Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:


Я прикрыл глаза и открыл душ, сполоснул парня и себя, накрыл его полотенцем и вынес в комнату. Положил на кровать. Он лежал, не стесняясь, и я снова, как много раз уже, залюбовался. Нежными линиями его тела, сосочками, руками с тонкими пальчиками, глазами, в которых был вопрос и нежность.
- Ты безупречен.
- Знаешь, я только сейчас понял кое-что. – Садясь и беря полотенце, тихо проговорил он. Он нежно начал вытирать меня, провел по бедру чуть влажной тканью.
- Что же?
- За эти две недели моей жизни в этом доме, я узнал столько нового. От дружеских отношений, до любви. От страха за кого-то другого, до страсти. Мираж оказался лишь образом, который совершенно не соответствует действительности. Ты чуткий и нежный, благородный и очень сильный. – Он уткнулся мне в живот и тихо продолжил. – Я так испугался тогда в клубе, когда ты стал таким отчужденным и насмешливо-дерзким. Я бы не смог быть с таким человеком… любить. Мне так хотелось, чтобы ты тоже чувствовал ко мне не только влечение. А сегодня я узнал, что ты потрясающий любовник и я согласен подождать. Ты только скажи, что мне нужно делать, я все сделаю для тебя, Тони.
- Мышка моя, ты уже делаешь все.
- Правда? – я улыбнулся и кивнул.
- А теперь, после такого насыщенного дня, нам нужно отдохнуть, мне кажется, что завтра прилетит Ворон.
- Ворон? – он отпрянул от меня и, смотря снизу вверх, с нотками металла спросил. – И зачем? – я рассмеялся.
- Во-первых, я сам его пригласил на беседу, он проигнорировал меня сегодня, но завтра я думаю явиться. А во-вторых, Ворон не в моем вкусе.
- А я?
- Шел, мышонок, что это ты сегодня напрашиваешься на комплементы? – он погрустнел. – Ты нравишься мне, мышь.
С этим мы легли в постель, и я отрубился почти мгновенно, прижимая к себе, пожалуй, самое дорогое, что было в этом мире.

Утро, как ни странно, началось тихо и спокойно, я аккуратно встал чтобы не потревожить Шел и спустился на кухню, где было тоже очень тихо.
Заварил ему кофе и подогрел круассаны с шоколадом. Для себя чашку чая и гренки с сыром. Все это водрузил на поднос и пошел наверх.
И вот идя по лестнице, я вдруг остановился и завис…
Я поймал себя на странной мелодии, потом эта мелодия обросла словами, и я прикусил губу, чтобы не запеть. Лоф бы удавился. Я стоял в халате, посреди лестницы, с подносом в руках, на котором был завтрак для моего… и вот на этой мысли я точно понял, что это не симпатия и не влечение – это любовь. Та самая любовь, о которой Лоф поет свою балладу, та самая любовь, о которой я грезил, но боялся раскрыться для кого-то. Та любовь.
- Вот же… - я влетел по лестнице и остановился около своей двери. Дверь чуть дальше открылась, и в коридор вышел Марс, он уставился на меня с открытым ртом.
- Тони, ты себя видел в зеркало?
- Нет, а что?
- Ты похож на сверкающую лампочку. Что-то случилось? - я улыбнулся шире.
- Да, Эндрю, но это я могу сказать только одному человеку.
- Тони… я, наверное, должен был сказать чуть раньше… - он стал серьезным и нахмурился. Но я не дал ему закончить.
- Марс, все, что я хотел - я уже знаю, и то, что не хотел - он рассказал мне сам. – Эндрю, шокировано смотрел на меня, а я открыл дверь и, балансируя подносом, вошел в комнату. Мой мышонок еще спал.
Я поставил поднос и подошел к музыкальному центру, нашел последний альбом «Baiser» и включил тот самый трек с балладой. Сильный, мелодичный голос Лофа плавно заполнил комнату. Я не фанат «Baiser», но иногда Лоф и Стоун выдают такое, что мне хочется вырвать свои зелено-синие пряди.
Я повернулся к проснувшемуся мышонку и, улыбаясь, тихо зашептал слова, делая медленные шаги в его сторону.
- Я люблю тебя. Я только что это понял. Как молния посреди голубого неба. И пусть она соединит нас навсегда. Прошьет насквозь. Твоя и моя любовь. – Дальше Лоф пел один, потому что Шел подскочил и, путаясь в одеяле, обнял меня и прямо в губы.
- Люблю тебя.
- И люблю тебя, Шел. – Нужно было видеть его лицо, он смотрел на меня и пытался дать себе поверить, боролся за это со своей слишком взрослой, рациональной сущностью. И я наклонился и накрыл его губы. Помогая решиться. Помогая самому себе и не отдавая отчет в том, что увяз в этих чувствах уже давно. С самого первого взгляда в эти необычные карие глаза. С самого первого поцелуя…