Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

В ресторанчике он растерянно просматривал меню и краснел с каждым пунктом все больше.
- Это похоже на ругательства. – Заключил он, откладывая папку с меню, официант рядом с нами пытался держать лицо. А мне это было ненужно, и я безмятежно улыбался.
- Так какое из этих ругательств тебе понравилось больше всего? – он пожал плечами.
- Главное чтобы туда не подмешали рыбу. У меня на нее аллергия. – Прошептал он, косясь на официанта.
- Значит, рыбу не подмешают. – Я быстро продиктовал парню что хочу. Исключительно на французском и он, сияя улыбкой, ушел за аперитивом. Шел все так же был слегка смущен. Этот легкий румянец невероятно красил его, делал каким-то неземным. А черные глаза, поблескивающие в неровном свете ресторанного освещения, были гипнотическими. И я понимал, что думаю только об одном. О его обещании мне.
- Тони, а ты знаешь французский?
- Да. – Он улыбнулся.
- Красивый язык. У нас был только немецкий, но преподаватель не очень хорошо знал английский, поэтому объяснял плохо. – Он снова смутился.
- Кроме родного английского и французского, я владею немецким и итальянским… бегло говорю на корейском. – Он приоткрыл губы.
- Серьезно?
- Моим образованием занимался отец, он не мог допустить, чтобы его единственный сын был неучем.
- А где ты учился? – любопытство в темных глазах мне нравилось, и даже то, что тема мне не нравилась, беспокоило не сильно.
- Abingdon school, школа-пансион для мальчиков.
- Пансион. – Задумчиво проговорил он. – То есть, ты там и жил?
- Да. – Он вдруг улыбнулся и тихо спросил.
- Для мальчиков, так вот откуда ноги растут?
- Ноги моей неопределенности в предпочтениях растут не оттуда. Там было скучно. Хотя, музыкальный класс мне нравился. У меня всегда был прекрасный голос, и преподаватель по вокалу, нанятый моей матерью, всегда был в восторге. – Я интригующе помолчал и продолжил. – Вот его ноги на моих плечах я помню прекрасно. - Шел вспыхнул.
– Мммм, а я просто случайно зашел в музыкальный класс и первое, что мне попалось в руки, была флейта. С тех пор я с ней не расстаюсь.
- Почему ты только сейчас решил пойти в студию?
- Сам не знаю, просто подумал, что даже такие самоучки как я кому-то нужны, а тот человек, посмотрев на меня, даже не стал разговаривать и посоветовал пойти поиграть на улице, для начала. Я не расстроился, а вот у лифта как подумал, что придется возвращаться ни с чем обратно, в убогую серую комнатку… - он замолчал, потому что нам принесли бутылку вина. Официант налил немного в бокал и подал мне, я сделал глоток. И кивнул. Он разлил вино по бокалам, удалился.
- Ты мне не расскажешь, почему тебя вернули в приют? – я знал, что не стоит задавать этот вопрос, но возможно именно сейчас он мне ответит.
- Это не лучшая тема для разговора, Тони. – Он не был искусен в плетении светской беседы, он просто сказал, что не хочет мне рассказывать, как умел. Я приподнял бокал с красной, как кровь, жидкостью и произнес:
- За знакомство. И за его продолжение.
- Так двусмысленно. – Но моего бокала чуть коснулся и отпил. Сморщил аккуратный носик и отставил бокал на столик. – Никогда не думал, что оно такое…
- Какое?
- Я думал оно вкусное, сладкое…
- Хорошо, давай возьму тебе что-то вкусное и сладкое.
- Нет. – Покачал он головой. – Я допью.
- Шел, вообще не обязательно его допивать. А то ты не сможешь выполнить свое обещание. – Он сразу понял, о чем я говорю, опустил глаза и убрал дрожащие руки под стол. Милый. – Почему ты стесняешься? Я имею в виду, при твоей жизни это как-то странно. – Он нахмурился.
- Я сам не пойму, если честно. Я когда понял кто ты, сразу смутился и продолжаю смущаться от каждого твоего слова. Мне все кажется, что ты набросишься на меня.… Прости. – Я тихо рассмеялся.
- Газеты, я уже говорил, не всегда пишут правду. А то, что пишут о звездах шоу бизнеса - это вообще большой салатник, где свежих и натуральных вещей очень мало.
- Ты принимаешь наркотики? – выпалил он.
- Хм… иногда я курю, но последнее время заменил все на табак. Сигареты тоже вредны, но зато меньше хлопот. А потом, есть причина, почему в «L'iris noir» есть правило – никаких сильных наркотиков.
- И почему? – с опять разгоревшимся любопытством спросил он. Я решил попробовать сыграть на его любопытстве.
- Я отвечу тебе, но ты мне потом тоже расскажешь то, что я хочу знать. – Он молчал долго, нам успели принести первое блюдо.
- Ладно. – Беря вилку для салата в руку, сдался он.
- Другую вилку, малыш. – Снова румянец и вопросительный взгляд, я мягко подвинул ему нужную.
- Спасибо.
- У Бета была зависимость, мы еле вытащили его два года назад. Теперь, серьезным наркотикам он предпочитает книги и музыку.
- Ты так просто об этом говоришь мне, совершенно чужому человеку? – он даже вилку отложил.
- Ты член группы и это значит семья. Тебе противно?
- Нет. Просто он выглядит совершенно нормальным…
- Если бы ты видел его совсем недавно, полгода назад, ты так бы не сказал.
- Тони, а это нормально? Ну, я хочу сказать, что вот он, бывший наркоман, кстати, я не верю, что они бывают бывшими, а его знает в лицо пол земного шара?
- Мы пытались это скрыть, как могли, так что это только в кругу группы. Тебя это шокирует? – я смотрел на него внимательно, он облизал губы.
- Я пробовал. – Я нахмурился, а он тут же замотал головой. – Нет, не тяжелые, курил, но мне совершенно не понравилось и я просто не понимаю, что может быть в этом хорошего… вот.
- Давай договоримся, никаких наркотиков, если трудно, не выдерживаешь ритма, устал, просто приди ко мне, и мы все это устраним. Пообещай мне, Шел.
- Обещаю. – Тихо, но твердо прошептал он.
- А теперь ешь. – Он снова взял вилку и наколол кусочек.
- Надеюсь то, что ты заказал, не было раньше обезьяньими мозгами?