Вы здесь

Ангельская жизнь

Страницы

Все страницы:

Мы поужинали, мило болтая. Я обожаю, когда Рафаэль в таком игривом настроении, когда он улыбается и гладит мои пальцы, когда по его взгляду можно понять, что после последнего крылышка меня ждёт десерт.
Обожаю его.
- Люци… можно сегодня я сделаю всё сам? – немного застенчиво спросил он меня, когда мы перебрались на постель. Я улыбнулся. В полумраке его волосы отсвечивали серебром, косичка от виска плавно покачивалась, и пёрышки мягко щекотали мне руку.
- Сделай, – я не собирался спрашивать, что он хочет делать, если он захочет, я предоставлю ему своё тело. Но я знал, он не этого хочет. Я не могу читать его мысли как раньше, но я вижу по глазам, по жестам. Он просто хочет доставить мне удовольствие. Извиниться за свой поступок. За свидание с этим… рррррр.
Видимо, моё лицо слегка перекосило.
- Люцифер? – озабоченно и стягивая с меня футболку.
- Ничего, я просто вспомнил кое-что.
- Не думай ни о чём. Просто наслаждайся, – прошептал он. И тонкие пальцы справились с моей молнией на джинсах. Я приподнял бёдра, и он стянул с меня их. Устроился между моих ног и наклонился, поцеловал меня вниз живота, провёл язычком чуть ниже и кончиками пальчиков по соскам. Я задышал чаще, и все мысли вылетели из головы. Рафаэль нежно, не торопясь, вобрал в рот мой член и мягко сдавил губами. Я откинулся на спину. Он делал медленные движения языком внутри своего горячего ротика и плавно провёл руками по бедрам. Эта плавность была восхитительна. Отстранился и, обхватив мой член рукой, начал в том же темпе ласкать, а вторую руку завёл назад и тихо зашептал.
- Я сам сегодня, хорошо? Всё сам… - прервался на несколько секунд, плавно вводя в себя пальцы и готовя для моего проникновения. - … хочу, чтобы тебе было хорошо.
Я не ответил, просто протянул руку и погладил его по груди, задевая сосок. Мой Ангел чуть прикусил губу, он очень чувствительный. Особенно после шоколада.
Рафаэль медленно убрал руки и плавно сел мне на бёдра. Я протяжно застонал, и он вторил мне.
Мы двигались навстречу друг другу, я нежно гладил его бёдра, а он сжимал меня в себе и покачивался.
- Я не хочу, чтобы ты мстил ему. Прошу, оставь его в покое.
Я застыл, меня просто пронзила молния бешенства.
- Рафаэль… - чётко, но тихо. – В постели со мной никогда не говори о другом мужчине! – последнее я заорал, опрокидывая его на простыни и резко входя, продолжая рычать. – Никогда не напоминай мне о тех, кто даже твоего взгляда недостоин! – сильный толчок, он выгибает спинку и кричит.
- Люблю!
- Только меня! – толчок. – Меня и больше никого!
- Дааааааа! – протяжно стонет он и кончает себе на живот. Я делаю ещё несколько толчков и кончаю в него, в моего любимого братика.
Ночью я не выдерживаю и встаю, иду на кухню. Я редко это делаю, мне вообще это не нужно, но это за три года стало каким-то ритуалом. Щелчок и я прикуриваю от пальца. Эта какая-то земная привычка этой оболочки. Как я скучаю по своему телу. Нет, мы очень похожи на прежних себя, но не во всём.
Но подумать мне нужно о другом. Я хочу уничтожить этого Нильса. Так сломать его, чтобы он никогда не смел больше подойти к Рафаэлю. Завтра я посмотрю, что можно с этим сделать…

Мы сидели на своих местах, Рафаэль смотрел в одну точку, я злился. Причина этому только что подходила и предложила Рафаэлю встречаться. Я еле сдержался, чтобы не поджарить его при всех. Чтобы он горел ярким пламенем, как факел, вечно. Чтобы не мог кричать, и в его мыслях только и прокручивалась картинка его смерти от моей руки.
- Люци… я… - я не могу допустить, чтобы с моим братом был кто-то другой. Я не могу убить этого нахала, потому что пообещал брату этого не делать. Но я не могу сдержать свою суть. Я не могу позволить Рафаэлю даже думать о том, что он может уйти. Я не могу оставить в живых этого человечка. Я хочу ему смерти. Я имею право убить его, он посягнул на мою собственность. На мою любовь. На моё сокровище. На моего Рафаэля. На моего брата. – Я никогда не соглашусь на это, – выговорил Рафаэль, беря меня за руку под партой. Он пытался посмотреть мне в глаза, но мой взгляд был непроницаем, я это знал. Чем злее я становлюсь, тем меньше эмоций проявляю. Моя суть огонь. Я слишком страстный и слишком Дьявол, чтобы оставить всё как есть.
- Рафаэль, – проговорил я шипяще. – Он умрёт.
- Люци, пожалуйста, просто забудь, прошу. Давай просто забудем о нём, – часто зашептал мне в плечо мой любимый брат. – Я прошу тебя. Прости, прости меня.
- Ты здесь не при чём.
- Люци, я дал ему повод, согласившись на встречу и приняв цветы. – Которые я, кстати, благополучно выкинул в ведро.
- Ты тут не при чём, мой сладкий Ангел, – я повернулся так, чтобы видеть Нильса. Тот сидел и выглядел довольным, видит, что мы о чём-то шепчемся, и, наверняка, думает, что ругаемся. Человечишко. Мёртвое. Никчемное.
- Люцифер, я прошу…
- Нет.
- Он…
- Умрёт.
В синих глазах брата стояли слёзы, но он понимал, что я говорю серьёзно. И лишь тихо шептал и умолял меня оставить ему жизнь. Оставить этому никчемному отродью жизнь?
Ещё чего!

Перо восемь.
Ангельская память.