Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:

Мы вчетвером вернулись в студию, я подтолкнул Шел к высокому стулу, который мы специально притащили для него. Он сел и внимательно посмотрел на меня.
Я же задумался. Чего я собственно хочу? Понятно, что в физическом смысле – его. Но тут другое…
- Тони? – Марс непонимающе смотрел на меня.
- Начнем, пожалуй, сначала, но я хочу чтобы Шел сыграл мне вступление. – я сел на диван и снова взял ноутбук. – Скажем, седьмого трека, Майлз, где распечатка? – Рей подал листки Шел, тот просмотрел и закусил губу. – Что? – спросил я, видя его сосредоточенный взгляд.
- Ничего, мне нужно тоже немного настроиться… все же. – Смущенно проговорил он.
- Ты когда-нибудь играл нечто подобное? – он покачал головой. Я нахмурился. – Так, без нервов, просто закрой глаза и представь, что это не репетиция, а ты просто играешь для себя. А теперь посмотри на распечатку…
И он заиграл, да, мелодия была немного дерганная, ребята тоже нервничали, но Майлз ударил как раз в тот момент, в который должен был. Бетховен и Марс подхватили, Кот вступил последний. Я прислушался.
Звучало по-новому, но не так…
- Стоп! – взмахнул я рукой. Все смолкло.
- Чего тебе не понравилось? – вдруг спросила Ад. – По-моему здорово звучало и Шел влился органично… разве нет.
Я молчал, потом резко повернулся к ней, вытащил из кармана карточку и строго проговорил.
- Так, едешь по этому адресу, попросишь Ханну из отдела маркетинга и скажешь, что я велел ей за тобой присмотреть, она поймет. А теперь – вон! – девушка побледнела и почти выбежала из студии. Я набрал номер. – Хан, привет, сейчас к тебе подъедет девушка по имени Аделаида. Да. Присмотри, устрой и загрузи ее так, чтобы она приползла вечером и упала спать. Спасибо. – Я нажал на сброс, обвел взглядом ребят. - Что было не так?
- Непривычно. – Майлз.
- Нежно. – Кот.
- Странно. – Бет.
- Марс? – спросил я. Он молчал, отложил гитару.
- На самом деле, да, непривычно и нежно, но дело тут не в этом. Просто Шел не знает наш репертуар и не слышал как ты поешь в живую… Мне кажется в этом дело. Может, одну из песен мы просто исполним для него в живую. – Шел сидел бледный, флейта в руках подрагивает. Я встал, подошел к стойке с микрофоном.
- Тогда эту же…
- Раз, два, три… - начал Майлз. Я пропустил вступление и запел. Все равно мне казалось, что в самой музыке что-то не так, с флейтой было мягче. Я прикрыл глаза и на припеве вдруг услышал это, он вступил и ребята смолкли, я пел только под флейту. Открыл глаза и столкнулся с абсолютно черными глазами Шел. Он играл для меня, пел вместе со мной. А я тонул, тонул в глазах напротив и понимал - не выберусь. Как только мы замолчали, и отзвучало последнее эхо мелодичной трели. Он облизал пересохшие губы, а я достал гигиеническую помаду из кармана джинсов и протянул ему. И снова был зачарован этими неторопливыми движениями рук. Он мягко улыбнулся и отдал мне помаду.
И вот тут очнулись ребята.
- Тони, это было просто супер! – Кот.
- Надо сделать запись! – Майлз
- Отыграл прекрасно! – Марс.
- А я записал! – Бет.
Все уставились на него. Я кашлянул.
- Молодец. Ставь. – запись действительно была прекрасной, именно то, что я искал, Шел играл именно так как нужно. Придавая песне там, где еще играли ребята, что-то новое. Как ветерок. Нежное. А когда ребята смолкли и мы остались вдвоем, я прикрыл глаза и слушал нашу музыку. Как два голоса. В тишине студии. – Это мне нравится. – Честно проговорил я, смотря в блестящие черные глаза. – Так, проигрываем ее еще раз, вступаешь на том же месте, без меня. – Я снова кашлянул. – Записываем и прогоняем еще пару раз до автоматизма. Вперед.
К обеду мои парни устали и начали уже возмущенно сопеть. Кот два раза поменял струны, а Майлз один раз палочки.
- Мираж, все, мы - трупы. Мы на концертах столько не играем! – в один голос почти возмутились они, Шел молчал, только немного поерзал на стуле.
- Я курить хочу…
- Тишина. – Они смолкли. – Сейчас перерыв на пол часа, потом прослушка, и обед, после обеда у меня и Шел дела. – Шел удивленно вскинул голову. Я улыбнулся. Он покраснел. И о чем подумал интересно? Хотя, о чем бы ни подумал, все равно угадал. Ребят сдуло, лишь он слез со стула и присел рядом со мной.
- Тебе правда нравится? – тихо спросил он.
- Если бы не нравилось, я бы так и сказал, ты еще не привык к нам и это мешает тебе сосредоточится. Или же тут дело в другом? – он опустил голову, но я успел заметить улыбку.
- Наверное, в другом. – Я чуть съехал с дивана, так, чтобы было удобней разглядеть его выражение лица, и скользнул ногой по его бедру. На щеках мальчишки появился румянец. – Тони…
Но я не стал слушать, резко дернул его на себя и посадил себе на бедра. Шел замер с широко раскрытыми глазами. Яркие губки. Дышит тяжело.
Я медленно провел ладонями по его бедрам. Он закусил губу и наклонился немного.
- Расслабься, у нас есть почти двадцать минут. – Он прыснул.
- Да, за двадцать минут можно столько всего успеть…
- Очень многое. – Я оставил руки на его бедрах и просто поглаживал пальцами, сам не пойму, но мне нравилось, что он так близко, что не дергается. Видно было, что он тоже устал, но в то же время ему чертовски хочется, чтобы я не останавливался, я вижу. – Например, я могу поцеловать тебя.