёрными крыльями. Нет, мужчину, у которого почернели крылья после того, что произошло около дерева на мягкой траве в чертогах.
Я вздохнул.
- Ну что, вспомнил? – насмешливо - серьёзно спросил мой попутчик.
- Нет. Только образы.
- Этого вполне достаточно. Так что прекрати фонить мне тут печалью и портить настроение. - Фыркнул он и остановил машину. Мы вышли, я, кстати, был в его одежде, он выделил мне куртку и ботинки на толстой подошве.
- Где мы?
- Это один из моих любимых баров. Так что веди себя тихо и помалкивай, мы ненадолго, мне нужно с кое-кем встретиться. И ещё... - он вытащил резинку из кармана и протянул мне. - Перевяжи волосы, чем меньше внимание к тебе, Ангелочек, тем проще Дьяволу.
Я перехватил волосы у основания шеи и прошёл в дверь, которую он не придержал для меня. Как же, вежливость в его добродетель тоже не входит.
Бар был тёмный, и я сразу понял, почему тут были демоны. Очень много демонов. Но то, что меня поразило больше всего, я увидел и пару обычных ангелов. Смотрителей, конечно, но всё равно ангелов.
Люцифер оставил меня около барной стойки, а сам куда-то исчез. Демон за стойкой коварно мне улыбнулся и приторно спросил:
- Водички? - я покачал головой. - Молочка? - продолжал он.
Я опустил голову, вот же.
Рядом со мной с двух сторон присели ещё два - один человек, другой демон, рядом с человеком встал ангел.
- Какая пуся... и не верится, что сюда мог заглянуть такой милый мальчик, да без охраны. - Я нахмурился. Они что, не чувствуют меня? Понятно человек, но самый низший демон чувствует мой свет, даже если его пока нет, я всё равно Ангел.
Отец, что мне делать? Я был удивлён, что не почувствовал ответа, я шокировано уставился в зеркало на стене за стойкой и уловил страх в своих синих глазах. Я беспомощен. И вдруг единственное, что я понял и что осознал... Люцифер!
- Какие-то проблемы, мальчики? - послышался его голос за спиной, и наши глаза встретились в зеркальной стене. Сейчас они были серые, светлые, а волосы почти до середины спины в плохом освещении и не разобрать кого цвета.
- Да нет, вот, увидели молчаливую пусю, решили позабавиться... а ты его папка? - улыбнулся человек.
- Да. Детка, пошли, я закончил свои дела. - И развернулся, пошёл к выходу. А я остался сидеть на не очень удобном жёстком стуле. Детка? Я резко развернулся и кинулся за ним, поймал его прямо около входа за локоть и развернул к себе.
- Я тебе не Детка! Я даже не знаю тебя!
- Чего орёшь опять. - Совершенно спокойно спросил он, снова изменяя глаза и чуть укорачивая волосы. - Как я должен был ответить? Или хочешь позабавиться сними? Вперёд!
- Ты что позволяешь себе, я, в конце-то концов, кто? Один из верховных Ангелов, приближённый к Отцу! А ты всего лишь мерзкое отродье! Падший!
Он сверкнул красными глазами.
- И по чьей вине?! Чёрт! - он вырвал руки и медленно начал отходить от меня. - Нет.
Но было поздно, раздался хлопок и между нами появился чертёнок с высоким чёрным хвостом и в зелёной коже. Повернулся в сторону Люцифера, потом в мою и как завизжит.
- ЛЮЦИ! РАФ! - и запрыгал на своих копытцах. Я в шоке уставился в пронзительные золотые глаза.
- Только не ты... - схватился за голову Дьявол.
- Я! - гордо ответил бесёнок.
- Латэ, как, скажи ты мне, умудрился сбежать!? - Люцифер схватил меня за руку и потащил к машине, бесёнок бежал следом и тараторил:
- Ой, Люц, ты не поверишь, они там совершенно не следят ни за чем, ангелы такие дурашки, а я просто состроил умильные глазки, и меня отвели в комнату, ты же знаешь, полукровки это не то, что бесы... А потом я почувствовал твой зов, то есть, как ты сказал слово на "Ч". А тут я почувствовал Рафаэля, и я в восторге. Ой, Раф ты не представляешь, какой там кипиш поднялся из-за того, что тебя найти не могут, и вообще, твоё исчезновение связывают с нами, а это важно и...
- Заткнись! - прорычал Люцифер.
- Что значит полукровка? - удивлённо спросил я.
- О! - Латэ вдруг замер и через секунду передо мной стоял херувим с белыми волосами и прелестными золотыми глазками.
Я задохнулся и потерял дар речи.
- Полукровки рождаются так редко, ведь ангелы очень редко нарушают правила, ты один из них, Рафаэль.
Я стоял и смотрел на него, а потом почувствовал, как меня прижимают к мускулистой груди.
- Латэ, я лишу тебя сил...

Седьмое перо.
Секреты Дьявола.

Латэ сжался и снова поменял внешность.
- Не злись, Люц...
- Я много раз проклинал твою болтливость и много раз предупреждал о том, чтобы ты думал, что говоришь! - я почувствовал жар от его тела и дёрнулся, когда Люцифер поднял руку, на кончиках пальцев было красное пламя. Латэ сжался ещё больше.
- Люцифер, не надо. - Я повернулся к нему, его глаза были красные, он перевёл взгляд на меня. А я коснулся его предплечья, почему-то мне не было страшно. Я не боялся обжечься. Я смотрел в эти глаза и понял, что тону. Или лучше сказать сгораю.
- Защищаешь бесёнка? - тихо спросил он.
- Не хочу смерти даже бесов.
- Благородный Рафаэль... ладно, но, если он откроет рот ещё раз, я подпалю его весёлый костюмчик... И, Рафаэль, я не смогу сделать больно... тебе. - От последнего предложения, я застыл.

- Что это?
- Любовь.

