Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

- Она нашла меня, когда я уже понимал, что окружающий мир не чистый и красивый, что люди никогда не смотрят с нежностью, что я нужен только для того, чтобы срывать на мне зло. Она сама сказала, что она моя мама. И я пошел за ней, потому что верил, что она не обидит и не предаст. Сначала все было и, правда, так, но потом стало портиться, искажаться. Становиться наигранным. А я не домашний ребенок, я прожил в приюте долго, хотя, и не разучился быть нежным…. Она отдалилась, и в то время что я жил с ней, вышла замуж за хорошего, наверное, по ее мнению, человека, но он таким не был. Он стал невыносим. Жестокое чудовище. Полицейские сказали, что он убил маму из-за ревности, но это не было правдой, она застала его в тот момент, когда он почти изнасиловал меня, и попыталась защитить. – Он замолчал, а я похолодел от ужаса. Обнял его. – Но она была слаба, точно также как и я. И умерла, на мой взгляд, очень глупо. Его отправили в тюрьму, меня обратно в приют. Только в другой, а там директриса даже спрашивать не стала и что-либо объяснять, продала меня в первый попавшийся бордель. Но по какой-то причине я все равно был приписан к приюту и мог вернуться, хотя, особо не хотел жить там, мадам, которая содержала бордель, не нуждалась в жильцах, так что, я жил в приюте, не имея права ни на что. Все заработанное забирала мадам, а в приюте особо кушать нечего, так что моё увлечение музыкой и флейтой стало неким островом, чтобы не сойти с ума. А потом я услышал твой голос… - он снова затих.
- Как ты оказался у того мужлана? – тихо спросил я.
- Меня передавали из рук в руки… как вещь.
- Шел, ты понимаешь, что теперь, когда я все это услышал, я не смогу относиться к тебе как раньше? – я затаил дыхание и ждал реакции. Он медленно поднял личико и посмотрел на меня затравленным взглядом. А потом задрожал.
- Я понимаю.
- Нет, ты не понимаешь. – Тихо прошептал я в его ушко. И подхватил его на руки, понес в ванную, включил горячую воду и сел в ванную прямо с ним. Он непонимающе посмотрел на меня.
- Тони?
- Теперь ты поймешь на своей нежной шкурке, что такое забота Максвелла. И уж поверь, это тяжкое бремя. И как считает Бетховен, вообще, нереальная ноша для окружающих. – Он улыбался, а я был счастлив, что он это делает.
- Тони?
- Да.
- А ты когда-нибудь любил? Так, чтобы сердце замирало от одного вида человека,… потому что у меня замирает сердце от твоей близости.
- Нет. – Тихо прошептал я в его губы. – Но у меня очень давно был друг, он умер, когда я еще не мог оценить правильно влечение, и больше у меня не было друзей и близких сердцу. Я всегда считал его идеалом, пока не узнал Гранта,… а потом все эти эмоции перекрыл твой образ.
- Все же, тебе нравится Терри? – печально проговорил Шел и опустил голову.
- Ты слышал мою последнюю фразу? – прошептал я в его ушко, и зачерпнул горячей воды в ладони, облил его плечи.
- Да, слышал, но он намного красивей меня.
- Ну, малыш, это уже мне решать, правда?
- Да.
- Хочешь, завтра поедем туда, где ты никогда не был, только вдвоем?
- Это легко, я вообще нигде не был. - Улыбнулся он. И вдруг Шел стал серьезным, и уже другим голосом проговорил. – Тони, ты только, пожалуйста, не думай, что я хочу быть с тобой потому, что ты такой богатый и знаменитый, мне ничего ненужно, только ты. – Настала моя очередь вздыхать.
- Я так и не думаю. Ты просто не видишь себя со стороны. – Я взял мочалку и налил на нее гель для душа. – Если выбирать кого-то, то такого чистого ангела как ты.
- Я не ангел.
- Хм, а мне кажется, этот образ тебе подошел бы.… Шел… Ноэль, я хочу показать тебе, что не все люди такие как те, с которыми ты сталкивался все свои шестнадцать лет. – Он сначала сморщился, видимо от имени, к которому не привык, а потом открыл ротик.
- Ты знаешь, сколько мне лет, но откуда, в моем деле даты рождения и имени быть не должно.
- Мой дядя Итон занимается не то, что частным сыском, просто иногда работает на тех людей, которые хотят узнать что-то скрытое, я попросил его узнать о тебе. – Я увидел эту перемену сразу, он весь сжался и попытался оттолкнуть меня, но не справился и окунулся в ванную.
- Я бы рассказал, рано или поздно, но сам. – Прошипел он. Мне нравилось это, я просто сходил с ума. От податливого и нежного мышонка не осталось и следа. Он встал на колени по обе стороны от меня и, держась за бортики, пытался приподняться, и только с третьей попытки понял, что я его держу за талию. – Отпусти!
- Я слишком дорожу своей свободой, я слишком ценю все то, чего смог добиться, я не мог просто так пустить тебя в мой мир, не зная ничего или имея отрывочные сведенья. – Я говорил спокойно и смотрел в его темные, почти черные от гнева, глаза. – А рассказал тебе сейчас это все для того, чтобы ты не думал, что у меня есть от тебя секреты. Я рассказал тебе о своем друге детства, этого я не рассказывал никому, это моя боль, Ноэль.
- Не называй меня так! – воскликнул он. Шел тяжело дышал и утер злые слезы.
- Хорошо. – Я отпустил его талию. – Ты можешь сейчас уйти в свою комнату. Если желаешь этого.
- Нет, я просто не могу понять, для чего ты выпытал у меня подробности моей жизни, когда уже и так все знаешь. – Он смотрел на меня с вызовом, он так еще никогда на меня не смотрел. Заводило ужасно. Я же не люблю нежности, я обожаю, когда партнер может показать свои коготки, а этот мальчик сейчас мог, и мне это нравилось до дрожи в пальцах.
- Потому что мне нужна была правда, Шел. Правда, а не домыслы моего дяди.
- Он сказал тебе, что я шлюха, которая хочет выбраться в люди!? – и он просто сел мне на пах и закрыл лицо руками, разрыдался. А я обнял его и прижал к себе.