Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

Это утро было первым в череде безмолвных, но окрашенных дружеским теплом и горячей страстью.
Мы с Ноэлем спустились на кухню после душа и еще одной порции ласковых прикосновений. Он не отходил от меня и держал за руку, как маленького, а еще я заметил блокнот у него в заднем кармане джинсов. Мой малыш говорил за двоих, но в тоже время умудрялся делать это так, чтобы я не заострял внимание на своем исчезнувшем голосе.
На кухне были ребята, что меня немного удивило, готовили завтрак в абсолютной тишине. Кот не участвовал, но перелистывал газету и что-то выписывал в тонкую тетрадочку. Я подошел к нему и посмотрел через плечо, нахмурился. На листочке в клеточку, не очень аккуратным почерком, были выписаны телефоны и имена.
Я ткнул в листок.
- Доброе утро, Тони, Шел, а мы вот решили завтрак приготовить. – Улыбаясь, поприветствовал нас Майлз, я проигнорировал и снова ткнул в тетрадку пальцем. А потом приподнял лицо Кота за подбородок и уставился в виноватые зеленые глаза.
- Тони… - в кухне стало тихо. Я приподнял вопросительно бровь. – Это не то, что ты подумал. – Тихо проговорил Кот. – Мы просто решили… раз мы больше не музыканты, то нам нужно чем-то заняться…
Я вздохнул.
- И мы не хотели, чтобы ты видел это сегодня. – Раздраженно проговорил Бет и стукнул Коту подзатыльник.
Я провел по первому номеру на листке.
- Это временная работа. – Печально пояснил Кот, опуская голову. Я невозмутимо взял газету и сравнил первый номер, объявление было о найме на должность помощника главы отдела маркетинга. Я прыснул, но так как даже смеяться мне было больно, я зажал рот рукой, а потом разорвал газету вместе с листком, обнял Кота.
- Тони, мы серьезно. – Марс нахмурился. А я отпустил Кота и взял ручку, написал на обрывке листка с телефонами.
- Если кто-нибудь из вас хочет работать, я обеспечу место, не нужно заниматься ерундой. – Прочитал Ноэль.
Я отложил ручку и сел на свое место, улыбнулся.
- Мы хотели как лучше, показать, что мы можем быть самостоятельными. – Проворчал Кот. – А ты даже без голоса способен командовать. – Возвел он глаза к потолку.
Я лишь покачал головой, передо мной на стол поставили тарелку с гренками и джемом, черный чай, и они расселись по своим местам. В глазах у каждого вопрос, только Ноэль смотрит с нежностью и мольбой, я знаю, о чем он молит меня. И улыбаюсь, откусывая кусочек тоста.
Сегодня у меня совершенно другое настроение, беспокоит, конечно, отсутствие голоса, но где-то там, далеко, это беспокойство. Я больше волнуюсь сейчас об этих оболтусах, которые вдруг захотели быть взрослыми.
Я отложил свой завтрак и взял блокнот из тонких пальцев Шел, начал быстро писать.
- Сейчас одеваемся, желательно официально, едем к моим родителям, а потом на очередную конференцию… - начал читать Ноэль. – Нет, Тони, сначала осмотр врача. – Я обернулся на него, у моего мальчика было очень серьезное лицо, я покачал головой. – Я сказал - врач, а потом все, что связанно с нашим будущим. – Твердо.
- О, смотрю, я и не нужен здесь, ты в прекрасных руках, Энтони. – Раздался голос Итона с порога. Я страдальчески возвел глаза к натяжному потолку. Они меня никогда не оставят, всегда будут рядом. Волнуются и это приятно. Их волнение делает меня по настоящему живым. Я ощущаю эти маленькие ниточки, которые связывают нас. И мою группу, и дядю, и моего любимого. Говорят, когда человек лишается какого-то органа чувств, он становится более чувствительным в другом. Я не могу выразить свои чувства словами, раньше я выражал их в песне, своим голосом, тембром заводя зал и порабощая сердца. Сейчас я могу лишь смотреть, получается ли у меня показать глазами, как я их люблю?
По улыбкам и сверкающим взглядам, я отчетливо понимаю, что они рядом. Понимают и осязают мою любовь.
- Привет, Итон. – Поздоровался с ним Ноэль.
- Привет. – В разнобой поприветствовали его ребята.
Он махнул им рукой и подошел ко мне, посмотрел пристально в глаза и удрученно проговорил:
- Разноглазая ты бестия, почему голос до сих пор не вернулся?
- Итон, он не сможет ответить на такой глупый вопрос, он же не доктор. – Проворчал Шел, и обнял меня за плечи, уткнулся в волосы. Было восхитительно видеть проявление таких эмоций.
- Это и так понятно, что ответить он не может, но думаю, что ответ он прекрасно знает. – Дядя улыбнулся. – Собираетесь в поместье? – я кивнул. – Отлично. У кого, ребята, есть права?
- Итон, мы не малые дети, у нас у всех есть права.
- У меня нет. – Шепотом проговорил Кот.
- И у меня. – Вторил ему Ноэль. Итон покачал головой.
- Самый здравомыслящий тут Марс, надеюсь, у тебя есть права?
- Есть и даже машина есть, если ты об этом, но мне кажется, на моей тачке в поместье благородного семейства Максвелл лучше не появляться. – Все рассмеялись.
- Да безразлично, какая у тебя машина, просто на моей всех не увезти.… - Я взял ручку и начеркал несколько слов, протянул Итону. – Я не могу говорить, но вполне могу везти машину, оставь парней в покое. – Прочитал Итон. – Тони, солнце ты мое рукастое, тогда быстро одевайтесь и поехали…. А то твой разлюбезный папочка будет волноваться. – Парни снова рассмеялись и засобирались. Бет начал мыть посуду, Марс помогать. Кот вскочил и утащил Ноэля и Майлза одеваться. – Пойдем, покурим? – предложил мне дядя.
Мы вышли на крыльцо, и я вздохнул, было все же как-то странно. Спокойно и безмятежно, как будто все, что было плохое, уже случилось и больше меня уже ничем не возьмешь.
Итон сел рядом и взял мои пальцы в свою руку, я обернулся на него.