Вы здесь

Глава цвета виски

Глава цвета виски

Обложка от Дике

Среди серой массы холодного города, лишь они грели его душу, глаза цвета виски

Из сладостного сна про шикарную грудастую блондинку, меня вырвал противный телефонный звонок. Кому так резко расхотелось жить?! Еле разлепив, опухшие после пьяной ночи глаза, пытаюсь нашарить рукой на полу домашний телефон, краем глаза замечаю электронные часы, показывающие 8:30 утра. Так, шанс на выживание у звонившего смертника приблизился к нулевой отметке.
- Постоянный клиент психиатрической больницы слушает. - Со стоном, прожевывая слова, мычу в трубку.
- Ромашка, это капец! - Раздается в ответ.
Да уж, моя сестренка Варька самый, что ни на есть, настоящий КАПЕЦ!
- Варя, восемь тридцать воскресного утра! Если ты мне сейчас не скажешь, что ты в морге в белых тапочках, то я подвешу тебя на ближайшей дверной ручке. - Гаркнул я осипшим голосом.
- Ты че еще дрыхнешь что ли? - Порой мне кажется, что это двадцатилетнее создание заморозилось в умственном развитии годика эдак, в два.
- Нет, вилкой щи хлебаю.
Минутная пауза в телефоне, и гениальный вопрос от блондинки:
- Ром, ты вообще дома?
- Нет, с президентом на Багамах негритосок тискаю. Мелкая, включи мозги!
- Да иди ты. - Буркнула в ответ Варя.
- Чего тебе надобно, мелочь пузатая?
- Рома, тут, в общем это...
Приплыли. Чует мой седалищный мозг, что огребет он сейчас проблем по полной.
- Тут Светкина сестра приезжает, а ей жить негде, ну я и подумала, у тебя же квартира большая, трехкомнатная, приюти девушку, а? - Выпалила на одном дыхании Варька, и пока я не опомнился, добавила:
- Я уже пообещала.
- Ммм… - Застонал я, не в силах сдерживать эмоции. Ох уж мне эта Светка! Вечно вдалбливает в дурную головенку моей сестры гнусные идеи испоганивания моей жизни.
Светка, или Светлана Константиновна Полянская, лучшая подруга, и по совместительству любовница Вари, с которой они живут вот уже два счастливых года. Родители конечно в шоке, нервно скалятся в сторонке, а я как старший брат, горячо любящий мелкую, закрываю на этот факт глаза, за что награждаюсь бесконечной любовью сестренки.
- Ну чего ты стонешь как кобель кастрированный. Она на полгодика всего, пока не обживется в нашем Мухосранске. - Это Варька так про нашу любимую и дорогую Казань.
- Ты мне до конца дней обязана будешь! - Не делая попыток к сопротивлению, соглашаюсь я. Спорить с этой пигалицей бесполезно.
- Твоих или дяди Кузи? - Усмехается Варя.
Дядя Кузя, это мой жирный и до жути ленивый кот, подаренный все той же Светкой в прошлом году на мое двадцатисемилетие.
- Убил бы!
- Все обещаешь, обещаешь. Записывай время приезда поезда. Встретишь нас на вокзале.
- Сухари с мышьяком я вам захвачу.
- И тебя, тем же местом и туда же. Смотри, не опаздывай.

Глубокий вздох, я силой скидываю свое полуживое тело с постели, и тащу себя в ванную. В зеркало не смотрю, во избежание инфаркта. Провожу рукой по щеке, а она артачится, словно наждачную бумагу глажу против 'шерстки'. Похоже, все-таки взглянуть на свою любимую моську придется, так как побриться просто необходимо, иначе распугаю своих девочек.
Фуууу, Привалов Роман Алексеевич, ну и рожа. Зря я вчера согласился коньяк водкой запивать. Спор, конечно, дело святое, да и в трусах по Баумна бегать владельцу фитнес клуба как-то не резонно, но ведь здоровье то дороже. Эх, и почему эта светлая мысль вчера в моем мозгу не щелкнула.
Через час водных процедур, я снова почувствовал себя человеком. Закинув в себя пару бутеров, нацепив футболку, черные 'брейки' (широкие спортивнее штаны для занятия брейк-дансом), и толстовку, я отправился на вокзал.

Глава 1

Черная мазда восьмерочка, плавно катилась по казанским улочкам. Из мощного саба доносился четкий репчик. Я сидел в салоне в стеклянных солнечных очках, покачивая головой в такт битам. Прохожие качали головой, осуждая оглушающую громкость, девушки же мило улыбались, строя глазки.
Я люблю свой город. Эти шумные улицы старинного города, наполненные суетой современности, беспечные прохожие, казалось, уже привыкшие ко всем казусам жизни. Огромные билборды с социальной рекламой пестревшие выписками из Корана и Библии. Православные церкви, в соседстве с мусульманскими мечетями. Все это такое родное, близкое сердцу.
Я прибавляю громкость, и подпеваю Птахе, читающему в тему:

Не так далеко этот город и я
И от старых домов, переулков потрёпанных, псов
Что живут на стройке рядом...
И чувство, будто кроме вас ничего не надо мне
И для меня награда: слышать голоса своих друзей,
Смех, что экскурсия привела детей,
Центр города, пробки, районы, пальцы ловкие,
Стаи птиц вольных, яркий город с хмурыми облаками
Здесь живу я, мои друзья и все, кто мне важен...

Я посвящаю строки этому городу...
Его центру, каждому метру...
Я посвящаю строки белой дороге на городе дорог.
Спасибо центру за это!

