Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:


Он шокировано смотрел на меня и вдруг глаза наполнялись слезами, а бедра самопроизвольно поддались ко мне.
- Тони. Пожалуйста. – Прохрипел он. Я оперся рукой о кровать, а второй держал его тонкую ладошку у своего, бешено стучащего от всего сразу, сердца. Сделал плавный толчок в него и, не отпуская наш зрительный контакт, медленно проговорил.
- Ты мой. И я никуда тебя не отпущу. Никогда. Мой мышонок.
Он вскрикнул и вдруг обнял меня за шею, и сам поцеловал, а я уже не мог остановиться, делал сильные, размашистые толчки в его потрясающее тело. Через несколько толчков мой малыш оторвался от моих губ и выгнул спинку, сам поддался на мой член. Обвил ногами мою талию и протяжно застонал.
- Еще.
Мне, если честно, давно снесло крышу и я, уже не думая, подхватил его и опрокинулся на бок.
Сильно. Несдержанно. Всепоглощающе. Страстно.
В какой-то момент мой мышонок оказался сверху и то, что он творил - поразило меня. Ритмично, немного крутя попкой, сжимая меня внутри своего тела, он не издавал ни звука, а только дышал. Тяжело, на вдохе.
- Шел! – я обхватил его тонкую талию руками и немного затормозил. – Тише, мышонок, тише.
- Тони, я люблю тебя. – Слезливо, почти рыдание. И я только понял - парень в истерике, от того ли, что у него получилось просто заняться со мной любовью, от того ли, что он сверху, я сам не понял. Но притянул его к себе и, гладя по спинке, медленно покачивался. Чтобы не потерять ту ниточку наслаждения, что была между нами.
- Тебе хорошо? – если бы мои поклонники услышали это, это была бы новость года. Но мы были одни, и я мог вести себя как человек, потому что мне, черт возьми, было важно, что он чувствует, когда я в нем!
- Да. Пожалуйста, ненужно меня ненавидеть. Я не специально. Я не хотел, просто ты такой красивый, заботливый, добрый, мой… - с каждым словом истерика усиливалась, и он начал рыдать. – Не останавливайся… - прорыдал он мне в шею и сам насадился на меня.
Вцепившись мне в плечи, он приподнялся и начал двигать бедрами. Я такого никогда не видел, он плакал и стонал, двигался и пытался еще что-то сказать. Я мягко перехватил инициативу, и он снова оказался прижат ко мне.
- Тихо, я понимаю, тихо. Ты мое солнышко, мышонок мой, сладкий, тихо, вот так,… так хочу в тебя врываться сильней,… позволишь мне показать тебе, как ты мне нужен? – я пока не мог просто шлепнуть его или укусить. Мне казалось, что так с ним поступали все его бывшие насильники. Да, именно насильники, потому что назвать их его любовниками у меня язык не поворачивался.
Он поцеловал меня, прикусывая кожу на шее, и я принял это как знак согласия. Немного подождал и шлепнул его по нежной ягодице. Шел застыл.
Я не убрал руку с места удара и немного сжал кожу, подбросил бедра. Он шокировано раскрыл ротик и вдруг улыбнулся, наклонился и прошептал.
- Значит, слухи не врут? – я ухмыльнулся. Он был зареванный, красный от смущения, но шальные глаза блестели лукавством.
- Почти. – Я обхватил его ягодицы и стиснул, прижимая его к своему паху сильнее, и резче задвигал бедрами. Он не был узкий или тугой, но он подходил мне идеально.
И его глаза говорили о восторге. И я ловил каждую перемену на его лице после своих действий. И был обрадован, когда Шел запрокинул голову и гортанно застонал, кончил мне на живот.
- Сейчас - сейчас… - прошептал я, переворачивая его на бок и сходя с ума от пульсирующих стеночек. Я кончил в презерватив и накинулся на его припухшие губы, простонал в его рот. - Je t'aime, мышонок.