Он смотрел на меня серьёзными зелёными глазами, хмыкнул.
- Латэ, пошевеливайся и залезай в машину.
- Ты прокатишь меня? - запрыгал чертёнок.
- В Ад. - Коротко бросил Дьявол.
- А меня? - улыбаясь, спросил я. Он остановился у передней двери и, ухмыляясь ещё шире, ответил.
- А тебя, Рафаэль, ждёт Ад очень давно, садись. - И сел, громко хлопнув дверью. Латэ запрыгнул на заднее сидение, а я сел вперёд и пристегнулся. Он рванул так, что на асфальте остались следы от шин. Латэ завизжал от восторга.
- Люци!
- Заткнись! И не сокращай моё имя!
- Прости, всё время забываю, что ты это ненавидишь... Только одному существу на свете можно сокращать имя Люцифера... - поделился секретом со мной, как я понял, бесёнок. На это Дьявол не среагировал. И я задумался, что это за существо такое? И поймал себя на мысли, что мне интересно.
Мы остановились около большого увешенного неоном здания.
- Что это? - выйдя из машины, спросил я.
- Это, Ангелок, обитель разврата и порока... казино! - я округлил глаза и присмотрелся к вывеске.
- "Ля Дьяволо" как символично, Люцифер. Я туда не пойду. - Тем временем Латэ уже умчался во внутрь и скрылся в толпе посетителей. Люцифер обошёл машину и, резко схватив меня за руку, потащил к двери.
- Пойдёшь! И будешь смотреть, как людишки нарушают правила...
- Нет. - Я упёрся ногами в порожек, оббитый красной дорожкой. Фу. - Ты не заставишь меня переступить порог этого проклятого места.
Он отпустил меня, я одёрнул задравшуюся куртку и расслабился, зря. Схватив меня на руки, он перенёс меня через порог. Я возмущённо шипел и стучал кулачками по его накаченной груди. Он не реагировал.
- Люц, отпусти меня! - он остановился посреди холла, поставил меня на пол, я сделал шаг от него, попятился.
- Рафаэль, я, что говорил по поводу сокращения моего имени?
- Нельзя. - Заученно ответил я. - Только одно существо может сокращать твоё имя... и кто это?
Глаза сверкнули. И он оказался очень близко. И зашептал мне в губы.
- Ты. Но, так как пока ты не вспомнил, почему именно, ты не имеешь права сокращать моё имя! Мммм... - вдруг застонал он и впился в мои губы, я попытался отскочить, но не рассчитал и просто упал на пол. В чертогах легче, ведь мы там летаем. А тут такой простой маневр, и я на полу. Губы жгло. - Рафаэль... ведешь себя как ребенок.
- Не целуй меня так внезапно. - Он помог мне подняться. Я старался не смотреть в его глаза. Не знаю, почему, но внутри меня поднималась странная буря эмоций, когда он так близко... и этот мой сон. Все время приходят на ум образы. Черные и белые волосы... тонкие руки на белой коже, страстный шепот и стон.
Я уже, конечно, понял, что там, на зелёной траве, в чертогах, у моего любимого дерева был он и я. Я и он. Но как так получилось, что я забыл? Забыл, как любил?
- Возможно, сначала рассказать тебе, что я хочу с тобой сделать? А потом уже целовать... - вывел меня из мыслей хриплый голос. Он снова был рядом так близко, так горячо.
- Да. - Вдруг ответил я.
- Хм... это секрет. - Засмеялся он и, снова взяв меня за руку, потащил вверх по лестнице, правда, я уже почти самостоятельно шёл. Я, если честно, уже не видел смысла сопротивляться. Раз бесята наполовину херувимы, раз у Дьявола есть ангельский взгляд, раз мои крылья белые даже после его прикосновений, и я не чувствую, что он несёт опасность, то пусть он покажет мне то, чем живёт.
А я разгадаю несколько секретов.
Возможно, что вся моя жизнь была неправильной и полной обмана. Возможно, я, действительно, любил его. И я хочу вспомнить, и если единственная возможность вспомнить, это быть рядом с Сатаной, то я буду.
- Правильное решение, Рафаэль. - Весело прокричал он.
Мы стояли на верхней площадке лестницы, а внизу раскинулось море разврата и порока. И оно завораживало многообразием красок и эмоций.
- Это...
- Еда. - Смакуя, проворковал Люцифер. Рядом появился Латэ, на его лице было написано довольство. - Обожрался бедный Латэ. - Заключил Люцифер.

Восьмое перо.
Ангельская логика.

Я стоял и смотрел на это людское море. Море, которое потеряло что-то важное, но я не хотел спуститься туда и начать наставлять их на путь света и добра. Это бесполезно. Если человеческая душа не захочет сама, то мы, Ангелы, ничего не можем сделать. Даже в том тёмном баре был человек, который искренне верит. Неважно во что, но его ангел с ним. К сожалению, мы стоим выше Ангелов-хранителей... я покачал головой. Не хочу думать об этом, только не сейчас.
Сейчас моя проблема это маленький получёрт, полухерувим. Мне нужно чем-то отвлечь Люцифера, чтобы поговорить с Латэ, пока это мой единственный шанс узнать, что случилось тогда. Тогда, когда я, кажется, совершил свой первый грех. Почему мне кажется, что он не последний? Это предчувствие, я верю, что смогу побороть любое искушение, только, если оно будет идти от кого угодно, лишь бы это был не Люцифер, смотря в его глаза, пусть всё время меняющие цвет, вижу-то я одни. Синие, такие, как у меня. И, что это значит, не могу понять.
- Что мы тут забыли, раз вы поели, мы можем уже пойти в более тихое место? - почти прокричал я. Люцифер обернулся и ехидно осведомился:
- Хочешь в музей, Ангелок? - я теперь вижу, что это всего лишь бравада, маска. Одна из тысячи. Я улыбнулся.
- Возможно, там ты бы тоже нашёл, что перекусить, всё зависит от музея. - Он хмыкнул.
- Возможно, ты не заметил, я ненавижу тишину.
- Потому что в аду слишком тихо, и единственный звук это стон боли?
- Ангельская логика, Рафаэль. Но, поверь, в аду также громко, как у вас на шабашах...
- У нас нет шабашей.
- Ага, вечера чтения, я забыл. - И я почувствовал, как настроение вмиг поменялось, и он потерял весь азарт.
- Люцифер? - Латэ покрутил около своего виска указательным пальцем. Я понял этот жест. Сглотнул и подошёл поближе к загрустившему Дьяволу. - Я не хотел.
- Да мне плевать, что ты хочет, я всё равно получу то, что принадлежит мне... - он не договорил, а просто исчез и появился уже внизу лестницы, махнул рукой Латэ. - Отвечаешь за него, если что случится, испепелю на атомы.
И затерялся в толпе.
Я с сияющими глазами повернулся к Латэ.
- Да, Раф, только Ангел может так довести Дьявола, но ты ещё тот Ангел! Что ты хочешь знать? - он присел на перила и, болтая ногами, откуда-то достал чупа-чупс. Развернул и со смаком положил в рот.
- Я не знаю. Но мне кажется, ты знаешь, что мне можно рассказать. Почему он сам не может рассказать мне, что случилось в тот день? - Латэ нахмурился.
- Начать нужно с того, что я тоже упал вместе с ним. Точнее, не с этого... Я был рождён херувимом, в день, когда нам дают пробовать первую стрелу, все маленькие купидончики тренируются на животных, самые отважные на низших ангелах, а мне захотелось славы... и я натянул свою первую стрелу и вложил в неё столько силы, что она пробила насквозь два сердца. Я испугался и решил сбежать, но не успел, я был свидетелем падения Люцифера. Я стал его причиной. И я видел, как тебе стирали память. Я мог остаться и рассказать тебе, но ты был прощён, а он там был совсем один. И я выбрал его. Потому что я никудышный купидон. Но и бесом я не стал полноценным. Теперь шпионю для него. Слежу за тобой для него. Следил. Печально то, что тебе стёрли память, а он помнит, и моя стрела, точнее обломок моей стрелы, до сих пор в его сердце, он не говорит о боли, которою приносит его нахождение там, но я знаю, ему больно. Больно потому, что он не может прикоснуться, обнять, утешить, приласкать. Он живёт с этой болью, Рафаэль, очень давно... А ты живёшь без сердца.
- Что?
- Ну, прости, я действительно перестарался тогда, и мой обломок смогли удалить только так.
- Но я чувствую и люблю... - я был так потрясён этим известием, что, не думая, отнял у Латэ конфету.
- Кого ты любишь, и что ты чувствуешь? - тихо спросил меня голос со спины, я обернулся, Люцифер стоял и держал два бокала вина. Я, не думая, взял предложенный бокал и сделал глоток.
- Я запутался. Так сильно запутался. Мы не можем видеть снов, но я вижу. Мы не можем любить никого, кроме отца, но я люблю. Мы не можем... ничего не можем и не должны хотеть, но я хочу... - я выронил чупа-чупс и бокал одновременно и схватился за сердце. "Нет сердца"
Он обнял меня, и враз стало тепло, я уткнулся в его пахнущую яблоками шею и взвыл, как раненое животное.
- Есть сердце, просто оно спит и не видит снов... чего ты хочешь, Рафаэль? - зашептал он мне в волосы.
- Увидеть твоё настоящее лицо...
- Хорошо... - очень легко согласился он. Я отклонился и застыл с приоткрытыми губами. Я смотрел на себя, на себя, только с тёмными волосами, не чёрным, а скорее очень тёмного шоколада. И глаза синие как у меня. И линия губ как моя. Я приподнял руку и дотронулся до его скулы, он не дёрнулся, просто спокойно смотрел на меня.
Я был поражён. Мы были похожи как две капли воды. Он улыбнулся, и на правой щеке появилась ямочка. У меня на левой эта самая ямочка.
- Не может этого быть. - Тихо проговорил я.
- Почему же?
- Я не мог.
- Соблазнить собственного брата? - лукаво улыбнувшись, он наклонился и накрыл своим губами, так похожими на мои, мои губы.
Я не нашёл в себе ничего, что могло бы отозваться плохо о таком его действии. И обнял его за шею, приоткрыв рот.

