Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

Я перевернулся и устроился поудобнее на мягкой перине. Улыбка самопроизвольно появилась на моих губах. Шел озадаченно смотрел на блюдо с омаром.
- Тони, я все понимаю, но я никогда не ел это животное. – Я улыбнулся шире. Мало того, что мы были в королевских покоях наследника фамилии Максвелл в начале третьего после полудня, так мы еще устроили пикник на кровати. – Что оторвать у него? – озадаченно спросил Ноэль.
Я указал на клешни и провел пальцем по панцирю.
Мы были в пижамах. На Ноэле, правда, была еще пижамная куртка, но расстегнутая мной несколько минут назад.
- Ладно. – Хмурясь, ответил он, потом отставил блюдо и, улыбаясь, немного съехал и перекатился ближе ко мне. – Не хочу я этого бедного омарчика. – Он лукаво улыбнулся и тихо промурлыкал. – Ты нарочно злишь свою маму? – я кивнул. – За прошедшие недели, она уже свыклась с шумом и вечно лохматым Котом…. Кстати, ты видел, как они с Итоном ругаются…? Ух…
Я протянул руку и провел двумя пальцами по его плечику к шее. Ноэль зажмурился и отклонил голову, открывая мне шейку. Я медленно вел пальцами по пульсирующей венке, мягко обвел тату.
За этот месяц, что мы живем в поместье моих родителей, многое произошло. Я почти сразу понял, чего добиваются мои родители. Сначала это были невинные разговоры о политике и играх на фондовом рынке. Я, в силу своей немоты, участвовал в них вяло, тогда мама решила, что я могу читать. И они на пару с отцом начали подсовывать мне журналы и всякого рода литературу, где главным объектом обсуждения, конечно, была Максвелл-корпорейшен. Я аккуратно складывал макулатуру в уголочке, просматривая ее только тогда, когда умирал от скуки. Правда, уже на третьем журнале я понял примерное положение дел. У отца все идет прилично, и по продажам, и по закупкам мы стоим на первом месте, и даже строительство удается отцу на удивление просто. Тогда я «задался» вопросом для чего ему я в президентском кресле? Отец отмолчался.
Ответ, как ни странно, я получил от дяди Итона.
Он рассказал мне немного о том, что узнал из своих источников, информация оказалась интересной – мой папа устал. Да, все банально, он просто хочет уйти на отдых, а отдавать корпорацию в чужие руки он не желает и все надеется, что его сын дорос до финансовой политики и сможет держать в руках дочернюю компанию и управляться с остальными хвостами этой огромной гидры.
Я знал, что мой отец не мечтатель, но это выглядело как настоящая розовая мечта.
Я говорил ему не один раз, что его дела меня не интересуют и если он хочет уйти на пенсию, то должен искать себе приемника, на что отец с печалью в глазах говорил, что я его наследник. Глупо.
Я слишком привык к свободе, я не смогу тратить время так глупо, так однообразно и пусть кожаное кресло наследника Максвеллов находится на двадцать восьмом этаже стеклянно-бетонного комплекса с видом на закат и воды пролива.
Все это не свобода, а клетка для моей души. Я много раз говорил отцу, что умру без музыки, она для меня как воздух. На что он отмахивался и говорил мне, что это всего лишь хобби, и оно, по сути, ничего не значит.
Если бы я не потерял голос, они бы с матерью не оставляли попыток затащить меня на двадцать восьмой этаж в золотую клетку.
Сейчас же они решили действовать по-другому. Мягко. Хотя уже поздно. Но они все равно уверены, что я поддамся их уговорам, ведь отец считает себя дипломатом, а мать еще той прожженной интриганкой.
Поэтому в ход пошли уловки.
Например, с парнями. Они приняли моих парней, хотя раньше вообще не выносили моих увлечений и сторонились круга моих знакомых.
Я улыбнулся своим мыслям, а Шел повернул голову и обхватил мои пальцы губами.
- О чем ты думаешь? Хотя не отвечай, я сам догадаюсь… - он отстранился и оседлал мои бедра, наклонился, прошептал в губы. – Забавно смотреть, как твоя мама пытается не морщиться, когда я прохожу рядом. – Я улыбнулся и положил ладони на его талию, погладил кожу. – Или смотреть, как твой отец пристально смотрит на Бета, чтобы тот не украл серебряные ложки за обедом. – Он усмехнулся. – Хотя я точно знаю, что мы с Майлзом намного искуснее в воровстве, чем все остальные… мммм… повыше. – Тихо прошептал он. Я улыбнулся и приподнял руки, повел по коже ладонями, до сосков. Бусинки были напряжены, и я знаю, он жаждал прикосновения к ним. Я медленно обвел ореолы большими пальцами. Пресытиться им было невозможно, он был как лакомство, самый любимый нежный десерт, который сколько бы ни пробовал - так и не наелся.
Я медленно привстал и опрокинул его на кровать, она была больше чем в студии и тут вполне могли уместиться все ребята, Шел выдохнул. Накрыл мои руки на своих сосках, и тихо простонал, нажимая на мои ладони.
За этот месяц мы с ним перепробовали столько всего и даже остановились на полу-агрессивных ласках, и выбрали почти нежный секс. Хотя ему нравилось, когда все начинается вот так - он немного провоцирует, а я потом полностью забираю инициативу в свои руки. Так и должно быть. Он для меня.
- Тони, хочу что-нибудь новое. – Я навис над ним и прикусил с силой сосок. – Мнгммм. Тониии…
А еще я понял, что молчание не всегда плохо, Ноэль говорит за двоих, но в тоже время только по делу.
Легкая пижама не скрывала нашего возбуждения, и я развел его ноги и прижался к паху своим членом. Он лишь обхватил меня ногами, я зализал укус и снова прикусил, сосок стал темно красным, а Шел дышал через рот, приоткрывая влажные пухлые губы. Закрыл глаза, темные ресницы с загнутыми кончиками заслонили от меня самые любимые глаза и я в отместку за это больно прикусил кожу под соском. Ноэль подкинул бедра.