Вы здесь

Любовь Ангела

Страницы

Все страницы:

Он обнял меня в ответ и тихо прошептал прямо в ухо:
- И тебя люблю, Рафаэль. И ждал этого признания и твоей реакции так долго. - Нежный поцелуй вместо шёпота. А я волнуюсь за него, ведь его почувствуют даже под пыльцой. - Не бойся, у нас ещё несколько минут.
- Так мало. Мне будет мало вечности с тобой. - Он улыбается.
- Я прошу тебя не использовать силу, Рафаэль. - Уже серьёзно говорит он. - Твои любимые братья там, по словам Латэ, собрали войско раненых и хотят, чтобы ты их излечил. Причём силой, всем резервом. Они либо не понимают, что ты не сможешь... - он замолчал и уже жёстче продолжил. - … Он приказал уничтожить тебя.
- Ангел родился? - удивлённо спросил я. Хотя у кого я спрашиваю, Дьявол не должен об этом знать. Я попытался услышать, почувствовать новое рождение целителя, но не смог. Моего виденья хватало только на несколько метров от комнаты. Меня закрыли, я должен был исчезнуть здесь. Я поёжился, так вот почему так холодно. Люцифер обнял меня, и мне стало спокойно и тепло. Я поднял на него глаза.
- Я не знаю, Рафаэль. - Ответил он мне на вопрос. - Но могу сказать, что всех приближённых к "Отцу" Ангелов отозвали с поля боя. Мои демоны сейчас просто охраняют территорию. Кстати, почти граница с чертогами. Я почти захватил юг. А он не вмешивается. Наблюдает. Я не могу понять, чего он добивается. Разозлить меня? Или тебя? И что потом... мы просто растворимся в мирозданье? Если один из нас умрёт, умрёт и другой. Ни пользы, ничего. Ради чего всё это? Странно... Но я прошу, не пользуйся силой, не раскрывай крылья, мой маленький нежный братик... - он поцеловал меня и в поцелуе исчез в огне, но огонь не нанёс мне никакого вреда. А я стоял в пустой комнате и думал.
Ведь Люцифер прав. Если я умру, истратив всё, то его тоже не станет. Так для чего всё это?
А ещё я знаю себя, я не смогу противостоять своей сущности и стоит мне увидеть раненого ангела или демона - я буду лечить. Это моя любовь. Моё предназначение. Моя суть. Даже если я пустой, почти пустой. Без воспоминаний и полностью забытой многомиллионной жизнью, я целитель.
И что мне делать в тот момент, когда откроется эта дверь, я не знаю. Выбирать... Любовь к тем, кто призирает меня, или любовь к тому, кого люблю я, и кто любит меня.
Можно подумать, что выбор очевиден. Но если заглянуть вглубь, то становится ясно, что я выберу тех, кто призирает меня. Почему?
Всепрощение. Я Ангел.
Прости меня, Люцифер. Но так до конца и не вспомнив, я немного наврал тебе. Так до конца и не поняв, я солгал себе. Так до конца и не решив, я убиваю нас.
Ты жив, потому что Отец оставил от меня лишь оболочку. Я вдруг только сейчас после твоего поцелуя понял, что Отец всегда поступает так, как нужно его детям. И если не злится и не раздражатся, а просто подумать, то становится видно.
Ты развязывал войну за войной, ты проливал море крови. И в тот момент, когда твои демоны почти вошли на границу с югом, он выставил меня. Отвлёк тебя, мой милый брат. Да, Отец сделал со мной то, что другие бы отцы никогда не совершили со своими детьми, но он просто хотел, чтобы мы жили. Ты и я. Два самых любимых ребёнка.
Поймёшь ли ты меня, брат?
Простишь ли?
Я люблю тебя, Люцифер. И верю, что моя любовь не развеется просто так в мирозданье.
Прости.
- Прости меня. - Прошептал я, когда дверь моей комнаты раскрылась, и в неё вошёл Ориэль. На его лице была торжествующая улыбка. Я забыл ещё повышение. Банально, правда, Люцифер?
Он вёл меня в зал. Я уже мог ощущать: да, родился Ангел, да, раненых очень много, но раны у всех простые, а меня будут заставлять лечить до потери сознания.
Я не смотрел по сторонам, я знал этот путь, я много раз прошёл его с тобой. Ты держал меня за руку, когда мы первый раз шли на проверку силы. Ты обнимал меня, когда у нас получилось излечить первый порез. Ты, ты, ты...
Любовь моя.

Я стоял посреди раненых тел, немного в стороне стоял Ориэль и внимательными синими глазами следил за мной. Я вздохнул. Я всё понимаю. И сделаю так, как ты хочешь, время умирать.
Я выпрямился и раскрыл крылья. Полился свет. Они полностью оперились. Но сейчас им придётся исчезнуть. Навсегда.
Я не чувствовал боли, я не ощущал ничего, кроме холода. Мне было холодно, он с каждой минутой пронизывал меня всё больше и больше. Я закрыл глаза и отпустил всю силу до самого конца. До последней капли. Когда мои перья разлетелись по залу, а меня выгнуло от накатившей боли, я услышал рёв пламени. И горячие руки обняли меня.
- Глупый. Что же ты наделал?
- Прости.
- Прощаю.
- Прощаю! - услышал я громогласный голос Отца.
И всё померкло.

Пятнадцатое перо.
Ангело - демонические разборки.