- Что это, Рафаэль?
- Это любовь!

Это любовь, Люцифер.

Девятое перо.
Дьявольское желание.

Я почувствовал лёгкое дуновение, и мы оказались на кровати в его квартире. Он медленно ласкал мой рот, а я прикрыл глаза и только просил, чтобы это не прекращалось, чтобы я мог ощущать моё сердце. Оно билось быстро-быстро. Мягкие губы ласкали мои, и я отвечал, отвечал, не думая о последствиях.
- Что ты хочешь? - хрипло спросил меня Люцифер.
- Ты сегодня такой добрый, исполняешь все мои желания.
- Только те, которые схожи с моими.
- Я хочу, чтобы ты не останавливался... - прошептал я. Он засмеялся.
- Рафаэль... - и снова впился в мои губы. Его горячие руки забрались ко мне под футболку, и он нетерпеливо содрал её с меня, жадно покрывая влажными поцелуями мою шею, грудь, живот. Он вдруг отстранился и метнул шар огня в тёмный угол комнаты. Тот завис и осветил двух демонов.
Я признал в них моих преследователей. Дёрнулся, и был прижат ладонью к кровати.
- Хозяин, мы выполнили ваше поручение.
- Прекрасно. На кой нужно привлекать столько внимания и светиться здесь?
- Простите, не подумали, исчезаем.
- И хвост с собой забирайте, придурки!
- Слушаемся. - И исчезли в пламени. Я лежал и не мог понять, что происходит, я и так весь в раздумьях, так он постоянно подкидывает мне всё новые загадки.
А он, как будто ничего не произошло, снова наклонился надо мной, но я дёрнулся и упёрся в его плечи.
- Что происходит?
- Я хочу заняться с тобой грехопадением, а что? - язвительно.
- Ничего... я не против, только, что это было вот сейчас? - он чуть привстал и прошёлся языком от низа моего живота до кадыка, я задышал чаще. Невероятно.
- Два придурка выполняли моё задание.
- Ты же сказал, что не показываешься в аду, что они там без тебя всё делают! - он поцеловал меня в скулу, в щёку, около глаза. Я чувствовал себя так странно, мне и хотелось знать, и хотелось ласки. Горячие руки прошлись по бёдрам, даже через джинсовую ткань, обжигая кожу.
- Ненужно пока знать тебе всё, Рафаэль.
Я был согласен. На всё согласен, смотря в точно такие же глаза напротив, я был согласен упасть вместе с ним. Или даже не так. Упасть ради него. Так странно...
Он торопливо расстегнул мне джинсы и стянул их с меня. Накрыл ладонью мою эрекцию, я покраснел, я точно знаю. И вместе с тем вжался в его руку. Почему я так реагирую? Если остатки стрелы купидона удалены из моего сердца? И если у меня нет сердца, то, что стучит так громко?
- Люцифер... - простонал я, когда он наклонился и поцеловал меня в низ живота, прошёлся горячим языком там, где я даже не мечтал.
- Не думай сейчас об этом, я отвечу на все твои вопросы... но позже.
- Я хочу знать, почему я упал?
- Прямо сейчас?- рыкнул он.
- Да. - Хрипло ответил я. Он вздохнул и лёг на меня, одним движением руки удаляя с себя всю одежду. Я застыл. Его кожа касалась моей, и мне казалось, что я горю, но не от пламени, а от чего-то другого.
- Всё ещё хочешь ответы? - он толкнулся своим возбуждением в моё. Я прикрыл глаза.
- Пообещай, что ответишь мне на мои вопросы, прошу, мне нужно знать. - Он вдруг вскинулся и с яростью посмотрел на меня.
- Так вот, почему ты это делаешь? Тебе всего лишь нужны ответы?! - зарычал он и резко сместился на край кровати. Я сначала не понял, что он имеет в виду. Он сидел, обнимая свои колени и уткнувшись в них лицом. Я привстал и подполз к нему.
- Люци... это не так, но я не помню ничего, а больше спросить мне не у кого... я хочу, сам не зная чего. У меня внутри всё горит от пламени... страсти. - Он медленно поднял голову, внешность не изменилась, он всё ещё был моим братом, которого я не помню.
- Я отвечу на твои вопросы, но не на все... это наказание за то, что сократил моё имя. - Он улыбнулся и схватил меня за шею, подтянул к себе и поцеловал. Так нежно и трепетно, что я не удержался и застонал.
Снова повалив меня на кровать, он накрыл собой. А я тонул, и грелся, и захлёбывался одновременно во всём этом. Ведь я не знал... не помнил о таком.
- Люцифер! - воскликнул я, когда его рука снова накрыла моё возбуждение, и несколько плавных и нежных движений вверх-вниз заставили меня подкинуть бёдра. В голове было пусто, а вот сердце, которого, по словам Латэ, у меня нет, просто сходило с ума.
- Такой страстный, такой горячий, такой мой! - шептал он мне в шею, не прекращая ласкать меня. Я осмелился поднять руки и обнять его за плечи. Одной даже запутался у него в волосах. Он вдруг отпустил мою эрекцию, и его горячие пальцы пошли дальше, прошлись по расселине и поласкали мою дырочку. Я раскрыл глаза и столкнулся с красными глазами Люцифера.
- Я...
- Ты, только ты для меня. Мой Рафаэль. - Проговорил он и поцеловал, вместе с этим проталкивая в меня палец. Я не сопротивлялся, потому что не хотел. Я хотел другого. Я хотел полностью измениться, только для него. Для него одного!
Меня затрясло, и я расставил ноги, он зарычал. И добавил ещё один палец, развёл их во мне, сделал несколько толчков.
Я почувствовал, как по виску потёк пот. Я отвечал на поцелуи моего брата, я позволял ему делать с собой такие вещи, и я не жалел... об этом...

