Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

Когда флейта стихла, зал был также тих, как всю песню. Каждый из них понимал, что что-то происходит, но до конца все стало ясно, когда я облизал губы и убрал микрофон от лица. Голос пропал.
Я пытался улыбнуться, не выходило.
В тишине зала, я услышал слабый всхлип и удар инструмента о пол сцены. А потом объятия тонких ручек и тихий шепот.
- Тони, Тони, Тони… - это было последнее, что я запомнил, а затем грохнули аплодисменты. Овации. Сквозь слезы.
И горячие губы с привкусом соли на моих губах.
Я хотел его успокоить, но у меня дрожали руки, я хотел обнять его, но не мог сдвинуться с места. Меня заколотило.
На сцену выбежал Лоф и заорал в микрофон:
- А теперь сюрприз! «Baiser» и наша новая композиция «Цепи»! – Даниэль и Терри вышли сразу после Лофа, и оттеснили меня и Шел за кулисы, за ними выбежал Лис и Бисквит.
Я попал в руки Итона.
- Энтони, скажи мне, что это не то, что я думаю?
Я бы сказал, но лишь крепче прижал к себе плачущего Шел. Покачал головой. – Скажи мне! – проорал Итон. Я снова качнул головой, сжал челюсть и понял, что грим потек от слез разочарования. – Чертов мальчишка! – прошипел дядя, обнимая меня и Ноэля. – Чертов…
- Но карьеру ты свою красиво закончил, молодец. – Сквозь музыку услышал я голос. Обернулся. У двери в коридор с гримерками стоял мой отец. И что поразило меня до глубины души - мама. Она плакала и аккуратно промокала платком слезы. Настоящие слезы.
Я в шоу бизнесе с пятнадцати лет, они ни разу не приходили на мои концерты, я никогда не делился с ними своими успехами и поражениями, никогда.
Отец сделал шаг. Мои ребята, как по команде, встали рядом со мной и Шел, Итон тоже выпрямился и нахмурился.
- Я лишь хочу поздравить сына. – Тихо проговорил отец. Вдруг Ноэль оторвался от моего плеча и с зареванным, красным лицом повернулся к моему опешившему отцу и надрывно проговорил:
- Он не ответит, и пока он не сможет ответить, Вы к нему не подойдете! – я положил руку ему на плечико и наклонился, чмокнул в висок. Он обернулся, его трясло. – Тони, ты плачешь? – я кивнул. Ну, а что мне делать, малыш? – Тони…
Он кинулся ко мне на шею и накрыл мои губы.
- Ты заговоришь, я обещаю,… слышишь?
- Все, тихо, малыш, успокойся. – Оторвал его от меня Марс. – Мистер Максвелл, леди… простите наши манеры, мы просто немного в шоке.
- Я понимаю, молодой человек, и поверьте, точно также шокирован. Никогда не думал, что мой сын может работать до последней черты. Энтони… - но отца снова прервали. На сцене стихла музыка, и раздались аплодисменты. Через минуту рядом со мной строго проговорили:
- Я не намерен превращать твой концерт в мою презентацию, Мираж. – Марио.
- Спасибо, что спас ситуацию, я сейчас все объясню зрителям. – Дрожащим голосом ответил ему Кот.
Я остановил его и покачал головой. Повернулся и сделал знак Марсу выйти на сцену и закончить концерт умирающего цветка.
Он кивнул. А я прижал к себе вздрагивающего Кота и Шел.
- Может, поедем к нам и спокойно поговорим? – предложила мама. Я улыбнулся и снова, уже привычно, покачал головой.
- Я думаю, что разговор можно отложить на завтра. – Ответил ей Итон.
- Я вообще удивлена, что ты здесь, брат.
- А где мне быть, сестричка? В трудный момент для моего племянника, м? – ухмыляясь, спросил ее дядя. Мама ничего не ответила, а подошла ко мне и погладила по щеке. Кот и Ноэль отошли от меня вновь.
- Я знаю, тебе сейчас тяжело, я все же твоя мама, сынок. Пусть в решающие моменты твоей жизни мы не были рядом, но сейчас тебе нужна помощь и мы с твоим отцом окажем ее. – Я сглотнул ком в горле и прикрыл глаза, а она сделал то, что никогда не делала на людях, да и дома очень редко. Обняла меня и тихо прошептала. – Мы любим тебя и гордимся тобой, Энтони.
Я в шоке раскрыл глаза и столкнулся с какой-то странной нежностью в глазах отца.
Любят? Гордятся?
Невероятно, так мало, оказывается, нужно, чтобы семья раскрыла тебе свои объятия. Я, по-возможности нежно, убрал руки матери от себя и протянул свои, немного еще подрагивающие, руки к парням.
Мне ничего уже ненужно от семьи. Поддержка? Зачем, когда у меня есть те, кому я намного нужней и дороже. Любовь? Зачем, если у меня есть тот, кто любит меня просто так, а не за то, что я чего-то достиг. Уважение? Зачем, если у меня есть те, кто уважает меня, потому что я Мираж, а не мистер Энтони-Джаред-Саул-Кристен-Флоренс Максвелл.
Я обнял их всех и подошедшего Марса, и улыбнулся маме. Она лишь покачала головой. Мам, я слишком взрослый для твоих объятий, но и от помощи я не откажусь, мне ведь нужно куда-то пристроить весь мой детский сад.
Итон как будто понял меня и засмеялся.
- Попал ты, Джаред.
- Что ты имеешь в виду, Итон? – не понял отец.
- У тебя был один сын, а теперь у тебя семь сыновей, точнее, шесть сыновей и невестка… - Итон откровенно заржал. Мама нахмурилась, а потом тоже мелодично рассмеялась.
- Не обижай мальчика, Итон. И так, мы с отцом завтра ждем вас всех и тебя, Итон, в гости, будьте любезны одеться, соответствуя белой гостиной… - и вдруг она как будто очнулась. – Простите, привычка.
Я улыбнулся. Искренне.