Настроение зашкаливает, и даже тот факт, что мне придется полгода жить с какой-то неизвестной мне особой, не может его испортить.
Через сорок минут я уже был на вокзале. До прибытия поезда оставалось полчаса. Вокруг копошились люди, сигналили такси, и мелодичный голос оповещал об отправке и прибытии поездов. Я вышел из машины, и потянулся, улыбаясь летнему солнышку. Июнь выдался необычно жарким, но первая неделя июля не задалась. Стояла холодная дождливая погода, нагоняющая депрессивные мысли. Но сегодня вновь выглянуло солнце, разгоняя пессимистичные мысли.
Улыбнувшись, проходившей мимо блондиночке, и проводив ее взглядом, оценив при этом ее аппетитно покачивающуюся попку, я наткнулся на девушку, сидевшую на привокзальной скамье. Она смотрела по сторонам, жадно поглощая каждую увиденную деталь. 'Очередная простушка из далекой провинции' - промелькнуло в голове. Одежда не соответствовала современной моде, темные волосы заплетены в тугую длинную косу, а ее лицо, могу поспорить, не знало слова 'косметика'. И тут она подняла глаза, и наши взгляды встретились. Хиросима-Нагасаки! Ее пьянящие глаза цвета виски затягивали, не оставляя ни малейшего шанса вырваться из их плена. Я чувствовал, как растворяюсь в них, не понимая, где я и кто.
Звонок мобильного вывел меня из транса, и я поспешно отвел глаза.
- Алло? - Неожиданно осипшим голосом отвечаю я в трубку.
- Ромашка, это капец!
Господи, подари Варьке на рождество мозг в розовой коробочке.
- Ты по другому поводу и не звонишь. - Усмехаюсь я.
- Не до твоих шуточек сейчас. Барбара раньше времени приехала!
- Кто??? - Ошалело спрашиваю я.
- Ты что в уши ваты наложил! Барбара, Светкина сестра.
- Обомлеть можно! Ну и имечко, вот знал я, что семейка у твоей Светки на всю голову стукнутая, но что бы на столько. - Еле сдерживаю смех. Это надо ж было додуматься так ребенку жизнь испоганить. Барбара Константиновна! Я бы убился на фиг.
- Прекращай ржать, мухомор припадошный. Девушка первый раз в большом городе, одна. Ты давай ее встреть, накорми, обогрей, только без фанатизма! Светка тебе за нее причиндалы то оттяпает. Мы через час приедем. - И бросила трубку. Вот в этом вся Варька, скинет на любимого брата свои проблемы, и делай что хочешь.
Как мне ее искать то теперь. Поднимаю глаза, стараясь не смотреть на девушку с глазами виски. Сканирую прохожих, пытаясь найти того, кто хотя бы отдаленно подходил под 'Барбару'. Но тут снова натыкаюсь на нее. Девушка стояла передо мной и смущенно улыбалась. В руках огромная сумка-вьетнамка, за плечом рюкзак. От тяжелой ноши ее согнуло, как бабульку артрит.
- Извините, вы случайно не Роман?
Я чуть воздухом не подавился. Откуда эта мышка знает мое имя?
- Я Барбара. Мне Света позвонила, сказала, что Роман - молодой человек на черной машине с номером... - Продолжает тем временем девушка.
Я медленно прихожу в себя, и уже не могу сдержать смеха. И это она что ли Барбара? Господи, семейка у Светки точно чокнутая.
- Прости, ты просто ни капли не похожа на Ба... Светку.
Девушка снова покраснела. Блин, и как только у нее получается так мило это делать. Ну, прям ангелочек. Вот только глаза у нее - озера порока, наводят на греховные мысли. Так, Роман Алексеевич, включи мозг. Да не тот, а между ушей который. Она ж ребенок несмышленый, под статью захотелось?
- Я больше на папу похожа. - Радостно, как-то по-детски сообщает мне она.
- Ладно, поехали домой, Барбара. - Беру из ее рук сумку, и киваю в сторону машины.
- Зовите меня Басей, мне так привычнее.
- Ну а ты меня Романом, и на 'ты', я еще пока не столетний старец.
Сев в машину, это чудо начало возиться с ремнем безопасности. Понимая, что это может продлиться целый день, накланяюсь и помогаю ей его защелкнуть, при этом слегка задеваю ее руку, от чего Баська снова краснеет.
Господи, куда я снова вляпался?!

Глава 2

Едем, точнее, стоим в пробке, уже с полчаса. За это время моя 'сожительница' не проронила ни слова. Все сидит по сторонам с открытым ртом глазеет. Я конечно тоже хорош, хоть бы один вопросик задал, ну хотя бы вопросюлечку какую-нибудь, но мозг отказывается работать, ссылаясь на отдых после бурной ночи.
Украдкой смотрю на Баську. Смешная такая, ей Богу. И как только у гламурной с*чки Светки может быть такая простушка сестренка.
- Тебе лет то сколько? - Ляпнул, прежде чем успел подумать. Эта сразу заалела, и, опустив в пол глаза, пробубнила:
- Восемнадцать в этом году будет.
- А в город, какими судьбами?
- В универ поступать хочу, в медицинский.
- В кишках возиться?
- Ну, я вообще-то на педиатра учиться собираюсь. А вам, то есть тебе, сколько лет?
- Я уже мальчик большой, в паспорт смотреть страшно. Двадцать восемь мне, будет послезавтра.
В ответ она кивает головой, на этом ее вопросы заканчиваются, и мы оба понимаем, что ей обо мне все уже давно известно. Светка, небось, досье составила, вплоть до цвета любимых трусов. Остаток пути ехали в полном молчании.
Доехав до дома, я как истинный джентльмен, и кто только придумал эту должность, схватил ее сумки, и чего она туда напихала, и, натянув счастливую улыбку, повел свою гостью в квартиру.
- Ну, залетай, располагайся. - Распахиваю дверь, и пропускаю ее вперед. Ммм, как от нее вкусно пахнет-то, чем-то таким из детства, карамелькой что ли.

Через два часа мы сидели на кухне и уплетали приготовленный Баськой супец. Должен признаться готовить я не умею, да и не люблю. Но Варька исправно забивала мой холодильник съедобной всячиной до отвала. Домашнюю еду я не ел месяца три, наверное, и поэтому был очень рад, когда выяснилось, что Баська умеет готовить.
- Ром?
Отрываю взгляд от ложки, и попадаю в плен ее глаз. Вы когда-нибудь смотрели на огонь сквозь бокал с виски? Цвет ее глаз именно такой: тягучее виски, с отблесками пламени. Такое спокойствие разливается по каждой клеточке, ты как завороженный, не в силах оторвать взгляд, растворяясь, теряешь себя.
- Рома? - Снова повторяет она. Несколько раз моргаю, что бы отогнать это наваждение, и снова смотрю на нее, но уже не в глаза, а куда-то на нос.
- Прости, задумался.
Она внимательно смотрит на меня, я это чувствую, кожу от ее взгляда начинает приятно пощипывать. Я весь напрягаюсь. С силой сжимаю ложку, но все же сдерживаюсь, и не поднимаю глаз. И чего это меня так колошматит то? Надо срочно бежать отсюда, где же эти кикиморы, обещали быть через час, а сами. Женщины, блин!
- Я хотела спросить, а у Вари со Светой это давно? - Робко спрашивает Баська.
- Что это? - Не сразу врубаюсь я, и удивленно смотрю на девушку.
- Ну... вместе они давно?
- В каком смысле вместе? - Уже открыто забавляюсь ее смущением. До чего же она миленькая, когда краснеет.
- Кхм... давно они встречаются? - Почти шепотом уточняет она.
- Два года. Разве Светка тебе ничего не рассказывала?
- Она представляла Варю как свою подругу, когда приезжала к нам, а о том, что они вместе мы узнали только месяц назад.
- И какова реакция предков на то, что их дочь спец по девочкам? Наши выпали в осадок, мама еще долго не могла придти в себя. - Улыбнулся я.
Да, никогда не забуду тот рождественский вечер, когда Варя гордо заявила перед всей собравшейся родней, что Света, которая в этот вечер впервые была с ней, ее любовница. Помню выражение лица мамы: глаза навыкате, рот раскрыт, и застывшая на полпути ложка с оливье, которую она потом шлепнула себе на белоснежное платье.
- Да нет, родители к этому отнеслись спокойно. Они считают, что это ее жизнь, и лишь ей выбирать с кем быть.
Вот говорил же, что семейка у них немного того. Уже собирался высказаться по этому поводу, но помешал звонок в дверь. Наконец-то!!!

