Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

- Вы уверены, мистер Максвелл? – я ухмыльнулся, смотря на этого, по-сути, мелкого чиновника поверх солнечных очков. – Вы понимаете, это бизнес…
- Нет, не понимаю и понимать не хочу. Здесь список, состоящий из сорока фамилий, или имен. – Я придвинул к нему несколько листов со столбиками. – В Ваших интересах - принять мое предложение, иначе я пойду выше и Вам это, конечно, не понравится. Более того, я не шучу…
- Я понимаю, что Ваш отец заинтересован, но…
- Причем тут мой отец, Вы видите его здесь? Нет? Значит, он тут вообще не причем…. И даже если бы мой отец заинтересовался Вашей мелкой персоной, он бы прислал сюда не меня, а своего секретаря, а тот перепоручил это дело своему помощнику… продолжать список бессмысленно, так как он заканчивается помощником помощника… - я снова постучал по бумагам. – Послушайте, я знаю о Ваших делишках все и если Вы называете это бизнесом, то я называю это преступлением против личности! – я снял очки и серьезно посмотрел на начавшего обливаться потом чиновника. – Вы видели хоть одного из этих детей?
- Нет, но…
- Вот видите, Вы даже не знаете, как они выглядят, как страдают, как хотят просто жить и иметь возможность быть ячейками общества. Я – этот шанс для них. А Вы – мне мешаете, я могу Вас просто раздавить, но предпочел уладить этот вопрос мирно.
- Мистер Максвелл, Вы не понимаете, о чем просите, ведь это структура, система.… А тот, кто идет против системы – умирает.
- Вы боитесь смерти? – он округлил глаза, вытер пот со лба замызганным платком. – Поверьте, Вас и так уже ждет ад.
- Мистер Максвелл, я понимаю Ваше желание побыть меценатом, но…
- Поверьте, это здесь не причем, я просто хочу быть полезным нашему слепому обществу, хочу быть другим, не таким, как Вы, хочу свое место там, где поют ангелы, хочу быть для этих детей опорой, это не благотворительность, это смелость. А Вы - трус.
Он прикрыл глаза и протянул руку к спискам.
- Я делаю это лишь для безопасности моей семьи. – Прошептал он.
Я встал с неудобного кресла.
- И в следующий раз думаете об этом же, думайте о том, как Ваша маленькая дочка будет спокойной ходить в школу, думая, что ее папочка - святой. И еще… - я остановился у двери. – Поменяйте кресло, в нем невозможно сидеть, в следующий раз - я хочу кофе и удобное кресло.
С этими словами я захлопнул дверь в кабинет этой крысы.
Спустился на первый этаж и сел в машину, Итон тут же притянул меня к себе.
- Говорил же, что этот урод не поможет. – Серьезно проговорил он.
- Вообще-то, он помог, только дело не в этом, я чувствую себя так, как будто искупался в бассейне с помоями.
- Он взял списки? – повернулся с переднего сидения Кот.
- Взял.
- Ты угрожал ему? – я уткнулся в плечо Итона и буркнул:
- Немного.
- Надеюсь, что это не выйдет нам никаким боком… - прошептал Кот.
- Недолжно, он - как крыса - первый побежит с корабля. Итон, почему ты не мог поговорить с ним сам?
- Этот урод меня знает, как облупленного, я часто с ним сталкивался, роя информацию.
- Понятно. Сначала он решил, что я клиент. – Кот резко повернулся и уставился на меня огромными зелеными глазищами.
- Так он еще и клиентов тут принимает, под самым носом социальной службы? Потрясающе… - дядя вздохнул. – Так, все, на сегодня стрессов хватит, поехали домой.
- Нужно подготовиться к встрече с журналистами, так что стрессы только начинаются. – Кивнул я.
Мысли в голове были похожи на хоровод матерных слов. Я и представить себе не мог, что все продажи детей проходят именно тут, что у них действительно система.
Итон говорил, что надавить не получится, потому что теплое местечко достаточно быстро разжижает мозг и начинает казаться, что ты неуязвим. Этот чиновник был не главным, но занимался именно поиском «товара», получал деньги и уже после этого искал, по своей личной базе, подходящие кандидатуры. Ведь детей иногда брали и в довольно шикарные условия, но все равно на рабском положении.
За время строительства «Черного ириса», Итон рыл носом землю, но достал именно то, что нам было нужно. Сложность заключалась в другом - в финансовой подоплеке нашего плана.
Всех скупить или перекупить было сложно, но узнавая списки, мы могли переводить детей бесплатно. С первыми десятью мы так и поступили, и тревогу забила наша крыска, ведь товар ушел туда, откуда достать его не получиться, так как мы новое и совершенно непознанное.
Я откинулся на сидение и улыбнулся милой фото на моем дисплее, мой мышонок нервничал и звонил.
- Ответишь? – немного насмешливо спросил Итон.
- Да, мышонок? – ответил я, нажимая на дисплей и не отводя говорящего взгляда от дяди.
Он лишь хмыкнул.
- Тони, как прошло? – взволнованно и, наверняка, закусывая губу, спросил мой любимый мальчик.
- Всё хорошо, Ноэль, не переживай. – Я отсел от Итона и снова облокотился на сидение, прикрыл глаза. Мне было достаточно просто слышать его, просто знать, что он волнуется обо мне.
- Когда вы будете? А то тут уже Рей и Митчел развлекают журналистов, Бета зажали в углу спонсоры… да и я в осаде, точнее в саду. – Зачастил он.
- Ноэль, мы скоро будем, как там ребята?
- Все хорошо, они немного в шоке, но справляются быстро, комнаты понравились всем, а малышам я лично помог устроиться.
- Молодец.
- Тони, я люблю тебя. – Совсем тихо прошептал он.
- Мы скоро будем, и я первым делом поцелую тебя.
- Тони! – в один голос проворчали Итон и Кот.
Я повесил трубку и покосился на дядю.
- Итон, и когда вы перестанете играть в это?
- Тогда, когда Вильям перестанет капризничать и строить из себя обиженного ребенка. – Ответил он мне, Кот фыркнул.
- Ты требуешь от меня невозможного, Итон. – Прошипел Котёнок.