Вы здесь

Флейта

Страницы

Все страницы:


- Кот, мне иногда кажется, что ты дикарь, незнающий для чего предназначен нож и вилка. – Он отбросил нож на стол и искромсанный батон хлеба, который выглядел так, как будто взорвался. Я вздохнул, кот проплакал.
- Тони, я научусь, отрежь мне кусочек, а? – я взял нож и другой батон.
- И как ты живешь, когда я уезжаю к родителям?
- Майлза запрягаю. – Ухмыльнулся он. И поставил две чашки на стол, положил в них пакетики чая и налил кипяток. С этим он справился и я улыбнулся.
- Еще две налей, для Шел и Аделаиды. – Он кивнул, но я видел, что он что-то хочет спросить. – Кот, спроси уже, а то ведь не выдержишь и ляпнешь прямо при ней.
- Что это было в ванной, когда я зашел?
- И я тоже хотел бы знать на это ответ, но, к большому сожалению, не знаю.
- Тони, ты меня знаешь, я чувствительный зараза, и я хочу тебе прямо сказать, она мне не нравится. Не потому, что она слишком язвительна и груба, а потому что она… как бы помягче… гнилая. – Тихо закончил он. - Мы многое прошли в тех местах, где нам суждено было прожить детство, но никто из нас не потерял человечность и нравственность. Я понимаю, что ты хотел как лучше, но я тебя прошу, избавься от нее. – Он отвернулся к окну. Кот редко бывает так откровенен, в основном он пользуется иным сценарием поведения. Серьезным он бывает еще реже, а сейчас он серьезен и ему самому же и неприятно от этого.
- Я хотел предложить ей вакансию в журнале. – Он повернулся.
- Это твоя репутация, Мираж.
- Возможно, пожив самостоятельной жизнью она станет прежней, ведь прошло всего полгода с того момента как она попала в приют. – Тихо проговорил я. Кот хмыкнул.
- Слабые люди ломаются за месяц. Потом ими движет лишь злоба. И месть всем, кто не пришел раньше, не смог защитить, не подал руки. – Он смотрел на меня своими пронзительными зелеными глазами, и в них была такая сильная неприязнь. – Шел другой. – Сказал он вдруг с улыбкой. Я выдохнул и повернулся к двери в кухню. Мой мышь, стоял и топтался на месте, не решаясь войти. – Доброе утро, Шел! – воскликнул Кот.
- Проходи, будешь чай? – улыбаясь и рассматривая его, спросил я. Он надел черные джинсы и серую футболку, на ногах кроссовки. Я присмотрелся к футболке и выругался про себя. – Шел, что это? – спросил я тихо, пока Кот наливал чай и ему.
- Моя футболка, я подумал, что те, что мы купили вчера слишком красивые и новые, и… - он замолчал, увидев мой взгляд.
- Сейчас завтракаем, а потом я лично выкину все твои старые лохмотья.
- Тони, это моя одежда. – Он не спорил, он просто не мог понять такую очевидную вещь, как забота. Я отложил нож и обнял его, Кот тактично вышел из кухни.
- Я прошу тебя забыть то, как ты жил до того момента как я затянул тебя в лифт в студии. Я не могу смотреть на эту серость. – Прошептал я. – И хочу, чтобы твои глаза светились радостью.
- Этого можно добиться и в старой футболке. – Заметил он. В кухню ввалился сонный Марс.
- Доброе утро. – Зевая. Он открыл холодильник и взял пакет сока, открыл и приложился к нему, сделал судорожный глоток.
- Так, я сколько раз повторять должен – манеры! – Шел подпрыгнул в моих руках.
- Мираж, я пить хочу, а стакан далеко, я что, должен сдохнуть от жажды, но соблюдать все правила. – Совершенно спокойно. Я отпустил Шел и подошел к шкафчику над мойкой, достал стакан и поставил на столик.
- Специально для жаждущих.
- Ты всегда такой нудный с утра, я думал, что мышь тебя смягчит. – Весело поддел Марс. Вернулся Кот, таща на буксире Бета.
- Так, сели все завтракать. Где Майлз?
- В ванной. – Ответил Бет. – Доброе.
- Привет. – тихо поздоровался Шел.
- Так, садись. Чай? – опять спросил я.
- А кофе нет? – так же тихо спросил он. Все на кухне застыли и даже Майлз замер на пороге. Я не люблю кофе. И у нас его просто нет.
- Ты любишь кофе?
- Только утром. Вкусно. – Ребята переводили взгляды с него на меня. Я улыбнулся.
- Давай сегодня чай, а завтра я попрошу у Терри кофе, он без него не может. Глушит литрами на пару с мужем. – Шел округлил глаза.
- Мужем?
- Да, Даниэль Стоун. – Мечтательно от Марса. – Великий гитарист.
Все засмеялись, в кухню вошла Ада. Я видел, как Кот встает и уступает ей место, а сам садится ближе к окну. Завтрак прошел в дружеской обстановке и Шел снова немного расслабился, улыбался. А я, на пару с Марсом, то и дело подкладывал ему еще бутерброды или подливал чай. Он благодарно улыбался.

- Одень вот эту. – Я вытащил из шкафа черную футболку в упаковке. Ребята сейчас настраивались, Ада была с ними внизу в студии, так что мы были одни в его комнате.
- Только не выбрасывай мои вещи. – Попросил он, раскрывая упаковку. Я хмыкнул и отвернулся к окну. – Я все, можем идти.
Я не двигался, и он медленно подошел ко мне. Я повернулся и тихо проговорил.
- Я хочу еще кое-что сделать.
- Что? – я наклонился и поцеловал его. Он судорожно вздохнул и обнял меня за шею, встал на носочки. Я обвил его тонкую талию и проклинал время, которого у нас нет, потому что репетиция это очень серьезно, а репетиция с новым членом группы – это еще серьезней. Но сладкий ротик, который порабощал меня, не давал думать. Я немного приподнял его и он, совершенно не стесняясь, обвил меня ногами. Руками зарылся в мои волосы.
- Тони, нам нужно идти. – Сознательный ребенок.
- Да, но мне совершенно не хочется отпускать тебя. – Он улыбнулся.
- Но придется.
- Ты иногда невозможен просто. – я аккуратно поставил его на пол, но не отпустил, Шел прижался ко мне на мгновение и отступил. Черные глаза сверкают.
- Тебе же нравится, что я такой весь неоднозначный? – я ухмыльнулся и снова поцеловал его, слегка прикусывая губки.
- Да.