Десятое перо.
Ангельская страсть.

Я жалел о другом. Что забыл. Забыл его. Я не мог винить отца, но по логике виноват был купидон, захотевший славы...
- Рафаэль... перевернись. - Он вытащил уже три пальца, и я медленно перевернулся на живот. - Ты не пожалеешь.
Он откинул мои волосы со спины и поцеловал меня в шею. Я знаю, что мы не испытываем боли, той боли, которой подвержены люди. Поэтому его проникновение в меня я не почувствовал. Было только горячо. А когда он начал двигаться во мне, я раскрыл рот в немом крике удивления. Это было не похоже ни на что... Это было восхитительно! Я сам, после нескольких толчков, попытался насадиться на его член.
- О! Аххх...
- Мой Рафаэль!
Его амплитуда стала больше, а я облокотился на локти и совершенно бесстыдно отвечал на все его движения.
Сколько это продолжалось, я не знал, в один момент он вышел из моего разгорячённого тела и, наклонившись, облизал дырочку.
- Мммм... великолепный! - покружил языком вокруг отверстия, погладил языком.
- Пожалуйста... - тихо попросил я.
Он потянул меня на себя и аккуратно вошёл. Люцифер сидел, и я тоже сидел спиной к нему на его горячем члене. И вот что делать я понимал смутно.
- Двигайся, Ангелок мой.
Я немного привстал и снова сел. Неуклюже, наверное, а хотелось показать ему всего себя. Чтобы он точно был уверен, что я делаю это для него, а не из-за информации.
Я понял что делать, после третьего раза. Привстал на пятки, и мне стало легче двигаться, в таком положении он так глубоко проникал, что с каждым толчком я кричал всё громче. Дьявол обнял меня за талию.
- Тебе нравится, Рафаэль? - зашептал мне на ухо мой искуситель.
- Даааааа... - я понял, что сейчас захлебнусь в новых ощущениях.
- Прекрасно! - воскликнул он.
Толкнул меня на кровать, и я уткнулся носом в подушку, был резко перевёрнут и мои ноги оказались у него на плечах, я ждал, ждал его проникновения в себя. И когда он это сделал, я зашёлся в крике. Его движения были то плавные, то резкие, то он просто останавливался и ласкал меня рукой. Или нежно пальчиками. Целовал. А я сходил с ума от этого, так прекрасно! Так горячо, так восхитительно мне ещё не было никогда!
Я подкинул бёдра и обнял его сам, целуя и врываясь в его рот, он рыкнул и сделал несколько очень резких толчков. Я застыл и кончил, он улыбался.
И я почувствовал, как он кончает в меня, как его горячая сперма разливается во мне.
- Вас, Ангелов, просто нереально довести до оргазма. Мой хороший, как ты? - он медленно покинул меня и лёг рядом, я лежал и смотрел в потолок. То, что сейчас произошло, было... да, не подобрать слов. Это было просто сказочно.
- Люцифер, я никогда такого не испытывал.
- Испытывал, ты просто не помнишь, Рафаэль. - Я повернулся к нему, его глаза снова были синие, как мои. И в них была грусть, даже тоска. Я не знаю, почему сделал это. Мне просто захотелось. Прильнул к нему и поцеловал в мягкие, нежные губы.
- Прости меня.
- За что ты просишь прощения? - шёпотом спросил он.
- За то, что совратил тебя, за то, что ничего не помню, за то, что ты так долго ждал. Меня.
- Я знал, что как только я приближусь к тебе, вокруг тебя сразу образуется круг из твоих любимых братьев. Они не позволяли приближаться даже низшим демонам. Мне стоило больших усилий, чтобы замкнуть этот круг, Рафаэль.
- Что ты имеешь в виду? - он подтянул меня и обнял, тихо продолжил:
- Я развязывал войну за войной, захватывая территории за территориями, приближаясь всё ближе к чертогам... Я вынуждал "Отца" выставлять ангелов, приближённых к нему. Только в последней битве Латэ сообщил мне, что ты тоже участвуешь, я не мог пропустить этот момент, возможно, он был бы единственным. Я появился всего на несколько минут, ты был такой красивый, я ведь знаю, Рафаэль, ты не воин, и ты только лечил. Пытался спасти, причём и демонов тоже. Я накинул на тебя сеть, лишая крыльев. Мне нужно было, чтобы ты упал, я легко протащил твоё бессознательное тело через круги, запутывая следы. И оставил на дороге. Дальше ты знаешь...
- Они найдут меня, как только крылья оперятся до конца. - Тихо сказал я.
- Знаю, сеть до сих пор на тебе, она немного замедляет процесс восстановления, но ты сильный Ангел, поэтому она истончается... у нас мало времени.
- Что будет с нами? - я прижался к нему сильнее.
- Ты так и не вспомнил ничего, я надеялся, что, побыв со мной, ты вспомнишь, но, видимо, для этого нужно что-то другое...
- Люцифер, я хочу вспомнить, но ещё я хочу задать вопрос Отцу.
- Он не ответит.
- Я задам правильный вопрос! Он отнял у меня память о тебе! Он отнял у меня тебя! Он отнял у меня любовь!
- Тише-тише, мой страстный Ангелок. Нужно что-то большее, чем вопрос, Рафаэль.
- Я не смогу быть с тобой, если не восстану...
- Это так, но сможешь ли ты?
Я смотрел на него и думал, думал о том, что смогу ли я восстать против системы Отца? Смогу ли отвоевать право быть с тем, кого так сильно любил, люблю...

