Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

Через полчаса проснется солнце и окрасит гостиничный номер в утро. Мой мальчик крепко спал после такой насыщенной ночи, мы бы продолжили и дальше, только я видел, он устал и хочет спать. Поэтому, нежно целуя, я отнес его в ванну, сполоснул теплой водой уставшее юное тело и, также на руках, вернулся в комнату, уложил в кровать и накрыл легким одеялом. Он уснул сразу, как только его голова коснулась подушки, а я устроился рядом и наблюдал за его крепким сном.
Ноэль изменился, стал более уверенным и не боится теперь доказывать свою точку зрения. Я однажды был свидетелем его спора с поставщиками. По поводу отделки стен и пола в музыкальном классе. Какая была горячая баталия, настолько, что я после затащил его в кабинет и долго утолял свою потребность в нем. В таком жарком, страстном и невозможно нежном…
Я не чувствовал за собой, что за эти полгода сильно изменился, но была одна деталь, которой раньше я не замечал. Я стал спокойней. Моя неудовлетворенность, с потерей голоса, стала уходить, я теперь четко знаю, чем хочу заняться и совершенно не чувствую себя не нужным. Ноэль делает все для того, чтобы я не ощущал себя потерянным в этом мире.
В то время как отец давит на меня именно этим.
Что они опять хотят предложить мне?
Мы вроде начали общаться на деловом уровне, даже мама признала, что я чего-то стою, и у меня может получиться прекрасная обитель, для обделенных детей.
Так зачем опять начинать все это?
Хотя я допускал и то, что это официальное приглашение на ее день рождения имеет совсем другой смысл.
Естественно, это касается кожаного кресла, но мы обсуждали это и не раз, поэтому отец, а потом за ним и мама, признали меня состоявшимся взрослым человеком и решили, что я достоин свободы выбора.
Я вздохнул и дыханием взъерошил каштаново-золотые локоны моего мальчика. Он улыбнулся во сне и сонно пробормотал:
- Тони… любимый.
- Спи, мое сокровище. – Он прижался сильней и засопел.
Я тоже прикрыл глаза, но сон не шел, хотя тело было уставшим. На столике рядом с кроватью завибрировал мой телефон, я аккуратно, чтобы не разбудить Шел, протянул руку и взял его, нажал на прием вызова.
- Да? – тихо ответил я, вставая и прикрывая Ноэля одеялом.
- Привет, вы там как? – раздался сонный голос Кота.
- Все хорошо. – Я прошел в ванную и присел на бортик. – Что-то случилось?
- Нет, я просто хотел услышать, что с тобой и Ноэлем все хорошо. Итон вчера подсыпал какую-то дурь в наши бокалы…
- Эта была не совсем дурь, Кот. Это был легкий афродизиак.
- Я уже понял это. Хотя сначала хотел его убить, покусать и исцарапать. – Он явно усмехался.
- Итон нам еще понадобится, надеюсь, он жив?
- Жив, но морально неустойчив. – Мы снова засмеялись. – Тони, мы подарки все забрали и ждем тебя дома.
- Точно, сегодня же дом перевозят, я и забыл.
- Не рвитесь сюда, мы все сделаем, уж Итон точно. Ему придется отрабатывать мой стресс. – Снова смешок и уже совсем тихо. – Мы переспали.
- На самом деле, я за вас рад. Я уже не знал, как вам помочь разобраться и обрести собственное счастье.
- Главное, чтобы оно было не мимолетным, правда? – с какой-то грустной ноткой спросил он.
- Это зависит от тебя. – Он вздохнул.
- Твой дядя мне нравится, но иногда он невыносимый глупец или еще хуже – заносчивый идиот.
- Это кто идиот? – раздалось сонное и приглушенное итоновское. – С кем ты там разговариваешь?
- С Тони. – Ответил ему Кот.
- Боже, иди сюда и дай им отдохнуть после бурной ночи. – Послышалась возня и потом уже в трубку. – Приятного доброго утра, Энтони. – И гудки.
Я улыбнулся.
Мой дядя запал на Кота, но в последнее время у них, также как и у нас, почти не было времени на личную жизнь. Может, именно поэтому Итон решился на этот шаг.
Ладно, это все не страшно, главное - чтобы они, наконец, разобрались со всем и были вместе или разбежались по разным углам. Потому что их пикировки и постоянное примирение в общедоступных местах – надоело.
Я вернулся в комнату и обнаружил взъерошенное создание в постели.
- Что-то случилось? – сонно спросил Ноэль, потирая глаза кулачками.
- Все хорошо. – Я вернулся в постель и притянул его к себе. Он был теплый и пах восхитительно-нежно. – Поспи еще, я больше никуда не уйду.
- Тони, тебе понравился мой подарок? – он устроился у меня на груди и щекотно сопел.
- Очень, мышонок.
- Я хотел сначала обвязать себя бантом, но потом подумал, что анальная пробка лучше ленточек и еще… - он повозился и свесился с кровати, поднял свои джинсы и достал из кармана что-то маленькое. – Это только половина моего подарка, я вчера устал так и не смог подарить, так что прости, что с опозданием. Вот. – С этими словами Ноэль протянул мне сложенный пополам листок.
Я развернул и ошарашено смотрел на нотный лист, исписанный знаками. Аккуратный почерк Шел я узнал сразу и с улыбкой посмотрел на него.
- Напой мне. – Он тихо замурлыкал мелодию на листке.
Я закусил губу.
- С днем рождения, Энтони. – Проговорил он. – Я хотел сразу наиграть тебе ее, но видишь, как получилось. – Немного грустно.
- Спасибо, любимый, это самый лучший подарок на день рождения. – Он покраснел, а я смотрел на листок и млел от счастья.
Один человек не может быть настолько счастливым. Мое счастье было как огромный огненный шар, оно все ширилось, и я боялся, что сгорю, но когда он подался вперед и накрыл мои губы, я понял, что счастья не может быть слишком много, что оно, разделенное на двоих, дарит потрясающее тепло душе.
Я отстранился и аккуратно сложил лист, положил его рядом с выключенным телефоном на прикроватный столик.
А потом прижал к себе розовое счастье и накрыл его губы.
Он раскрылся тут же и обнял меня за шею, запутал тонкие пальчики в волосах. Тихо постанывая, я уложил его обратно на кровать, мысленно благодаря Итона за номер на двое суток.