Я оставил этих троих дома, а сам поехал на работу. Мой фитнес-клуб сегодня не работал, но в подвале арендованного здания я обустроил уютный спортзал, где местные ребята занимались hip-hop танцами и брейком. Сюда ходили разные люди, и взрослые, и дети. В клубе так же не было различий по половому признаку. Девушки занимались в одной группе с парнями.
Здесь как всегда гремела музыка, сотрясая басами стекла на верхних этажах. Один трек сменялся другим, так же как и команды, тренирующиеся в зале. Я открыл дверь как раз в тот момент, когда вышли мои ребята.
- Прил!!! - Заорали парни, увидев меня. Эту кличку я получил еще в школе, сокращение от фамилии Привалов.
- Ты как раз вовремя, мы только начали. Разминаться будешь, или сразу в бой? - Мой близкий друг, Митька, как всегда в одних штанах, красуясь перед девушками, улыбался во все свои 32 зуба.
- Неее, так начнем, сейчас только переоденусь.

Через десять минут качал знаменитый трек 'You Don't Know', и мы месили полностью отдаваясь ритму. Это потрясающее чувство, сродни сексуальному оргазму, когда биты проходят через каждую клеточку твоего тела, пробуждая к движению. Ты забываешь обо всем на свете, погружаясь в танец. Музыка объединяет нас, делая единым целым. Пара движений общей массой, и начинается замес, в котором каждому отводиться определенная роль. Здесь и сейчас, ты выпускаешь все свои чувства, уже не контролируя движения, музыка сама ведет тебя.
Мой выход, я делаю первое движение нижнего брейка. Сбиваюсь с ритма. Твою мать! Все-таки нужно было размяться. Встаю и снова делаю выпад, снова осечка. За спиной гул. Парни поддерживают, и меня сменяет Митька. Но я не сдаюсь, и встаю рядом с ним, покачивая головой в ритм. Закрываю глаза, и в голове, почему то, всплывает образ Баськи. Ее глаза цвета виски затягивают, опьяняют, и я наслаждаюсь этим дурманом, отдаваясь во власть танца. Я танцую для них, для этих глаз. Слышу громкие хлопки, и возгласы одобрения. И вот уже парни присоединяются ко мне, подстраиваясь под мои движения. Пара минут четких, резких движений, и визитная стойка команды. Танец завершен. Я открываю глаза.
- Да, Прил, молорик! Вот выдал а! А я то, по началу, думал сдуешься. Надо было размяться, так и покалечиться не долго. - Славик, веселый и смешной парнишка 16-ти лет. Год назад я нашел его в одном из клубов обдолбанным гидропоникой. У него умерла мать, и таким способом он решил заглушить боль. Я отвез его к себе, где три часа отпаивал сладким чаем. После того, как его отпустило, он долго рассказывал о смерти матери со слезами на глазах. С того дня Славик завязал с травкой, и занялся танцами.
Я промолчал, лишь улыбнувшись ему в ответ. Из колонок уже играл новый трек, и мы начали танец всей группой. В этот вечер я часто сбивался, но стоило мне представить глаза цвета виски, как все отступало на задний план, и я танцевал для них.

Глава 3

Я поднимался по лестнице на свой этаж и, уже подходя к двери квартиры, услышал жуткие звуки. Это что, Моцарт? В моем доме играет классика???
Я зашел в квартиру и застыл на пороге. Мамин ежик! Убейте меня, пожалуйста. Кто убрал весь мой, созданный собственноручно, бардак?! Я стоял, не веря своим глазам, когда из кухни вышла Баська в маленьких шортиках, оголяющих ее потрясающие ноги, и огромной футболке с надписью:

'У меня тлусы в голошку!
Холоши да холоши!
Все лебята плиставают,
Покажи да покажи!
Ну а ты дулак здоловый,
Што не плиставаешь?!
У меня тлусы в голошку,
Лазе ты не знаешь?!'.

Сразу же захотелось 'поплиставать' и узнать горошек ли на них в действительности. Ну нет, я все же мужик, у меня все работает как положено, а она тут с такими провокациями. Господи, дай мне, пожалуйста, сил, что бы вытерпеть все это!
- Приветик. - Ух, засранка маленькая, улыбается то как мило, словно и не замечает мои выпученные глаза, и бегущую строку на лбу 'мама, роди меня обратно!'
- Привет. - Буркнул я в ответ. Ну не до разговоров мне сейчас, срочно в свою комнату, чтобы не видеть эти ножки, эту кругленькую попку, эти манящие глаза цвета виски. Нда, похоже, сначала нужно в душ. Холодный.
- Девочки уже ушли. Варя просила тебя ей перезвонить, ты телефон дома оставил.
Киваю, скидываю кроссы, и иду в комнату. Главное не смотреть на нее, главное не смо...
- Рома?
Твою мать!
- Там тебе твоя мама звонила.
Чувствую неприятности, вот жо... сердцем чую.
- Я не знала, и сняла трубку. Я пыталась объяснить, но она не дала. В общем, она подумала, что я твоя...
Не надо, не произноси этого. Ну пожалуйста.
- ...девушка.
Все, это капец! Я смертник, и смерть моя будет страшна. Мама меня прожарит в майонезе Calve, и слопает, закусывая зеленым салатом.
- Спасибо. - Вздыхаю. - Бася, выключи это. - Киваю в сторону ее комнаты, откуда доносились противные звуки оркестра.
- А мне нравится. - Это что действительно насмешка в ее голосе, и вызов в глазах? Или меня посетил Кристофор Вилибардович Глюк.
Махаю рукой, и иду в комнату. Телефон противно так подмигивает сигналом о пропущенных вызовах. От кого? Конечно же, от новоиспеченной 'свекрови'. Беру трубку, и со стоном набираю номер. Главное помнить, что я люблю свою маму.
- Алло, Рома? Ты где шляешься весь день? Почему телефон не с собой? - Вот тебе и 'привет, сыночек любимый'.
- В клубе был... - Начинаю отвечать на вопросы, но кто ж остановит танк под названием МАМА!
- Кто она? И почему ты о ней ничего не рассказывал? Вы давно вместе? Рома, ну чего ты молчишь, как девственница в брачную ночь?
- А чего тебе объяснять, ты и так уже все себе наобъясняла.
- Не груби матери!
- Это Светкина сестренка, приехала в Казань поступать в мед. Жить негде, ну и эти клушки решили ее ко мне подселить на время.
- Светкина? Она тоже, что ли того, ну это...
- Не знаю, не проверял.
- Привалов!
Ну все, сейчас начнется.
- Мама, успокойся, не нервничай. Дыши ровно, через нос. Тебе волноваться вредно.
- Господи, и за что мне такое наказание, не дети, а ужас сплошной. Знаешь, сынок, а я ведь обрадовалась, когда подумал, что у тебя появилась девушка. - Грустно ответила мне мама, и положила трубку.
Ну вот, теперь я сволочь номер один. Не успел положить трубку, как она снова трещит противным звонком.
- Да? - Бурчу в трубку.
- Здорова, Прил! Как жизнь, брат? - Раздается в трубке веселый голос друга Андрюхи.
- Цвету, и, слава богу, пока не пахну. Сам как, говнюк, синеволосый?
К слову, полгода назад, этот придурок на спор перекрасил свой ёжик на черепе в темно-синий цвет, а потом в виду особого 'спроса' у девушек, оставил этот цвет насовсем.
- Да пошел ты. - Усмехнулся Андрей. - Ты чего на завтра планируешь?
- Эээ, а чего у нас завтра? - Еще не отойдя от разговора с мамой, чувствую себя полным тормозом.
- Ну ты вообще лыжами по асфальту, у тебя днюха завтра, лошара.
- А, ну так это… старость не радость, склероз, подагра и все дела.
- Хорошо хоть импотенция не мучает. Или уже нагрянула подружка пенсионера? - Заржал в трубку Андрюха.
- Это у тебя всю жизнь на полшестого, мои куранты всегда двенадцать бьют.
Сказал, и в мозгу, почему-то сразу эта пигалица с глазами цвета виски. И чего меня на ней так заклинило, было б на что смотреть! Хотя нет, надо признать, что смотреть-то как раз есть на что.
- Эй, дядя, ты еще там? - Вырывает меня из задумчивости друг.
- Да тут я, куда я денусь из смывного бочка. Завтра в семь у Клошы в клубе, наших всех я уже отзвонил, так что ты хватай свою задницу и дуй покупать мне офигенный подарок.
- Я сам приду, чем не подарок-то?
Еще с полчаса мы поболтали, обсуждая завтрашнее мероприятие. Затем мой желудок громким матом напомнил мне, что надо бы его покормить, сиротинушку, и я направился штурмовать кухню.

