Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

К вечеру я уже готов был рычать. От постоянных слащавых улыбок, от «милых» взглядов, от девушек, которые точно знали, что я в них не заинтересован, от мамаш, которые как в древние времена расхваливали мне своих дочерей и их невинность. А одна даже набралась наглости и предложила мне в довесок к дочке еще и младшего сына, я прям так и встал, как статуя самому себе. За фасадом всех этих невинных прелестниц было столько похоти и желания оторвать хоть маленький кусочек Миража. Я знаю эти взгляды, я живу в этом сиропе.… Фу…
Я сморщился и выкинул оливку из бокала мартини.
- Устал? – тихо спросил меня дядя. Я стоял на балкончике в галерее, здесь было тихо, потому что это место не просматривалось из дома. И мало кто из гостей знал, что здесь существует такое уеденное местечко. Из гостей нет. А вот родные знали. Я вздохнул, и сделала глоток из бокала.
- Немного раздражен и строю план побега. – Я смотрел вдаль, там, в сумерках, был парк. Я помню, как играл в нем в далеком детстве. Каждую тропинку…
- Могу посодействовать, за умеренную плату… - теплая рука легла мне на поясницу, он всегда слишком откровенно касался меня, и его ничуть не беспокоит что я его племянник. Да и разница у нас небольшая, пять лет всего.
- Итон, не надоело еще?
- Ну, что ты, Энтони, я всегда с таким нетерпением жду вот такого сборища глупых девчонок,… чтобы увидеть тебя.
- Ох, ну конечно. И кстати, ты мне должен за то, что не сказал о том, что меня сегодня тут ждет. – Я поставил бокал на маленький столик и повернулся к нему, он не убрал руку, и она оказалась у меня на талии, дядя улыбнулся и встал чуть ближе.
- Если быть откровенным, я не знал. – Невинно улыбнулся он мне.
- Ну да, охотно верю. – Я вдруг стал серьезным, потому что он наклонился ко мне и зашептал.
- Как там твой малыш?
- Прекрасно. – Еще чуть ниже, а я смотрю в его глаза.
- Обожаю, когда ты так смотришь на меня. Прекрасно, говоришь? Очень симпатичный мальчик, но я уже сказал тебе свое мнение о нем. И, если честно, не понимаю тебя, Мираж. – Он не поцелует, я знаю, чтобы он там не испытывал - все это лишь флирт на гране стеба.
- Понять меня не могут, ужас. – Я улыбнулся и возвел глаза к небу. Рука на талии сжалась, а может, я ошибаюсь и поцелует. – Вообще, если по существу, он мне нравится, и я не могу сопоставить твои слова и то, что вижу. А вижу я перед собой мальчишку, повидавшего много горя и не разучившегося стесняться и краснеть. Плакать когда больно. И мне это нравится в нем, его беззащитность и нежность. – Я говорил, смотря в его глаза. Итон улыбался.
- Если не ошибаюсь, а я редко ошибаюсь, Энтони, он также симпатизирует тебе…
- Да.
- Хочешь приручить зверька? – я фыркнул.
- Давай не будем об этом, я попросил тебя достать информацию, ты достал, даже высказался, что раньше никогда не делал. Даже в той истории с Бетом ты не высказал свою точку зрения. Что изменилось сейчас? – он еще немного склонился и прошептал мне в ухо, обдавая меня теплым дыханием.
- Он так смотрел на тебя, а ты, я знаю, все замечаешь и улавливаешь, ты же знаешь, что он влюбился… и я знаю. Но…
- Итон, вот этого ненужно, мне уже не пятнадцать, когда я смущался твоих шаловливых ручек…
- И мне не двадцать, когда я дрочил на твои фотки…
- О, какие откровения, дядя! – шепотом воскликнул я. А он, наконец, набрался смелости, или просто уже созрел, впился мне в шею. – И что ты делаешь?
- Дурею.
- Это точно. Если папа или, не дай Бог, мама сюда заглянут в поисках нас, ты не отделаешь просто презрением… - его губы слегка прикусили кожу за ушком, и юркий язычок прошелся по мочке.
- Энтони, ты же знаешь, мне безразлично ее мнение.
- Знаю. – Тихо ответил я. А он поцеловал меня в скулу, прошелся губами к уголку моих губ. Я немного развернулся, чтобы тихо проговорить. – Глупо желать меня.
- Я не желаю, это называется похоть, хотя, кому я это говорю, ведь это я распространял эти глупые слухи о тебе, по твоей, кстати, просьбе и за этой ложью есть все же немного правды…. Любишь милых мальчиков, таких как Терри Грант и твой Шел. Обожаешь… и, к большому сожалению, взрослые дяди тебя не интересуют. Но платы за информацию мне мало… - он задышал чаще. Мне не было противно, было параллельно. Я хотел другого человека, не его.
Конечно, он мой родственник, но в детстве нам это не мешало, и я точно знаю, что испытаю с ним, но мне этого не хочется.
- Итон, мои секреты - это мои секреты, а твои услуги я уже оплатил круглой суммой.
- Раньше было по-другому. – Он отстранился и облизнулся. – Но я понимаю, я слишком стар… - мы засмеялись.
- Нет, ты просто слишком настойчив, вот и все, и эти твои попытки затащить меня бедного в постель просто ничтожны. – Высокомерно закончил я. Мы снова рассмеялись.
- Не хочешь, чтобы твой мышонок почувствовал себя ненужным и использованным? - я перестал улыбаться и стал серьезным, снова повернулся к парку.
- Я, кажется, влюбился. Впервые в жизни, Итон.
- Жаль слышать это. Но не по той причине, что ты влюбился, а по той, что это с тобой впервые…. Иди сюда. – Он притянул меня к себе и погладил по голове.
- Итон, мне тридцать и я уже не маленький, испугавшийся смерти мальчик.
- Это неважно. Кто-то должен пожалеть тебя, Мираж. И я рад, что эта почетная роль только моя. – Я расслабился в его объятиях. Не хочу вспоминать, как плакал на его руках, когда умер мой единственный друг. Не хочу вспоминать, как он жалел меня, когда у меня случился первый раз с парнем. Не хочу вспоминать, что в самые мои сложные моменты жизни он рядом. – И еще… когда ты скажешь ребятам о том, что теряешь голос? Когда онемеешь в конец? – строго спросил он. Я покачал головой, а он улыбнулся мне в волосы.