Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:


Я вздохнул, всё это уже изрядно раздражало окружающих, после моего дня рождения Кот только и делал, что провоцировал Итона, а дядя все больше припирал его к стенке.
Но, не смотря на то, что произошло почти полгода назад, они остались все на той же стадии. Романтизма в их отношениях не появилось, и я так понимаю, моему дяде мешал этот факт. А вот что мешало Коту произнести три решающих слова, я не знал.
- Кот, будь уже взрослым. – Устало проговорил я. – Вы не замечаете, что всё это слишком затянулось и что игра не стоит уже всех этих усилий, что вы оба вкладываете в каждый акт. Итон любит тебя, и я прекрасно знаю, что ты его тоже. Тогда почему бы просто не признаться в этом…
Я видел, как зеленую радужку заполнил черный зрачок, как он приоткрыл губы и уже почти произнёс слова отрицания. Но вдруг покраснел и отвернулся.
- Кот? – Итон наклонился вперед и негромко проговорил: - Люблю тебя.
Мне было интересно наблюдать за ними, я прекрасно знал, что Кот играет, он не был смущенным мальчиком, он был котом, и я так надеялся, что дяде удастся приручить его.
Кот медленно развернулся и, смотря в его глаза, еле шевеля губами, произнес:
- Тоже. – Я прикусил губу, чтобы не засмеяться и не испортить момент, наш водитель сидел также тихо, потому что давно привык к нашим выкрутасам.
- Что-то это мало походит на признание в любви до гроба. – Фыркнул Итон.
- Хотел быть оригинальным. – Точно также фыркнул Кот.
- Вил, ты у меня уникум, но я хочу услышать…
Кот вздохнул, сверкая злыми глазами, прошипел:
- Ялюблютебя придурка.
- Хм… четче.
Я прикрыл глаза.
- Итон Сомтоу, я люблю тебя.
- И я тебя, Вильям, люблю.
- Ррррр…
- Мяу. Звучит намного лучше.
- Это невыносимо, парни, вы заставляете меня страдать. – Проговорил я. – Надеюсь, теперь я не буду слышать крики и ор, а до меня будут доноситься только сладострастные стоны.
Но мне никто не ответил. Итон сильным рывком затащил Кота к нам на заднее сиденье, усадил к себе на колени и впился в губы.
Я знал, что небо не упало бы, если бы они раньше признались друг другу, но они оба были слишком упрямы.
Но сейчас я отвернулся, от сладко постанывающего парня на коленях моего дяди.
Возможно, если бы не эта ситуация, с открытием приюта и накалом страстей, Итону пришлось бы ждать дольше.
Я смотрел на пробегающие проспекты и думал о будущем.
В начале моей карьеры мне казалось, что это предел всех мечтаний – быть на сцене, дарить свой голос, получать овации и смотреть, как другие восходят на вершину музыкального олимпа и падают с нее.
Позже, когда образ Миража стал неотъемлемой частью меня, я уже не наслаждался чужими победами и неудачами, я писал музыку только для себя, я творил и параллельно с этим лепил свою группу.
Еще позже - мне стало казаться, что это крах. Голос был для меня всем, я выражал эмоции при помощи тембра, я сводил с ума лишь взглядом. И когда я лишился этого, я думал, что умру, как личность. Но оказалось, что под этой личностью всё еще скрывается тот парень, который плакал на качелях в саду, в день смерти единственного друга. Моя личность под маской была другой, но я не замечал, пока в мое личное пространство не вплелась мелодия флейты.
Пока он не озарил темноту своим светом. Пафосно, но по-другому невозможно, ведь именно так и есть.
Я улыбнулся проносящимся мимо афишам. Лоф и его группа были на пике популярности, Ворон со своими немцами тоже, а я нашел новый путь, новую дорогу, по которой собираюсь идти и вести за собой моих парней.

Машина остановилась у ворот, журналисты были здесь второй день, по факту - мы открылись неделю назад, но нам с Итоном нужна была шумиха и Ханна не подвела и сейчас.
Здесь были представители всех ведущих журналов и газет, я ухмыльнулся, а Итон оскалился. Мы шли к этому долго, но это того стоило и сейчас мы покажем, чего мы добились.