Глава 4

Наворачивая вторую тарелку домашнего супчика, я украдкой смотрел на читающую, сидя на подоконнике, Баську. Длинные волосы собраны в непонятный пучок, который мне отчего-то захотелось распустить, и пустить эти волны в свободное плавание. Видно чего-то не понимая, она смешно хмурила брови, и морщила хорошенький носик. В этот момент она была такой смешной, домашней, такой привычной в моей квартире, а ведь я ее знаю всего лишь пару часов. Вот ведь напасть то!
- Бася, у меня завтра траурный день, и по этому поводу все мои охламоны-друзья собираются в клубе. Пойдешь?
- Какой еще траурный день? У тебя же день рождение завтра. - Глазища вытаращила, шесть на девять, не вывалились бы.
- Ну, знаешь, когда возраст все ближе к тридцатке, это уже траур. Скоро песок из задницы сыпаться начнет, буду улицы в гололед посыпать.
- Тридцать для мужчины не возраст. - Серьезно заявляет она. - И я бы с удовольствием пошла, но... Я ни разу не была в клубе.
С таким невинным лицом только в монастырь! А глазёнками то своими алкогольными как хлопает. Так и напрашивается на грех.
- Ну вот и исправишь это дело.
- Рома, а ты меня танцевать научишь?
Вот, млина!

Через час. Мы стоим, друг против друга, я откровенно смотрю на это чудо, а она, краснея, сверлит дыру в полу. Из колонок звучит 'Loc Dog - Секс и Виски, Кокс Карибский'.
- Ты хочешь, что бы я танцевала под ЭТО?
- Бася, ты думаешь, в клубах Шопена крутят?
Эх, девочка, что ж мне с тобой делать то. И зачем я только во все это ввязался.
- Так, смотри, тут все просто. Слушаешь музыку, и двигаешь попой в такт. Вильнула влево, вильнула вправо, вот и весь танец. - Объясняю ей, сопровождая показательными движениями.
Баська смотрит на меня глазами, полными веселья, как на полоумного. Мне даже как-то не по себе стало.
- Чего веселишься то, давай повторяй за мной. - Строго говорю ей.
Господи!!!! Да кто ж так задом то виляет! Это хрупкое монстрило с такими телодвижениями разнесет мне пол квартиры. А улыбка то на лице какая, гордится что-ли собой?
- Неее, девочка, так не пойдет. Ты вот этими кульбитами всех распугаешь в клубе. Иди сюда.
Притягиваю ее к своей груди, разворачиваю спиной, и кладу ей руки на талию. Мое тело сразу реагирует на это соприкосновение. Боженька, ну пожалуйста, не выставляй меня еще большим идиотом.

Первые телодвижения. Она напряжена, спина прямая, дыхание быстрое и четкое. Сбиваемся с ритма. Она постоянно тянется от меня. Не получится, малышка, ты сама просила танец, так лови его.

'Я изменил себя полностью,
сгенерировав плоскости,
наши модели жестокие,
любят секс и условности,
под купюрами снежными,
взглядами псевдо-нежными,
манекены с манерами,
истеричные стервы и
растворишься в виски ты,
поцелуи твои как яд,
каждый день дорогой наряд,
но знаете чего они хотят...'

Она медленно расслабляется, выдыхая сковавшее напряжение. И вот она уже в моей власти, полностью сливаясь с моими движениями, повторяя каждое па. А я... я как в песне 'растворяюсь в виски'. Мои руки на ее талии, осторожно спускаются ниже, останавливаясь на аппетитных бедрах.

'Sex и Виски, Кокс-Карибский,
мак и диски, свежие быстрые,
Sex и Виски, Кокс-Карибский,
мак и диски, свежие быстрые.'

О, Боже, ну не надо про секс и виски! В моих руках настоящее искушение. Ее бедра во власти ритма, совершают такое, что в моих штанах проснулись даже тигры, нарисованные на трусах. Прижимаю ее теснее к себе, вдыхая аромат ее волос. Карамель. Сладкая и тягучая. Ее ручки, ложатся на мои, и словно от удара током, по телу пробегают тысячи маленьких разрядов, побуждая каждую клеточку моего тела к действиям.

'Ее вселенная отличается кардинально,
все старое актуально,
с мужчиной брутальным,
и сутки ночи странны как пара минут,
в ее зрачках больших они куда-то уйдут,
а арифметика любви - это белый в пакетиках,
камнем растворятся с ним и твой мир, эстетик...'

Она разворачивается ко мне лицом. Мои руки все еще на ее бедрах, ее все так же сверху. Наши взгляды встречаются, и я снова растворяюсь в глазах цвета виски. Уже не существует ничего кроме нас двоих, и этого танца. Она кладет одну руку мне на грудь, и нежно скользит по ней своими пальчиками.

'...опьяняющий твой аромат не может сравниться, даже с формулами, те, что помогают бодриться,
свободен, как птица, камнем замираю,
ты типа светская ну а я другого сорта парень,
но я знаю, чем тебя заманить,
всю жизнь голову кружить и мы будем дружить'

Моя рука тянется к ее волосам, стягивая с них резинку. Я зарываюсь пальцами в густой шелк. Два тела, слились воедино, под властью танца. Напряжение в комнате растет, и кажется, что еще немного и будет взрыв. Наши движения плавные, словно это не танец, а секс. Дыхание сбилось. Глаза поглощают друг друга, не в силах противится соблазну. Она выгибается в моих руках, словно кошка, двигая бедрами, сводя сума.