Одиннадцатое перо.
Дьявольские действия.

Он смотрел мне в глаза и улыбался. Не зловеще или скептически. Просто улыбался, как Ангел. Эта мысль меня удивила. Но ведь он и есть Ангел. Он продолжение меня. Он мой брат. Почему я поверил ему так сразу? То есть, почему поверил, что эта внешность его, а не снова просто одна из тысячи масок... Я не знаю ответа на этот вопрос, просто чувствую. Люцифер улыбнулся шире.
- Веришь?
- Да. - Просто ответил я.
- Ты ведь не представляешь, что это для меня - обнимать тебя... целовать. Просто быть рядом. Вчера, когда ты спал, я просидел около тебя всё время. Смотрел, любовался. А как только почувствовал, что ты просыпаешься, схватил первую попавшуюся книгу и переместился на кухню... глупо. Так боялся, что ты не поверишь мне. Усомнишься в словах Дьявола.
- Я сейчас не вижу перед собой Сатану, я вижу своего брата, которого не помню, но подсознательно чувствую. - Я немного подался вперёд и накрыл его губы. Он сразу перехватил инициативу, но не подавлял меня, а просто дарил ласку сам.
Раздался хлопок, мы оторвались друг от друга, и я покраснел, увидев посреди комнаты Латэ с кривой усмешкой на ангельском лице.
- Вижу, всё прекрасно у вас! Рафаэль, классная задница! - я дёрнулся, Люцифер же просто щёлкнул пальцами, и меня прикрыло простынёй, нежной, шёлковой и белоснежной простынёй.
- Уйди, исчадье ада! - прорычал он.
- Я с сообщением.
- Говори и вали! - он обнял меня, и я устроил голову у него на плече.
- Твои бездари, ну те двое, не смогли увести хвост... Убиты... точнее развеяны. Ангелы Самуэль и Кассиэль... они ищут след. - Я подскочил. Отец послал за мной братьев!?
- Я не понимаю. Там же война! Реки крови... почему сильнейшие из братьев здесь на земле? - я повернулся за ответом к Люциферу.
- Это из-за силы, Рафаэль. "Отец" изгнал меня, но простил тебя только из-за силы. И сейчас, наплевав на бойню, он послал за тобой сильнейших из Ангелов, потому что знает с кем ты. Он всё знает. И вернуть тебя хочет только из-за силы. - Люцифер мягко обнял меня. - Можешь уйти, я сниму сеть.
Я смотрел в его глаза, синие-синие, как моё любимое озеро около нашего с ним дерева...

- Люцифер!?
- Да, Рафаэль.
- Почему Отец говорит, что любовь это благо, но не разрешает нам любить?
- Ангелы любят.
- Я хочу любить того, кто мне дорог.
- Ты о плотских утехах, Рафаэль?
- Да. Я хочу отдаваться тому, кто мне дорог...
- Раф... эль... мммм... что ты?
- Люблю тебя.
- Что это?
- Это любовь.
- Разве любовь такая, Рафаэль?
- Но я люблю тебя.
- Это грех...
- Пусть.
- Рафаэль! - полустон...

- Рафаэль? - мягко позвал меня брат.
- Я вспомнил наш первый раз. - Люцифер в неверии посмотрел на меня.
- Вспомнил.
- Да... это было потрясающе, так горячо и в тоже время нежно, ты был так прекрасен... и твои крылья были белыми до самого конца. Люцифер... не было греха! - я вскочил с кровати, завернулся в простынь и посмотрел на Латэ. - Что произошло!? Вы же помните всё! Что произошло, я хочу знать! Я имею право знать!
Люцифер переместился мне за спину и обнял.
- Тихо. Ну, что ты? Он застал нас в объятиях друг друга. Ориэль. Нас тут же взяли под стражу. Просидеть несколько дней вдали друг от друга, я думал, это будет наше наказание, но я ошибся. Оказывается, они просто собрали совет Ангелов, и "Отец" вынес нам приговор. Меня изгнали, и, собственно, я не видел, что они сделали с тобой, это уже потом Латэ мне рассказал, когда явился с повинной.
- Память стирали долго и основательно... - подхватил Латэ. - Стирали всё. Все воспоминания о твоём брате, все мысли о нём, любовь, и его и твою. Единственное, что осталось твоё - это сила целителя и все воспоминания, как ей пользоваться. Всё остальное - стандартный набор любого Ангела. Ты свет, ты добро, ты непогрешим. Отец это всё. - Чуть кривляясь, закончил чертёнок. Я стоял в объятиях своего брата и не мог понять.
- За что? - тихо прошептал я.
- За любовь. - Тихо прошептал он мне ответ.
- Так не должно быть, любовь - это свет, как он мог наказать тебя за неё, как он мог наказать нас за любовь?
- Ты не понимаешь, потому что ты чист. Даже сейчас. - Он снова щёлкнул пальцами, и я почувствовал лёгкость. - Я снял сеть, раскрой крылья.
Я прикрыл глаза и раскинул крылья, да, перьев ещё не хватало, но они были ослепительно белые: как шёлковая простыня, которая прикрывала мою талию и струилась по полу; как мои волосы, мягкими кудрями подающие до талии; как облака после грозы, белые и пушистые. Я видел.
Я чуть повёл крылом и посмотрел на моего брата. Он стоял и печально созерцал меня. Я мог понять его печаль.
- Люцифер, покажи мне свои крылья. - Он покачал головой. Я увидел, как Латэ снова крутит пальцем у себя около виска. Я снова сказал глупость, но что взять с существа, в котором только основы.
Нет опыта.
Я пуст.
Я просто Ангел.

Двенадцатое перо.
Ангельская печаль.

