Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

После обеда, я утянул его на крыльцо. Сел на лавочку и закурил.
- Мы куда-то пойдем?
- Да. Думаю, прежде чем начать твою карьеру, нужно разобраться со всеми хвостами.
- Ты о крыше? – я сделал затяжку, выпустил дым. Шел встал напротив меня.
- Да, о ней. – Он нахмурился. – Ты же понимаешь, что лучше это сделать до того как станет известно, что ты новый музыкант «L'iris noir».
- Тони, я никогда не расплачусь с тобой. – Я улыбнулся про себя. – Только если…
- Если ты сейчас предложишь мне себя, я не откажусь, но запомни – это будет не плата, это будет предложение, от которого я просто не смогу отказаться. – Он вспыхнул и сделал шаг назад.
- Я могу сделать что-то незначительное, но то, что ты примешь как мою благодарность за помощь? – тихо спросил он.
- Есть такая вещь. – Он опустил голову, облизал губы, я снова достал помаду и на этот раз притянул его за руку к себе. Затушил окурок. Раскрыл помаду и приподнял его лицо за подбородок, аккуратно нанес ее на его красные губки, он смотрел на меня, не отрываясь. – Хочу увидеть тебя всего. Покажешь мне? – я знаю, как сейчас выгляжу, как сумасшедший. Но я так хочу просто посмотреть на него голого, ничем не скрытого. Ни одного лоскутка.
Он судорожно вздохнул, глаза стали темнее ночи. И он проговорил не послушными губами, если бы он не был так близко, я бы не услышал.
- Хорошо.
- Прекрасно, Шел. – Я не кинулся на него прямо тут, я мягко дотронулся большим пальцем до его нежных губ и отстранился. Еще не время, малыш.
Эта сделка была куда сложней. Но некий парень, называвший себя «Доро», сначала просто презрительно смотрел на меня, потом, видимо уловив что-то знакомое, скривился и заржал. Он подумал, что я новый «папочка», но мне было все рано до этого субъекта.
- Сколько? – по-деловому, спросил я. Он заржал еще громче.
- Что, на флейте будет тебе играть? – не мог успокоиться он, Шел стоял рядом, бледный и с опущенными глазами. А мне почему-то было совсем не страшно. Я часто встречал вот таких людей, они не знают цену жизни, им кажется, что все на свете можно продать и купить. Но я не собираюсь учить этого малолетнего преступника закону бытия. Жизнь сама научит его, я просто хочу вырвать из лап этой швали моего мышонка.
- И это тоже. – Шел не двигался. «Доро» начиркал что-то на бумажке и отдал пареньку, тот передал бумажку мне, я хмыкнул. Жадный. – С условием, что ты забудешь его навсегда.
- Ты не в том положении чтобы ставить мне условие, Мираж, он тебе нужен, уж не знаю для чего, как подставка под член, или как что-то другое. Бери, я сегодня добрый. – Я про себя скривился и достал чековую книжку. – Наличные!
- Я же тебе не идиот, таскать такую сумму в бумажнике. Ничего, пошлешь одну из шлюшек, принесут.
- Ты такой дерзкий. – Я выписал чек, отдал мальчишке, тот тут же передал его «Доро». – Может, трахнем его вдвоем напоследок? – на самом деле меня даже не впечатлил этот разговор… вот до этого момента.
Я взял Шел за руку и потянул к выходу из этого дома, на улицу, где сегодня светит солнце и облака, такие белые и пушистые. В след нам неслось ржание недалекого идиота, который только и может, что топтать не разбирая.
Когда мы сели в машину, Шел отвернулся от меня и молчал.
Я остановился рядом с ресторанчиком, я тут ужинал с Терри, почему бы не продолжить традицию и, возможно, мой мышь снова начнет улыбаться.
- Вылезай. – Тихо сказал я. Он обернулся, глаза такие затравленные, влажные. – Шел, пойми, нам нужно было, чтобы этот «Доро» думал именно так.
- Мне все равно, что думает «Доро». Что ты теперь обо мне думаешь? – и в этом вопросе было вся его боль, стыд, страх, неуверенность. Я обнял его и притянул к себе.
- Я думаю, что ты… мышь. – Он вскинул голову, и вдруг разревелся, как тогда, в лифте. Беззвучно, но сильно, слезы были такие крупные, как будто он копил их очень долго.
- Только Эндрю однажды так мне ответил на этот вопрос… - всхлипывая через слово и икая, проговорил он.
- Вот видишь, значит можно все вычеркнуть и просто жить, жить для себя, а не для того, чтобы ублажать других.
- Тони, но тебе ведь…
- Ну, спасибо. – Я отпустил его и убрал руки, отстегнулся и вышел из машины. Он тут же вылетел за мной.
- Тони! – я облокотился о капот. – Прости, я не это имел в виду… просто… - он тяжело дышал и все еще плакал. А я вдруг подумал, что он ведь еще совсем ребенок, а я тут… Я притянул его в объятия и в волосы выдохнул.
- Я никогда не буду принуждать тебя.
- Ты не понимаешь, дело не в этом, просто, секс для меня как рутина, понимаешь, то есть я хочу сказать… раздвинул ноги - трахнули – свободен. Я жил по такой схеме долго, и поэтому никак не смогу реагировать как-то иначе… я просто… это… - он застыл. Во время его монолога, я прижал его еще сильней и просунул руку между нашими телами, погладил пальцами его ширинку. Он открыл рот, но сказать ничего не смог, его тело реагировало на меня. Он вспыхнул как спичка и вжался в меня, спрятав лицо на плече.
- Я покажу, что бывает по-другому, малыш. – Мягко проговорил я в волосы пахнущие лимоном. – Будет хорошо…
Он был возбужден, сильно, и неосознанно уже сам терся об мою руку. Тихо застонал.
- Энтони…
- Все дома, а сейчас я хочу покормить тебя чем-нибудь экзотическим. – Когда я чуть отодвинулся, он округлил глаза и, открыв дверцу машины, выхватил с заднего сидения куртку. Прикрылся. – Пойдем?
- Мираж, ты искуситель… рррр! – зарычал он, но, поправив под курткой ширинку, вскинул голову и улыбнулся. Ярко. Так, что я несколько секунд просто любовался этой улыбкой.
Мой малыш.

Глава 7.
Первый контакт.