'Sex
Sex
Sex
Sex....
Sex и Виски, Кокс-Карибский,
мак и диски, свежие быстрые,
Sex и Виски, Кокс-Карибский,
мак и диски, свежие быстрые...'

Я больше не в силах противиться искушению, целую ее в губы.

Глава 5

Легкое сопротивление, возмущенный стон, и попытка оттолкнуть меня. Прости, Бася, не могу, это сильнее меня. Сжимаю ее ягодицы, притягивая ближе, углубляю поцелуй, и... С*ка! Твою ж мать, ёжик лысый! Получаю коленом по причинному месту.
- Ты чего? Больно же. - Хриплю я.
- Нечего ко мне лезть со своими слюнями. - Обиженно отвечает эта садюга.
Я значит к ней с благими, ну ладно не совсем благими, намерениями, а она такую подлянку. Господи, как же больно то, у нее, что кости из стали сделаны. Поднимаю глаза, и вижу довольную собой мордочку с глазами цвета виски. Стоит, ждет чего-то, я что, еще и извиняться должен?! Нда, по глазам вижу, что должен.
- Извини, я не хотел... - Правая бровка приподнялась, блин! Не то ляпнул. - Ну да, хотел, но... Баська, извини а? - Так, теперь главное глаза пожалостливее сделать.
- Больше так не делай. - Как маленького ребенка за украденную конфетку отчитывает.

В эту ночь спал я плохо, все мысли были о девчонке, спящей в соседней комнате. Сон пришел только под утро, но уже через час мне грубо напомнили, что у меня есть родственнички.
- Алло? - Еле выговариваю в трубку.
- Сынок, ты, что еще спишь? Время уже восемь!
- Вот именно, мама, что еще только восемь. - Я люблю свою мамочку, люблю. Главное не забывать об этом.
- Всю жизнь проспишь, и внуков мне не сделаешь. Ты во время секса тоже спишь?
- Мама!
- Все, все, не рычи! Я мать, я должна ворчать на тебя. И вообще, я звоню поздравить тебя с днем рождения, и сказать, что жду тебя с Барбарой через два часа на завтрак.
- За что? - Ною я в трубку.
- Я, знаешь ли, два часа мучилась, пока тебя рожала, теперь твоя очередь помучиться, всю оставшуюся мою жизнь.
- И я тебя люблю, мамуль.
- Зубы то мне не заговаривай. Все, отрывай задницу, и другие части тела, от кровати и живо в родительский дом. Целую, мальчик мой.
И кто там говорил, что День рождение счастливый праздник, он просто не был знаком с моей мамой!

Осторожно прошел по коридору до кухонной двери, и только тут понял, что крадусь на цыпочках, стараясь не разбудить Басю. Вот ведь, а! И чего это девчонка со мной сделал, почему я на нее так реагирую?!
Погруженный в свои мысли, открываю дверь, и натыкаюсь на глаза цвета виски. С минуту мы стоим, молча, не отрывая взгляда.
- Доброе утро! - Нарушаю затянувшуюся паузу.
- С днем рождения! - Улыбается она, заливаясь румянцем.
- Спасибо.
Смотрю на нее, такую милую и взлохмаченную после сна, и вспоминаю наш вчерашний поцелуй. Ее сладкие губки, нежные, робкие прикосновения, аппетитную попку...
- Ой. - Пискнула она, и я, вторя ее взгляду, опускаю глаза. Блиииин!!! Ненавижу утро!
- Бася, ты это, извини. - Прикрывая руками свое безобразие, хриплю я. Вот ведь дурень великовозрастный. Ну как, как можно забыть, что ты стоишь в одних трусах, утром, перед девушкой, да еще и вспоминать ваш поцелуй.
Мама, роди меня обратно!

Через два часа мы стояли возле двери пыточной камеры, то есть квартиры моих родителей.
- Рома, а может, не стоило мне ехать?
- Почему это? Ты скорый член нашей семьи, к тому же мама не отвяжется от меня, пока не узнает с кем это я живу. Ладно, не ссы, прорвемся.
Выдохнув, и почему-то схватив Баську за руку, нажимаю на звонок.
Мама открыла дверь практически сразу, словно сидела под дверью в ожидании нас. Быстрый оценивающий взгляд на Барбару, задержка на наших сцепленных руках, вопрос в мои глаза, и словно, прочитав там ответ, широко и открыто улыбнулась.
- Наконец-то. Рома, ну что же ты гостью на пороге держишь. Проходите. Меня, кстати, Октябрина Дмитриевна зовут, можно просто Брина. - Продолжает кудахтать мама. Да, да, знаю, и в нашей семье на имена горазды.
- Барбара, можно просто Баська. - Смущенно улыбается девушка.

За столом уже сидела вся наша семейка: отец, Варька и Светка, что б ее.
- Ну, сынок, с днем рождения! Вот ты и сделал еще один шаг к тому, что бы стать мужиком. - Пробасил отец.
Мой папа считает, что гордое звание 'мужик' можно носить, лишь достигнув тридцатилетнего возраста, до этого же момента, ты - мальчишка.
- Папа, он стал мужиком еще лет в шестнадцать. - Блеснула остроумием Варя.
- Варвара! Что за подробности интимной жизни твоего брата! - Возмутилась мама, и тут же добавила: - А, по-моему, уже в четырнадцать.
Собравшиеся переглянулись друг с другом, и взорвались хохотом.

Застолье прошло на ура. Папа как всегда травил свои анекдоты, Варя и Светка то и дело подкалывали меня, а мама завела живую беседу с Баськой, которая, похоже, ей очень понравилась. И когда мы собирались уходить, мама пригрозила мне шепотом:
- Смотри не упусти ее.
Господи, вот так попадалово!

Глава 6

Весь день Баська доставала меня с выбором нарядов, которые, скорее всего, позаимствовала у Светки, потому что ни за что не поверю, что у этой тихони есть такое в гардеробе.
- Рома, а как тебе это платье?
Я поднял глаза и офигел. Дыхалку сперло, и легкие забыли, что должны гонять кислород. Черная коротенькая тряпочка, которую платьем назвать можно только с натяжкой, переливалась блестками, придавая Баськиным глазам лукавую искринку. Это безобразие было без бретелек, и держалось на добром слове. Хотя нет, оно держалось на опупительной груди Барбары.
- Эээ... - Популярный ответ среди даунов. - Я думаю, что не стоит это надевать. - Сглотнув, ответил я, продолжая пялиться на ее стройные ножки.
- Эх, - выдыхает она с сожалением, - а мне так нравится это платье.
И смотрит на меня таким взглядом. Блииин, ну не могу я обидеть ребенка.
- Ну, раз нравится, то иди в нем.
Господи, седалищным мозгом чую, зря я на это согласился.

В семь часов мы были в клубе, которым владеет мой приятель Климов Олег Шарапович, известный всем как Клоша. Баська, которая, надо сказать, выглядела сногсшибательно, глазела по сторонам, улыбаясь всем и вся. Все уже были здесь, встречая нас бурными аплодисментами и поздравлениями меня родимого с днем моего старения. Вечеринка началась!