Люцифер отвернулся и тихо вздохнул.
- Прости, но я хочу увидеть их.
- Зачем?
- Я вспомнил наш первый раз, когда сравнил твои глаза с озером, тем озером около дерева, того самого дерева, где у нас с тобой произошёл первый раз. Всё просто!
- А сказал так, что я запутался... - прокомментировал Латэ.
- Люцифер?
Он вздохнул и раскрыл крылья, он до сих пор был голый, и его серые крылья с чёрными пёрышками смотрелись просто восхитительно на фоне алибастрово-белой кожи.
- Это потрясающе.
- Ты вспомнил что-то ещё? - тихо и печально, я убрал свои не до конца оперившиеся крылья и подошёл к нему, протянул руку, погладил. Мягкие и нежные, такие, как у любого Ангела.
- Нет.
Он убрал крылья и резко отстранился.
- Нужно убираться отсюда. Сейчас тут будут твои братья.
Я смотрел, как он одевается, я запоминал каждый жест и каждую чёрточку. Я любовался каждым движением и этим резким голосом. С такой сексуально хрипотцой. С таким знакомыми чертами, такой родной... Но забытый. Заставленный забыть. Почему же так страшно наказать нужно было только его?
Я не успел додумать, из белого сияния вышли две фигуры в доспехах и со сложенными крыльями. Самуэль тут же направил на Люцифера взгляд. Кассиэль направился ко мне.
Я стоял и смотрел на них. В глазах праведный гнев, сила, любовь, знание, опыт. А у меня растерянность, они всегда объясняли мне это тем, что я целитель, а не воин. А оказывается, что всё куда проще. Я просто пустой.
- Рафаэль, пойдём, Отец заждался твоего возвращения. - Ровный голос словно обволакивал и заставлял подчиняться. Я встрепенулся. Испытывать на мне силу!? Силу убеждения! И сколько!? Неужели всегда Касс? - Это для блага всех, Рафаэль.
Я молчал. Сила?
- Да, именно так, всем нужна сила, и пока не родится Ангел, который сможет тебя заменить, Отец будет терпеть твоё присутствие в чертогах! - громогласно объявил Самуэль.
Я увидел, как скривился Дьявол, как Латэ оскалил клыки. Но я покачал головой, и они просто смотрели, как меня уводят.
А я понимал, что, возможно, я вижу его последний раз, последний раз могу насладиться его глазами, его настоящими. А не одной из масок. И я понимал, что не хочу ему боли, большей боли. Ведь с куском стрелы Купидона он всегда чувствует боль. Он обречён на боль.
А если я умру, что будет с ним?
- Он не выживет без тебя, Рафаэль! - закричал Латэ.
- Латэ! - осадил его Люцифер, и их закрыло от меня белое сияние.
Мы шли, молча, братья думали о своём, а я старался не думать. Воспоминание... что это. Череда маленьких кусочков событий, складывающихся во что-то большее. Но мои воспоминания навсегда останутся в серой пыли. Я удивился дождю. Я забыл, что когда-то видел дождь...
- Оставайся в своей комнате, Рафаэль, раненых к тебе приведут. - Распорядился Самуэль, и они оставили меня в моей комнате.
Моя комната. Я раньше думал, почему у меня здесь ничего нет, только кровать и зеркало? Теперь я знаю ответ. Чтобы ничего не напоминало о моей памяти. О брате. О любви.
Я все еще был в простыне. Поднес ее к лицу и уткнулся в нее. Мой Люцифер... любимый.
- Что мне делать? - спросил я вслух. - Смирится с тем, что ты сделал? Отец! Я не смогу смириться! Я вспомнил то, что ты пытался скрыть! Я вспомнил его! И я люблю его больше чем тебя! Я люблю его другой любовью! Он для меня все...
Ответа не было. Я улыбнулся. Я в немилости. Отлично!
Открыл шкаф, который был скрыт в стене и достал оттуда очередную хламиду. Хм. Немного подкорректировал ее и надел. Подошел к зеркалу. На мне были белые джинсы и белая майка.
- Отлично! Люцу понравится! - двинулся к двери и остолбенел, она была закрыта.
Я ударил по ней кулаком.
- Рафаэль, сиди тихо. - Послышался голос одного из приближенных к Ориэлю ангелов.
Меня заперли в собственной комнате, как юного ангелочка!
Я чувствовал нарастание негодования, я чувствовал, что во мне растет противоречие, сила выбивается из под контроля, я чувствовал...
Они думают, я Целитель и не могу ничего кроме как исцелять!?
Я покажу, кто есть Ангел Рафаэль, даже без своей половины...
Что?
Крылья раскрылись, и сила потекла... не смотря на то, что я был шокирован догадкой о нашей связи с Люцифером. Вот почему не было греха и крылья моего брата были белые даже после того как мы совершили грехопадение!

Тринадцатое перо.
Дьявол в Ангеле.

Меня трясло. От негодования, от понимания, от всего сразу. Невозможно обладать силой исцеления и не отдавать взамен. Невозможно только отдавать. Нужно ещё и возмещать потерю. А я... вот почему мне приказали участвовать в том сражении, только тогда, когда не было выбора. Я как земная батарейка. О, Отец!
Я чувствовал, что плачу, но не мог вытереть слёзы. Меня сковал страх, сколько у меня ещё осталось сил? Насколько меня ещё хватит без моего брата. Сколько я смогу излечить? Не в крыльях дело.
В нём. Он как аккумулятор для меня. То есть, он отдаёт мне силу... отдавал. И мы всегда были неразлучны. Должны были быть. И я неизбежно должен был влюбиться. Влюбиться в того, кого чувствовал всем своим существом, всей душой. Но...
Почему Отец решил наказать Люцифера, а не меня? Что за неравенство такое... Что за разделение?
В ответ мне была тишина. И вдруг я понял. Меня не простили, а позволили находиться в чертогах. Просто позволили и всё. Как игрушке с одним зарядом. Я вдруг вспомнил всё пренебрежение братьев. Все их взгляды. Я не нужен тут, точнее, я нужен как одноразовая батарейка. Как странно. И мне совсем не больно. Он выжег во мне всё, уничтожил меня и сделал всего лишь куклой... без души.
Не хочу так. Не хочу!
Я сложил крылья и успокоился.
Если мой брат Дьявол, то чем я хуже? Восстать? Зачем. Я просто уничтожу их изнутри. Сотру с лица Самуэля и всех остальных эти понимающие улыбки. Они ничего не понимают. Любовь!? Да кого вы любите?! Ненависть? Да что вы знаете о ней?! Боль,… а хоть один из вас испытывал настоящую боль?
Я ударил кулаком о стену, и она пошла трещинами. Открывая чёрный мрамор под белым. Я смотрел и не мог насмотреться. Я точно такой же. Ведь моё продолжение тёмное. Пусть не изначально, но Люцифер - Дьявол...
Я хочу его увидеть и обнять.
Ведь я так и не сказал ему, что люблю.
Воспоминания так и не вернулись до конца, я помню какими-то обрывками. Помню школу и детство, помню, как просил его научить меня оживлять умерших животных... на земле. Помню, как он с серьёзным лицом говорит мне, что силой просто так пользоваться нельзя. Что она восстанавливается очень долго.
Помню, как бежал к нему в тот день, и внутри всё горело. Горело от понимания и счастья. От ангельской наивности, что любовь это прекрасно. Помню, как он с сияющими глазами говорит мне те же слова и тихо шепчет, что это грех. Но я не слушаю и раздеваю его. Неумело... стесняясь.
Я увидел это на земле: как один парень целует другого. А потом...
И мне захотелось также страстно отдаваться моему брату. Только ему, больше никому. Только в его глазах видеть ответную любовь, только его руки на моей коже, только его губы на моих губах, только он.
Так почему нельзя? Отец?! Почему?
Я обнял себя руками.
Мне было противно. Противно потому, что я знал ответ. Я, пустой и без эмоциональный ангел, знаю ответ без его помощи. Потому что он не может так. Потому что он завидует тем, кто может вот так просто отдаваться и не желать ничего взамен. Глупо? Тривиально? Но это правда. Что он создал? Мир? Да. Но что он получил взамен? Ничего. Поклонение? Да. И всё. Любовь, но не такую, какую он видит всегда и слышит отовсюду. Он наказал себя сам. Но меня за то, что я, приближённый к нему Ангел, посмел любить почти в открытую. Любить своего брата-близнеца.
- Чёрт! - вдруг сказал я и думал, что ничего не произойдёт, но раздался хлопок. И около меня, отряхиваясь от чего-то белого, появился Латэ.
- Ну, наконец, сообразил... долго же ты собирался, Раф! - укоризненно проговорил бесёнок. - Там Люц с ума сходит. И, между прочим, в полной боевой готовности. Мммм, хм ... что-то ещё... забыл. А! Запретил тебе пользоваться силой и раскрывать крылья при любых обстоятельствах. - Он сейчас был в своей ангельской ипостаси. Милый с золотыми глазками и белёсыми волосами. Только без крыльев.
- Что он ещё сказал? - я дрожал как от холода.
- Сказал, что любит тебя, курица. - Улыбнулся Латэ. - Ты только не делай глупостей, ладно?
- Ладно. А тебя не чувствуют? - удивился я.
- Да чувствуют, только понять не могут, почему от херувима несёт бесом. Глупые. Как ты.
- Я знаю.
- Я виноват, Рафаэль, но с другой стороны, моя стрела не панацея для влюблённых пар. Если бы ты не чувствовал на тот момент уже что-то, она бы просто пролетела мимо. И, возможно, всё было бы по-другому. Да, я оплошал, что вложил в неё слишком много сил, что аж на два сердца сразу. Но, в конце-то концов, вы, Ангелы, могли воспротивиться стреле новоявленного купидона - недоучки.
- Я знаю, Латэ. Всё это произошло не только по твоей вине. Я тоже виноват не меньше. Получается, у нас тут только сам Сатана невиновен... - мы рассмеялись.
- Слышал бы он нас...
- Слушаю и просто угораю от смеха, Латэ! - раздался голос с хрипотцой у меня за спиной, я обернулся. Он стоял в полной боевой трансформации демонов, но вокруг него было что-то белое. Я пригляделся. Ангельская пыльца с крыльев. И Латэ, и он были просто усыпаны ей. Но это сразу отошло на задний план, стоило ему сделать неуверенный шаг ко мне, как я просто кинулся к нему в объятия.
- Я люблю тебя. - Прошептал я в губы моему демону.

