Вы здесь

Любовь Ангела

Страницы

Все страницы:

Я стоял и смотрел на это людское море. Море, которое потеряло что-то важное, но я не хотел спуститься туда и начать наставлять их на путь света и добра. Это бесполезно. Если человеческая душа не захочет сама, то мы, Ангелы, ничего не можем сделать. Даже в том тёмном баре был человек, который искренне верит. Неважно во что, но его ангел с ним. К сожалению, мы стоим выше Ангелов-хранителей... я покачал головой. Не хочу думать об этом, только не сейчас.
Сейчас моя проблема это маленький получёрт, полухерувим. Мне нужно чем-то отвлечь Люцифера, чтобы поговорить с Латэ, пока это мой единственный шанс узнать, что случилось тогда. Тогда, когда я, кажется, совершил свой первый грех. Почему мне кажется, что он не последний? Это предчувствие, я верю, что смогу побороть любое искушение, только, если оно будет идти от кого угодно, лишь бы это был не Люцифер, смотря в его глаза, пусть всё время меняющие цвет, вижу-то я одни. Синие, такие, как у меня. И, что это значит, не могу понять.
- Что мы тут забыли, раз вы поели, мы можем уже пойти в более тихое место? - почти прокричал я. Люцифер обернулся и ехидно осведомился:
- Хочешь в музей, Ангелок? - я теперь вижу, что это всего лишь бравада, маска. Одна из тысячи. Я улыбнулся.
- Возможно, там ты бы тоже нашёл, что перекусить, всё зависит от музея. - Он хмыкнул.
- Возможно, ты не заметил, я ненавижу тишину.
- Потому что в аду слишком тихо, и единственный звук это стон боли?
- Ангельская логика, Рафаэль. Но, поверь, в аду также громко, как у вас на шабашах...
- У нас нет шабашей.
- Ага, вечера чтения, я забыл. - И я почувствовал, как настроение вмиг поменялось, и он потерял весь азарт.
- Люцифер? - Латэ покрутил около своего виска указательным пальцем. Я понял этот жест. Сглотнул и подошёл поближе к загрустившему Дьяволу. - Я не хотел.
- Да мне плевать, что ты хочет, я всё равно получу то, что принадлежит мне... - он не договорил, а просто исчез и появился уже внизу лестницы, махнул рукой Латэ. - Отвечаешь за него, если что случится, испепелю на атомы.
И затерялся в толпе.
Я с сияющими глазами повернулся к Латэ.
- Да, Раф, только Ангел может так довести Дьявола, но ты ещё тот Ангел! Что ты хочешь знать? - он присел на перила и, болтая ногами, откуда-то достал чупа-чупс. Развернул и со смаком положил в рот.
- Я не знаю. Но мне кажется, ты знаешь, что мне можно рассказать. Почему он сам не может рассказать мне, что случилось в тот день? - Латэ нахмурился.
- Начать нужно с того, что я тоже упал вместе с ним. Точнее, не с этого... Я был рождён херувимом, в день, когда нам дают пробовать первую стрелу, все маленькие купидончики тренируются на животных, самые отважные на низших ангелах, а мне захотелось славы... и я натянул свою первую стрелу и вложил в неё столько силы, что она пробила насквозь два сердца. Я испугался и решил сбежать, но не успел, я был свидетелем падения Люцифера. Я стал его причиной. И я видел, как тебе стирали память. Я мог остаться и рассказать тебе, но ты был прощён, а он там был совсем один. И я выбрал его. Потому что я никудышный купидон. Но и бесом я не стал полноценным. Теперь шпионю для него. Слежу за тобой для него. Следил. Печально то, что тебе стёрли память, а он помнит, и моя стрела, точнее обломок моей стрелы, до сих пор в его сердце, он не говорит о боли, которою приносит его нахождение там, но я знаю, ему больно. Больно потому, что он не может прикоснуться, обнять, утешить, приласкать. Он живёт с этой болью, Рафаэль, очень давно... А ты живёшь без сердца.
- Что?
- Ну, прости, я действительно перестарался тогда, и мой обломок смогли удалить только так.
- Но я чувствую и люблю... - я был так потрясён этим известием, что, не думая, отнял у Латэ конфету.
- Кого ты любишь, и что ты чувствуешь? - тихо спросил меня голос со спины, я обернулся, Люцифер стоял и держал два бокала вина. Я, не думая, взял предложенный бокал и сделал глоток.
- Я запутался. Так сильно запутался. Мы не можем видеть снов, но я вижу. Мы не можем любить никого, кроме отца, но я люблю. Мы не можем... ничего не можем и не должны хотеть, но я хочу... - я выронил чупа-чупс и бокал одновременно и схватился за сердце. "Нет сердца"
Он обнял меня, и враз стало тепло, я уткнулся в его пахнущую яблоками шею и взвыл, как раненое животное.
- Есть сердце, просто оно спит и не видит снов... чего ты хочешь, Рафаэль? - зашептал он мне в волосы.
- Увидеть твоё настоящее лицо...
- Хорошо... - очень легко согласился он. Я отклонился и застыл с приоткрытыми губами. Я смотрел на себя, на себя, только с тёмными волосами, не чёрным, а скорее очень тёмного шоколада. И глаза синие как у меня. И линия губ как моя. Я приподнял руку и дотронулся до его скулы, он не дёрнулся, просто спокойно смотрел на меня.
Я был поражён. Мы были похожи как две капли воды. Он улыбнулся, и на правой щеке появилась ямочка. У меня на левой эта самая ямочка.
- Не может этого быть. - Тихо проговорил я.
- Почему же?
- Я не мог.
- Соблазнить собственного брата? - лукаво улыбнувшись, он наклонился и накрыл своим губами, так похожими на мои, мои губы.
Я не нашёл в себе ничего, что могло бы отозваться плохо о таком его действии. И обнял его за шею, приоткрыв рот.

- Что это, Рафаэль?
- Это любовь!

Это любовь, Люцифер.

Девятое перо.
Дьявольское желание.