- Прил, а кто эта цыпочка, что приехала с тобой? - Андрей, кивнул в сторону Баськи, и отпил коньяк из своего стакана.
- Светкина сестренка. - От чего-то зло отвечаю я.
- Цепляет.
Чувствую, как внутри нарастает волна гнева, пробуждая первобытное желание заехать в морду другу. Опрокинув очередной стакан виски, я почему-то весь вечер пью только этот напиток, отвечаю почти шепотом:
- Да.
Взгляд все еще блуждает по улыбающемуся лицу девушки, задерживаясь на ее губах. Как же хочется ощутить их вкус, проникнуть в сладость ее ротика. Твою мать! Таким темпами я себя до онанизма доведу.

Весь вечер я не сводил с нее глаз, а она, будто нарочно, танцевала со всеми подряд, прижимаясь, извиваясь, словно дикая кошечка, ищущая ласки, но тщательно выбирающая для себя самца. Каждый ее новый партнер - моя новая порция вискаря. Еще немного и он польется у меня из задницы.

- Прил, пошли, станцуем для народа. - Митька потянул меня на танцпол, где уже собрались вся наша группа.
- Давай, Прил, раскачаем это место. - Задавал ритм Славик.
Я стоял на сцене, и смотрел в зал. Смотрел в глаза цвета опьяняющего виски. Из колонок доносятся первые биты трека Loc Dog - Зажигай. Я, не отводя взгляда, стягиваю с себя сковывающую движения футболку, и становлюсь в центр.
И тут Баська улыбается мне, и сердце, пропустив удар, начинает свой собственный брейк, подчиняясь ритмам музыки. Я подмигиваю ей, возвращая улыбку, и начинаю танец. Танец для глаз цвета виски.

Барбара

Боже, как он танцует. Его тело, состоящее из сплошных мышц, движется в такт песни, заставляя сердце биться быстрее. Он неотрывно смотрит на меня, от чего по коже поползли мурашки, а в животе затрепетали бабочки. Его четкие отрывистые движения возбуждают, а дерзкий смеющийся взгляд не отпускает, и трудно даже сделать вдох, в страхе упустить этот до дрожи волнующий момент.
Кажется, я влюбилась! Окончательно и бесповоротно. Как там в кино: 'это когда не есть, не спать, высший класс, чемпионский разряд'. Я поняла это в тот самый момент, когда он впервые посмотрел в мои глаза на вокзале.
Светка много рассказывала о нем, но никогда не говорила, как он выглядит. И когда я его увидела, поняла, что пропала. Но в тот момент, он посмотрел на меня таким скептическим взглядом, словно на букашку под микроскопом, и я решила, что сыграю для него 'наивную дурочку', осложняя его жизнь, собью спесь с этой красивой мордашки. Я тщательно изображала из себя глупую, наивную малышку, краснеющую от одного его взгляда, а он глазел не стесняясь.
Я начала эту глупую игру, понимая, что долго подыгрывать не смогу. И вот сейчас, глядя на его зажигательный танец, я понимаю, что игра проиграна, и мои бастионы пали. Я больше не хочу притворяться, хочу быть собой, для него.
Рядом стоял Андрей, то и дело бросающий на меня недвусмысленные взгляды. Этот придурок клеится ко мне целый вечер, порядком раздражая своими тупыми шуточками, но я вижу, как ревностно реагирует на это Роман, и женщина во мне ликует от осознания власти над мужчиной. Я улыбаюсь Андрею, принимая его ухаживания, танцую и смеюсь.

Наконец музыка смолкает, и зал наполняется восторженными криками. Именинник постарался на славу. И я знаю, что он танцевал для меня. Его глаза говорят мне о многом. Жаль только, что он сам пока не понимает всего.

Глава 7

Роман

Какого хрена Дрон клеится к ней! А это что его рука у нее на талии?! Лысый ежик! Мне срочно нужно выпить.
Бесконечная череда поздравлений и тостов. Я чувствую, как алкоголь туманит мозги, а взгляд то и дело цепляется за Баську. Внутри поднимается неведомое до этой минуты чувство, бешено поглощая здравый смысл, и вот уже в красных, залитых алкоголем, и подзаправленных ревностью глазах, читается откровенная ярость. Во мне проснулся самец, желающий перекинуть свою самку через плечо и утащить в берлогу, но перед этим заехать в рожу сопернику. Я из последних сил стараюсь сдержаться, и не ринуться в бой.
А в это время, эта засранка танцует с Андрюхой, весело крутя попкой. В памяти всплывает то ощущение, когда эта самая попа прижималась ко мне, зажигая первобытное желание. И ведь сейчас он наверняка чувствует то же самое. Стоп! Это что же получается, мой друг сейчас хочет МОЮ девушку?! Да ни фига!
На еле слушающихся ногах я подлетаю к этой парочке, и с силой прижимаю Баську к себе, оттаскивая от Андрея.
- Братан, ты чего? - Недоумевая, спрашивает друг.
- Какого мухомора ты клеишься к моей женщине?
- Рома, ты чего? - Дергает меня за руку испуганная Баська.
- Чего? Ты еще спрашиваешь чего? Ты трясешь задницей у него перед носом, да так, что он уже слюнями захлебывается, и еще спрашиваешь чего?
- Я свободная девушка, и делаю, что хочу!
Ну, все малышка, довела.
Я хватаю ее, и перекидываю через плечо. Не замечая ее мелких ударов по моей спине, тащу ее через зал, наполненный недоумевающими взглядами, к выходу. Там, поймав такси, сажаю ее в машину, и мы едем домой в полном молчании.
Едва переступив порог, она накидывается на меня с упреками:
- И что это было?
- Зачем ты так танцевала с ним?
- Сам учил меня танцевать!
- Учил! Учил, черт возьми! Для себя учил, не для него! Это передо мной ты должна была крутить попой, это ко мне ты должна была прижиматься! - Не выдерживая, срываюсь на крик.
- Что? Да кто ты такой? Брат? Муж? Да мы знакомы пару дней! Ты всегда относился ко мне как наивной дурочке!
Боже, как же она красива. Глаза пылают, щечки горят румянцем, а губки так и напрашиваются на поцелуй.
- А ты, как посмотрю, не такая уж и наивная. На кой ляд тебе понадобилось все это?!
Молчит, тупо уставившись в пол. Чувствую, что хочет что-то сказать, но не может подобрать слова, от чего только сильнее злится, но уже на саму себя. Прокололась, спалилась. Не такой уж я и дурак, милая. Да и ревность на многое открывает глаза.
- Что, стыдно? - Поддеваю ее.
- Да пошел ты. Я не твоя собственность, могу делать что угодно! Ты мне никто! - Кричит она мне в лицо.
- Ошибаешься, малышка. Ты сама затеяла эту игру, доводя меня до мысленного оргазма.
- Неправда. - Увидев в моих глазах неприкрытое желание, попятилась к двери Баська.
- А кто только что флиртовал с моим другом назло мне? Омерзительно, детка. Ты словно шлюшка ластилась к нему.
Едва эти слова сорвались с моего пьяного языка, я уже пожалел о сказанном. Она резко подняла на меня свой взгляд, и я отшатнулся. Столько боли и обиды было в них. Не сказав не слова, Баська, развернулась и, хлопнув дверью, выбежала из квартиры. А я, осознавая, что только что натворил, медленно сполз по стенке на пол.
Какой же я все-таки придурок!