Четырнадцатое перо.
Ангел и Любовь.

Он обнял меня в ответ и тихо прошептал прямо в ухо:
- И тебя люблю, Рафаэль. И ждал этого признания и твоей реакции так долго. - Нежный поцелуй вместо шёпота. А я волнуюсь за него, ведь его почувствуют даже под пыльцой. - Не бойся, у нас ещё несколько минут.
- Так мало. Мне будет мало вечности с тобой. - Он улыбается.
- Я прошу тебя не использовать силу, Рафаэль. - Уже серьёзно говорит он. - Твои любимые братья там, по словам Латэ, собрали войско раненых и хотят, чтобы ты их излечил. Причём силой, всем резервом. Они либо не понимают, что ты не сможешь... - он замолчал и уже жёстче продолжил. - … Он приказал уничтожить тебя.
- Ангел родился? - удивлённо спросил я. Хотя у кого я спрашиваю, Дьявол не должен об этом знать. Я попытался услышать, почувствовать новое рождение целителя, но не смог. Моего виденья хватало только на несколько метров от комнаты. Меня закрыли, я должен был исчезнуть здесь. Я поёжился, так вот почему так холодно. Люцифер обнял меня, и мне стало спокойно и тепло. Я поднял на него глаза.
- Я не знаю, Рафаэль. - Ответил он мне на вопрос. - Но могу сказать, что всех приближённых к "Отцу" Ангелов отозвали с поля боя. Мои демоны сейчас просто охраняют территорию. Кстати, почти граница с чертогами. Я почти захватил юг. А он не вмешивается. Наблюдает. Я не могу понять, чего он добивается. Разозлить меня? Или тебя? И что потом... мы просто растворимся в мирозданье? Если один из нас умрёт, умрёт и другой. Ни пользы, ничего. Ради чего всё это? Странно... Но я прошу, не пользуйся силой, не раскрывай крылья, мой маленький нежный братик... - он поцеловал меня и в поцелуе исчез в огне, но огонь не нанёс мне никакого вреда. А я стоял в пустой комнате и думал.
Ведь Люцифер прав. Если я умру, истратив всё, то его тоже не станет. Так для чего всё это?
А ещё я знаю себя, я не смогу противостоять своей сущности и стоит мне увидеть раненого ангела или демона - я буду лечить. Это моя любовь. Моё предназначение. Моя суть. Даже если я пустой, почти пустой. Без воспоминаний и полностью забытой многомиллионной жизнью, я целитель.
И что мне делать в тот момент, когда откроется эта дверь, я не знаю. Выбирать... Любовь к тем, кто призирает меня, или любовь к тому, кого люблю я, и кто любит меня.
Можно подумать, что выбор очевиден. Но если заглянуть вглубь, то становится ясно, что я выберу тех, кто призирает меня. Почему?
Всепрощение. Я Ангел.
Прости меня, Люцифер. Но так до конца и не вспомнив, я немного наврал тебе. Так до конца и не поняв, я солгал себе. Так до конца и не решив, я убиваю нас.
Ты жив, потому что Отец оставил от меня лишь оболочку. Я вдруг только сейчас после твоего поцелуя понял, что Отец всегда поступает так, как нужно его детям. И если не злится и не раздражатся, а просто подумать, то становится видно.
Ты развязывал войну за войной, ты проливал море крови. И в тот момент, когда твои демоны почти вошли на границу с югом, он выставил меня. Отвлёк тебя, мой милый брат. Да, Отец сделал со мной то, что другие бы отцы никогда не совершили со своими детьми, но он просто хотел, чтобы мы жили. Ты и я. Два самых любимых ребёнка.
Поймёшь ли ты меня, брат?
Простишь ли?
Я люблю тебя, Люцифер. И верю, что моя любовь не развеется просто так в мирозданье.
Прости.
- Прости меня. - Прошептал я, когда дверь моей комнаты раскрылась, и в неё вошёл Ориэль. На его лице была торжествующая улыбка. Я забыл ещё повышение. Банально, правда, Люцифер?
Он вёл меня в зал. Я уже мог ощущать: да, родился Ангел, да, раненых очень много, но раны у всех простые, а меня будут заставлять лечить до потери сознания.
Я не смотрел по сторонам, я знал этот путь, я много раз прошёл его с тобой. Ты держал меня за руку, когда мы первый раз шли на проверку силы. Ты обнимал меня, когда у нас получилось излечить первый порез. Ты, ты, ты...
Любовь моя.

