Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

Мы поднимались по лестнице на второй этаж. Я, когда покупал это помещение, был приятно удивлен наличию жилых комнат. Их здесь было семь. В одной я сделал библиотеку для Бета. Он тогда в восторге пропал на сутки. Обожает читать, «глотает» книги не смотря на размер и содержание. Я иногда с восхищением думаю, о том как же у него в голове все не путается.
У каждого члена группы своя комната, чтобы не мешали друг другу в те короткие передышки, которые я им устраиваю. У каждого свое пространство, которое они заполняют тем, что им нравится. Я знаю, что Кот все свободное место заставляет дисками. Фильмы, мультики, игры. Обожает вечером, если он конечно свободен, с тазом попкорна смотреть очередной кинематографический шедевр. У Майлза в комнате полно фарфоровых статуэток, я, если честно, немного не понимаю это хобби, но если ему нравится и он скупает их кучами, это лично его дело. У Бета идеальный порядок и стопки прочитанных и не прочитанных книг. Причем, он их разделяет каким-то особым способом, я однажды взял одну и положил не туда, ору было столько, что я зарекся приближаться к его книжным горам. Марс, пожалуй, самый безликий из нас, но я знаю, что ему нравятся открытки. Он тщательно прячет их в столе под нотными листками. Или в папке под матрацем. Скрытный, но в тоже время абсолютно открытый для нас. Это сочетание и привлекло меня в нем, когда я впервые увидел эти затравленные серые глаза и пальцы, судорожно сжимающие гриф гитары.
Я посмотрел на парнишку идущего рядом и улыбнулся. Он был взволнован и все время облизывал губы. Проходя мимо зеркала, которое висело на площадке второго этажа, я взял со столика новую гигиеническую помаду. И протянул мальчишке. Он остановился и не понимающе посмотрел на меня.
- Привыкай, завтра нас ждет поход по магазинам, ты должен выглядеть соответственно стилю группы. И со внешностью тоже будем работать. – Он кивнул и попытался спрятать помаду в карман. – Намажь губы.
Шел округлил глаза и несмело подошел к зеркалу. Я следил за каждым его жестом. Аккуратно разорвав упаковку, он открутил колпачок и поднес прозрачную помаду к розовым губам. Я застыл. Как змея перед флейтой факира. Наши глаза встретились в зеркале и Шел вздохнул, совсем тихо, но я стоял близко и услышал. Он провел помадой по губам, не разрывая зрительный контакт.
- Ты носишь линзы? – заканчивая меня гипнотизировать, неловко спросил он. Я очнулся.
- Нет. Полная гетерохрония радужек. – Он улыбнулся.
- Уникальное явление. – Шепотом проговорил он. Я улыбнулся и кивнул.
- Пойдем, комната не большая и, честно сказать, мы ее не использовали уже давно, раньше хранили там разные ненужные мелочи…
- Какие? – заинтересованно.
- Сломанные палочки и оборванные струны… шучу. – Мы как раз прошли по коридору до конца, я открыл дверь напротив своей. Как символично.
Занавески были опущены, и в комнате был полумрак, я нашарил включатель и нажал. Яркая лампа дневного света озарила пространство. Шел охнул. Да. В комнате была кровать и шкаф, письменный стол с компьютером и в углу стоял синтезатор.
- Нужно будет сказать Бету, он потом уберет его. Вообще комната не жилая, так что теперь она твоя. – Обои были нежно лилового цвета, уж не знаю, кому из нас пришла эта идея. На полу лежал на два тона темнее ковер, и белье на постели было сиреневым. А покрывало черным. Вообще создавалось впечатление будуара. – Можешь сделать с ней все что хочешь, расцветка не очень подходит для парня… - зачем-то сказал я. Шел повернулся ко мне и вдруг обнял.
- Спасибо. Я не ожидал.
- Ну, что ты, я же не мог постелить тебе на диване в студии.… Это место занимает Кот. – Он фыркнул и поднял на меня свои черные глаза, сейчас под дневным светом, или от того что он так близко, я увидел в них чуть золотистые искорки, как и в волосах. Красивый мальчик. Он отстранился. И немного не смело подошел к столу, провел по слегка пыльной поверхности. – Потом попросишь парней, они помогут убраться.
- Нет, я сам смогу. – Немного хрипло.
- Могу я задать тебе вопрос? – осторожно начал я. Он немного напрягся, но кивнул. Я облокотился на стену рядом с дверью. – Марс сказал, что тебя усыновили…
- Эндрю не знает и я бы не хотел, чтобы узнал. – Его спина была слишком ровной, я оттолкнулся от стены и мягко повернул его лицом к себе. Он был грустный.
- Они вернули тебя в приют? – он качнул головой.
- Не совсем. Миссис и мистер Стюарт усыновили меня, когда мне исполнилось двенадцать. Сначала это было похоже на сказку. Каждый ребенок в приюте мечтает о родителях. Каждый. – Он покачал головой и попытался отвернуться, я не дал. Приподнял его лицо за подбородок и четко проговорил.
- Что произошло, и почему ты оказался в другом приюте?
- Я не хочу отвечать на первый вопрос, а в другом приюте я оказался, потому что попросил об этом служащего в отделе по опеке. Она не сопротивлялась, им все равно, куда нас пихать. – Я чувствовал, как он напряжен, только не знал: это от разговора или от моей близости.
- Значит, Марс уверен, что ты живешь в семье, а ты голодаешь в приюте. – Он дернулся. – Я заметил, что он не просто относится к тебе как к товарищу по одному дому, а ближе. Зачем обманывать его? И, он мог бы помочь…
- Нет. Я сам могу позаботиться о себе. Я благодарен тебе, что ты предложил мне место в группе, я отработаю…
- Шел, я уже говорил, что мне важно как ты играешь, и что об отработке чего-либо речи не идет. И еще, я понимаю твою гордость и желание самостоятельности…
- Нет. – Снова немного нервно и отходя от меня на шаг, я отпустил его. – Дело не в этом. Ты же ничего не знаешь обо мне,… Я… у меня есть немного денег, и я сам… в общем… - он заметался, я видел, что мальчишка снова готов разреветься. Я нахмурился и поймал его за запястье. Притянул к себе.
- Тихо, успокойся. Ты зарабатываешь? – он судорожно покачал головой.
- Я играю на улице. – Немного печально. А я вдруг понял.