Глава 8

Я уже второй час сидел на полу и мысленно перебирал все 'ласковые' эпитеты, подходящие мне. Она мне нравилась, безумно нравилась, а я ее 'шлюшкой'. Вот ведь даунидзе!
В кармане завибрировал телефон, и комнату наполнили звуки 'T.I. - Big Things Poppin', не глядя на экран, я поднес трубку к уху.
- Что? - Буркнул я.
- Братан, ты как? Я по чесноку не знал, что ты на нее запал. - Начал оправдываться Андрюха.
- По баклажану, братан, я и сам этого не знал, пока ты не начал ее мацать.
- Ну, ты мужик, схватил и потащил к себе в берлогу. Молорик.
- Я дебил! - Нажимая на кнопку 'отбой', ответил я. Разговаривать с другом не было желания. В голове крутились мысли о том, где сейчас Баська, и как мне все исправить.
Я взрослый мужик, добившийся в жизни всего сам, сижу на полу, ощущая себя последним уродом. Я влюбился в маленькую девчонку, едва взглянув в ее глаза цвета виски. Мне было абсолютно наплевать на то, что ее сестра спит с моей, что она была младше меня на десять лет, и что она любила гребаного Моцарта. Главное то, что она заставляла биться мое сердце быстрее, в такт определенному ритму мелодии тех чистых и искренних чувств, что она во мне пробудила. Было важно, то, что когда я смотрел в ее глаза, я тонул в этой опьяняющей жидкости. Я любил. Как ни смешно бы это звучало, но я влюбился в нее с первого взгляда. Я хотел видеть Баську рядом с собой каждый день, ощущать ее каждую ночь, танцевать с ней наш танец, от которого внутри разгорается пламя.
Я резко встал и вышел из квартиры, заперев дверь ключом. Поймав такси, я направился искать свою любимую девчонку. Мужик я, в конце концов, или бутер хреном мазанный!

- Чего приперся, австралопитек?
Варька смотрела на меня недовольным взглядом, сложив руки на груди. Поза называется 'двинешься, и я тебе двину'.
- Барбару позови. - Спокойно ответил я.
- Зажигалкой ему в одно место, предварительно смазанное керосином, а не Барбару! - Послышался из-за двери гневный голос Светки.
- Пусти, я все равное не уйду, ты же знаешь. - Смерил взглядом сестренку.
- Ты ее обидел, придурок.
- Знаю.
С минуту Варька смотрела мне в глаза, словно пыталась в них что-то прочитать, и видимо преуспев в этом деле, отошла от двери, пропуская меня внутрь. Я сразу же ринулся в комнату, откуда доносились тихие всхлипы. Баська сидела на полу, уткнувшись лицом в ладошки, и плакала. Эта картина, словно ножом полоснула меня по сердцу, заставляя чувствовать себя еще большим козлом.
- Чего тебе надо? Пошел вон! Мало что ли девчонку обидел, добавить пришел. - Преградила мне путь Светка.
- Отвали по-хорошему, а. - Не отводя глаз от Барбары, прорычал я.
Баська подняла на меня свои зареванные глаза, и мне отчаянно захотелось прижать ее к груди, накрыть пухлые губки поцелуем, и любить ее до потери сознания.
- Света, уйди. - Шмыгая носом, попросила Баська.
- Обидишь ее еще раз, кастрирую. - Зло прошипела эта змеюка, и вышла из комнаты, оставляя нас наедине друг с другом. Хотя, я больше чем уверен, что эта парочка стояла у двери, приложившись к ней ушами.
- Бася, я дебил. - Начал я, медленно приближаясь к ней.
- Я знаю.
Я сел на пол рядом с ней, и глубоко вздохнул, не зная, что добавить. Все казалось нелепым и глупым. Мы сидели, молча, слушая дыхание друг друга.

Баська

Было так больно слышать от него такое! Я сидела на полу в Светкиной комнате, и думала о том, как глупо и нелепо попалась, проиграв в игре, которую сама же затеяла. Я хотела лишь поиграть с ним, проучив, а в итоге влюбилась. Как же все до смешного банально.
Когда в дверь позвонили, я почему-то сразу догадалась, что это он. Сердце забилось сильнее, и слезы снова потекли по щекам. Я подтянула к себе ноги, и уткнулась лицом в ладони, желая спрятаться от этого мира.
Почувствовав его взгляд на себе, я подняла глаза. Боже, какой же он все-таки красивый. Светка стояла у него на пути, не пуская в комнату, а мне так хотелось, что бы он подошел, обнял, и сказал, что любит.
- Света, уйди. - Не отрывая взгляда от Ромы, попросила я сестру. Она что-то ему буркнула, кажется, пообещала кастрировать, и вышла.
- Бася, я дебил. - Грустно начало он, медленно садясь рядом со мной.
- Я знаю. - Ответила я, вытирая слезы, размазывая тушь по щекам.
Мы сидели в тишине, каждый думая о своем. Я ждала его действий, не желая слышать извинений. Мне не нужны были пустые слова, я хотела, что бы он доказал! Доказал, что назвал меня шлюхой, лишь по тому, что ревновал, потому, что я ему нужна!
- Бася... - Начал он, поворачиваясь ко мне, и заглядывая в глаза.
Блиииин, Рома, ну ты ведь взрослый мужик, не начинай!
- Я вел себя как ревнивый кретин.
Ну конечно, я разве не согласна, только вот мне от этого не легче.
- Я... Ты мне нравишься...
А вот это уже интереснее. Я вопросительно подняла бровь, и сделала мину 'фи... тебе?'.
Роман, увидев это, испуганно замолчал. Эх, похоже, спугнула мужика. Я отвела взгляд, разочарованно разглядывая ковролин.

Роман

Я значит, тут перед ней извиняюсь, душу на изнанку выворачиваю, а она недовольную мордочку корявит! Ну, девчонка, сама напросилась!
Я взял ее лицо в ладони и поцеловал, ухмыляясь ее обалдевшему взгляду. Поначалу она не отвечала мне, но я не сдавался, и лишь усиливал напор, и вскоре она сдалась, приоткрыв ротик, приглашая мой блудливый язык. Ее нежные ручки обняли меня за шею, притягивая меня ближе. Маленькие пальчики зарылись в мою шевелюру. Голова закружилась от столь возбуждающего действа, и я застонал.
Дверь тут же со стуком распахнулась.
- Твою мать, Привалов!!! - Раздался над ухом Светкин бас.
- Любимая, не трогай мою мамулю. - Нежно успокаивала ее Варька.
- Млина, Полянская, весь кайф обломала. - Отрываясь от Баськи, сердито буркнул я.
Нет, ну вы только посмотрите, какую рожу состряпала эта тараканья сиська, словно головку чеснока проглотила.
- Света, мы тут, между прочим, мирились. - Все еще обнимая меня, ответила ей Баська.
- Мирились? Это сейчас так называется? - Уперев руки в бока, ухмыльнулась Полянская. - Быстро же ты сдалась, сестренка. По яйцам то хоть раз двинула?
- Любимая, ты что, я племянников хочу, не надо Ромкино добро трогать. - Защищала меня Варька.
- Поехали домой. - Шепнула мне на ухо Баська.
Я заглянул в любимые глаза цвета виски, и, поцеловав ее, поднял на руки и вышел из квартиры, оставив за спиной ошарашенных сестер.