Я стоял посреди раненых тел, немного в стороне стоял Ориэль и внимательными синими глазами следил за мной. Я вздохнул. Я всё понимаю. И сделаю так, как ты хочешь, время умирать.
Я выпрямился и раскрыл крылья. Полился свет. Они полностью оперились. Но сейчас им придётся исчезнуть. Навсегда.
Я не чувствовал боли, я не ощущал ничего, кроме холода. Мне было холодно, он с каждой минутой пронизывал меня всё больше и больше. Я закрыл глаза и отпустил всю силу до самого конца. До последней капли. Когда мои перья разлетелись по залу, а меня выгнуло от накатившей боли, я услышал рёв пламени. И горячие руки обняли меня.
- Глупый. Что же ты наделал?
- Прости.
- Прощаю.
- Прощаю! - услышал я громогласный голос Отца.
И всё померкло.

Пятнадцатое перо.
Ангело - демонические разборки.

- Раф. Рааааф... - нежные пальчики прошлись мне по переносице. Я улыбнулся, открыл глаза и столкнулся с синими глазами моего брата.
- Что, Люци? - он сморщил идеальный носик.
- Ну, почему ты всё время сокращаешь моё имя? Да ещё так, что похожу на цветок?! - немного наигранно - возмущённо.
- Потому что я люблю цветы. - Нежно отвечаю я. Сумерки сгущаются медленно, июльская ночь такая прекрасная.
- Да? Интересно, а вот вчера в классе, помнится мне, Анжелика подарила тебе жасмин, что ты ей сказал? - он лукаво щурится.
- Что я люблю только один цветок в мире и это не жасмин. - Улыбаясь шире, проговорил я.
- А какой? - тихо шепчет он, устраиваясь у меня на бёдрах и опоясывая меня ногами. Я обнимаю его за талию.
- Лютики. - Шепчу в самые губы. Он выдыхает. И мы, наконец, целуемся. Обожаю его. Только его, никакие девчонки. Никакие другие парни. Только он. Мой Люцифер. Поцелуй медленно переходит в более агрессивный. Мы молоды, мы заводимся с пол-оборота.
- Мммхгр... хочу тебя.
- Прямо тут?
- Да. - Отстраняюсь и нежно провожу языком по его шее.
- И что это? - сипло, спрашивает он.
- Это любовь, Люцифер... - шепчу я.
- Разве я просил такую любовь? - опрокидывает меня на траву, под нашим любимым деревом во дворе.
- А я хочу такую, чтобы наши крылья никогда не почернели и не осыпались... - вдруг говорю я. Он застывает. Но потом нежно целует меня в висок и маленькими поцелуями прокладывает себе дорожку по моей шее и по груди. Попутно расстёгивая рубашку, пуговица за пуговицей.
- Никогда, слышишь? Никогда больше не говори такие глупости. Я люблю тебя, и ты единственный.
- Тогда больше не спрашивай о моих любимых цветах. Ты ведь знаешь, кого я люблю? - он расстёгивает мне ширинку и залезает рукой туда, где я так хочу его ласк.
- Знаю.
Он берёт меня прямо на траве, под нашим любимым деревом. В нашем доме давно уже все спят. И мама, конечно, не узнает о том, что её старшие сыновья спят друг с другом. И Отец... Отец будет хмуриться утром, потому что наверняка ходил вечером пить воду на кухню. И видел, как мы целуемся около дерева. Но он не скажет ничего, только утром я и Люц найдём у себя на тумбочках презервативы. Папа нас любит.
Он медленно движется во мне, а я ловлю кайф от его члена у себя в попке, обожаю, когда он, немного рыча, выскальзывает и почти грубо переворачивает меня на живот и ставит на колени. Мой демон... Я выгибаюсь в пояснице и толкаюсь на его член, он шипит и прикусывает мне плечо.
- Ещё, Люци... о! - я не могу сдержаться, мне всегда хочется повторять его имя, ласкать его на языке, сходить с ума.
- Мой сладкий Рафаэль. Как же ты стонешь... мммм.
Мы кончаем в один момент. И он очень аккуратно выходит из моего расслабленного тела и укладывает меня на себя. Гладит. А я не знаю, за что мне такое счастье? Что я сделал в прошлой жизни, что заслужил его? Но я рад, что он есть. Ведь без него моя жизнь была бы пустой. Я был бы всего лишь оболочкой. Куклой.
Он делает меня целым.
Для него я буду жить.
Только он.
- О чём задумался? - тихо шепчет мне брат.
- Знаешь, вот думаю, у всех близнецов такие отношения? - он укутывает меня в свою куртку.
- Не думаю, Рафаэль. Мне кажется, что это зависит от испорченности.
- То есть, мы с тобой испорченные? - я приподнимаюсь и вижу, он улыбается.
- Ты не можешь быть испорченным, мой Ангел. - Шепчет он.
- Если я неиспорченный, то ты... тоже... ой, кто это? - я смотрю в золотые глаза мальчика. А он ныряет в кусты, и я как будто слышу хлопок.
- Ты о чём, мой Ангел, мы тут одни.
- Странно, я точно видел мальчика. И, кстати, я его видел и в школе тоже. Я не шучу. - Люц тянет меня назад и, гладя по белым волосам, тихо шепчет:
- Может, это твой новый поклонник? - я дёргаю его за тёмную прядь.
- Конечно мой. Все любят блондинов.
Мы смеёмся, и меня как будто отпускает что-то. И я понимаю, что ночь просто прекрасная и что человек, которого я люблю, рядом, и что нужно ещё для счастья?
Правильно, ни-че-го.

P.S

- Ч...ммм, дери всё! - я выдрал из причёски последний листок. - И вот что мне теперь делать, как рассказать об этом. Ну, не могут они быть просто братьями! И что я должен делать!? Разнимать их, что ли? Ненавижу свою работу! Ну, хоть получилось перерождение совершить вовремя, а то бы так и бултыхались себе в темноте. А у меня бы не было проблем! А сейчас у меня кучаааааа проблеееем!
- Латэ, и долго ты будешь ещё тут причитать, Отец ждёт отчёт.
- Тьфу ты, напугал, Самуэль!
- А ты не ори посреди чертога. Кстати, как они там? - он улыбнулся. Я скривился.
- Нормально всё.
Я полудемон, мне можно лгать сколько влезет. Вот же, ангело-демонические разборки, побери всех поганой метлой и меня тоже...

Конец.