Глава 9

По дороге домой, Баська заснула у меня на руках. Я смотрел на нее и улыбался. Кто бы мне сказал, что я влюблюсь в эту малявку, ни за что бы не поверил.
- Красивая. - Вырвал меня из мыслей водитель такси.
- Не то слово. - Не отрывая взгляда, ответил я, на что тот лишь хмыкнул, останавливая возле нужного подъезда.
Расплатившись, я понес свою девочку домой. По дороге к заветной дверке меня встретил в усмерть пьяный сосед снизу, так сказать отдыхавший на скамейке.
- Чё шатаешься посреди ночи?! Не видишь, что ли, люди спят! - Рявкнул он на меня. Не обращая на него никакого внимания, я прошел мимо.
- А чего это ты прешь? - Пытаясь сфокусировать взгляд, спросил соседушка. - Е-мать!!!! Трупак несешь! Средь белого дня... ночи... черной.
- Заткнись, Иваныч, пока не присоединился. - Кивнул я на Баську. На что сосед тут же заткнулся.
Первым препятствием на пути в родную квартирку стала дверь с домофоном, ключ от которой находился у меня в заднем кармане. Я прислонился к стене, опираясь одной рукой, на которой к тому же держал Баську, придерживая коленом, другой же попытался нашарить в кармане ключ.
- Онанисты извращенцы атакуют! - Раздался пьяный клич сзади. - Ты чего, придурок творишь! Сам значит девушку это... ну того, да еще и в заднице... фу, срань гомосячья! - Продолжал верещать о моих сексуальных пристрастиях Иваныч.
В это время я нашел ключ и наконец-то открыл дверь, бросив на соседа грозный взгляд, от чего тот сразу начал отнекиваться:
- Прил, ты чего. Я ж никому. Могила.

Попав домой, я первым делом отнес Баську в комнату, и осторожно опустил ее на кровать. Скинув куртку, я лег рядом с ней. Все же прав был Слим, читавший о том, что 'с любимой секс происходит глазами, с любимой рядом летает душа...'. У меня было много женщин, дикий секс, и пустое 'прощай' под утро, но еще ни с одной мне не было так хорошо как сейчас со спящей Баськой в моей постели. Я смотрел, как она смешно морщит носик во сне, и понимал, что вот оно счастье, лежать рядом с любимым человеком. Просто быть с ней.
- Подглядывать не хорошо. - Улыбнулась, проснувшаяся Барбара.
- Мне можно.
- Ты чего меня в куртке то на кровать! - Возмутилась она.
- Боялся, что не удержусь, и на одной куртке не смогу остановиться. - Я осторожно завел прядку ее волос за ушко, и нежно провел ладонью по ее щеке.
Она смотрела мне в глаза, и я снова проваливался в неизвестность, где есть только я и глаза цвета виски. Я медленно потянулся к ее губам, не отрывая взгляда. Поцелуй получился нежным, едва ощутимым. В ее глазах вспыхнули огоньки.
- Между прочим, я тебя еще не простила. - Улыбнулась она.
Встав с кровати, она подошла к центру, и, порывшись в дисках, зарядила музыку. Из колонок полилась какая-то романтическая чушь, от которой у меня внутри все протестующее перевернулось.
- Иди сюда. - Поманила она меня пальчиком.
Разве можно отказаться на такой призыв! Я как баран, страдающий последней стадией аутизма, с почти открытым ртом, встаю с кровати и приближаюсь к ней.
- Потанцуем. - Улыбается она, подойдя ко мне вплотную.
Мы начинаем медленный танец. Два сердца бьются в унисон. Глаза в глаза. Ее рука в моей руке, и легкие, невесомые па. Мы, словно два страстных любовника, слившиеся в экстазе. Нет больше меня, нет ее, есть только мы. И мы оба понимаем, что больше слова не нужны. Танец сказал за нас все, не оставляя недомолвок. Я прижимаю ее к себе, желая раствориться в ней, утонуть в ее глазах, никогда не отпускать.
Мелодия затихает, и мы стоим в объятиях друг друга. Наше дыхание сбивчиво нарушает тишину, создавая атмосферу накаленного интима. Когда еще пара секунд, и оргазм накатит с головой. Желание кипит в нас, но мы не торопимся, растягивая момент, наслаждаясь нашей романтикой.
Наконец, она встает на носочки, обвивая мою шею руками, и целует. Сначала робко и осторожно, затем усиливает напор, подталкивая меня к действию. Мои руки проделывают дорожку по ее спине, опускаясь на кругленькую попку.
- Рома...
- Барбара...
Начинаем мы вместе, и замолкаем. Слова больше не нужны, их заменили страсть и поцелуи.

Семь часов утра. Я медленно просыпаюсь в нежных объятиях любимой девушки, ощущая себя самым счастливым человеком на земле. Вот еще бы этот гребанный телефон не верещал!
- Алло? - Нашарив трубку, отвечаю я.
- Доброе утро, сыночек.
- Мама, утро добрым не бывает.
- Не бузи! Ты мне лучше скажи, ты сейчас дома?
- Да.
- Бася с тобой?
- Да.
- Рядом?
- Да.
- Вы вместе?
- Да.
- У вас был секс?
- Мама!!!
- Не повышай на мать голос! Так был или нет?
- Да.
- Слава Богу!!! Ромашка, я так рада за вас.
Оно и видно, прыгает, наверное, от счастья, да так, что соседям снизу штукатурка на голову ошметками падает.
- Мама, я тебе потом перезвоню… Завтра… В следующем месяце… - Попрощался я с ней.
- Через пять минут об этом будет знать вся наша родня. - Шепнула мне на ухо Баська, запуская при этом в него свой язычок, и теребя зубами мочку уха. От чего по телу огромным стадом понеслись мурашки, собираясь в одном и без того 'проснувшемся' месте.
- Ха. Милая, ты недооцениваешь мою маму. Начинай отсчет. Один. Два. Три... - Противный телефон снова запищал.
- Алло? Да, Света, это я. Да, с Ромой. Да, в постели. Света!!! - Смеется в трубку Баська. И посмотрев на меня, добавляет:
- Я люблю его, Свет.
Сердце замирает на вдохе, легкие забыли, что нужна новая порция кислорода. В мозгах стучит лишь одна мысль: 'Она меня любит!!!!'. Я отбираю у нее телефон, нажимая на красную кнопочку отбоя, и покрываю ее тело поцелуями, в перерывах шепча как заклинание:
- Люблю тебя, моя девочка.

Комментарии

Одна из моих любимых историй! Роман... Man in love